Общество

Александр Запесоцкий: Нас изучают китайцы

Наш колумнист профессор, ректор СПбГУП рассуждает о том, стоит ли перенимать чужой опыт
Александр Запесоцкий: Нас изучают китайцы.

Александр Запесоцкий: Нас изучают китайцы.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Нас изучают китайцы. Они давно нас изучают, но кое-что изменилось. Раньше мы считались учителями. Теперь осматривают как больных, чтобы не повторять наших ошибок: «Если делать, как русские, погубишь свою страну».

«Мандарины не растут севернее реки Хуанхэ»,- рассказал несколько лет назад у нас в университете на Лихачевских чтениях китайский академик Ли Цзин Цзе. То есть, растут, конечно, но есть их нельзя. Посадишь одно и то же на южном берегу – плоды сладкие и большие, на северном – маленькие, горькие и пахнут скверно. Эстетика производства крестьян не очень волнует, но на северном берегу мандариновые рощи даже выглядят иначе – пародией на южную поросль. И всего-то разница – реку переплыть. Но на разных берегах – разные условия...

Смысл древней мудрости не сложен: нельзя механически перенимать чужой опыт и игнорировать собственные конкретные условия, иначе даже прежние преимущества могут исчезнуть.

Уже название доклада китайского коллеги звучало приговором российским реформам последнего столетия: «Заимствование западной культуры: нельзя допускать отклонений как ''влево'', так и ''вправо''». В СССР, по мнению академика, имел место левый уклон: все капиталистическое отрицалось, рассматривалось как зло. Хотя многому у Запада стоило поучиться. Да и противоборствовать, враждовать было ни к чему.

Сегодня в России торжествует правый уклон. Якобы, все, что происходит на Западе, следует механически копировать. И снова – провал. Дело в том, что вчерашний, сегодняшний и завтрашний дни тесно связаны между собой, их нельзя произвольно делить. Люди могут осуществлять преобразования, творить, но исторически сложившуюся культуру нельзя разрывать на отдельные фрагменты, бездумно ликвидировать какие-то части. По мнению китайцев, игнорирование собственной культуры влечет за собой суровое наказание. И приводят в качестве примера свою «культурную революцию». Наша «наивная демократизация» - ее аналог в ряде отношений, а наши доморощенные «либералы», по их словам, - «больные правым уклоном».

«Либералы», господствующие в российских СМИ, уже много лет навязывают нам идеологему: «демократическая система по западному образцу непременно дает развивающимся странам процветание». Но это нигде не подтверждается на практике. Один из наиболее характерных примеров – Южная Корея, где потрясающие экономические успехи были достигнуты при диктатуре военных, а переход к демократии замедлил экономическое развитие. Из этого не вытекает, что демократия – это плохо, что к ней не надо стремиться. Просто она эффективна там, где условия вызрели в ходе исторического развития.

Китайские ученые убеждены, что попытка перенять западную систему мгновенно, без соответствующей экономической основы и культурной традиции, - «не только фантастика, но и авантюра». Может быть именно благодаря такой философии Китай уже много лет и демонстрирует стабильно высокие темпы экономического роста.

Четверть века наши «интеллектуалы» либерального толка распевают идеологические мантры об универсальности западного опыта. А универсальности этой как не было, так и нет. Китай за то же время не только накормил свои без малого 2 миллиарда голодных граждан, пересадил их с велосипедов на автомобили, но и стал мировым центром производства, а затем и высоких технологий, предлагая нам теперь свое «импортозамещение». Там никому не приходит в голову ни разрушать свою академию наук, ни заменять свои традиционные ценности заграничными. Труд, дисциплина, ответственность у китайцев в почете, а многие западные «свободы» под сомнением.

Глава крупнейшей госкорпорации рассказывал мне о своем диалоге с министром экономического развития на заседании Правительства России. У того в докладе отсутствовал раздел промышленной политики. В ответ на высказанное в этой связи недоумение министр сострил свысока: дескать, мы живем в постиндустриальном обществе, какая уж тут индустриальная политика? Лично он, возможно, в этом обществе и живет, теперь руководя крупнейшим банком, но остальные граждане страны оказались в обществе доиндустриальном. Советский Союз в пору своей кончины производил ежегодно 60 тысяч станков. Сейчас Россия производит 3 тысячи. Остальное, что нужно, закупаем за рубежом. Точнее – закупали, в основном в Германии. И как теперь осуществить «быстрое импортозамещение»?

Один выдающийся по расходованию госбюджетных средств университет недавно провел конференцию под заимствованным из сексологии и перефразированным названием: «Культура имеет значение» (в оригинале: «размер не имеет значения»). Пригласили докладчика за огромные деньги – умного американца. Тот рассказал, что реформы-то у нас правильные, только народ для них непригодный. По его мысли, нам надо заменить народ.

Идея впечатляет. По части замены народа опыт у американцев огромный. Когда-то, ворвавшись на территорию, которую они теперь считают своей, эти ребята перебили и сожрали 100 миллионов бизонов, между делом перестреляв 7 миллионов индейцев. Теперь, судя по высказываниям своих госсекретарей, навострили лыжи в Сибирь и на Дальний Восток. Нация, построенная на чужой крови. Хотим ли мы повторить судьбу американских индейцев?