2016-08-24T02:23:53+03:00

7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже

Инициаторы акции «Последний адрес» рассказали, где в нашем городе забирали, держали и расстреливали жертв репрессий
Поделиться:
Комментарии: comments12
Сквер Декабристов и СИЗО № 1Сквер Декабристов и СИЗО № 1Фото: Дмитрий МИХЕЕНКО
Изменить размер текста:

Человеческая память коротка, и сегодня мало кто из пермяков вспомнит, что было в том или ином месте города полвека назад. Тем более что интенсивная городская застройка, начавшаяся в 60-х годах прошлого века, кардинально перекроила карту Перми к нашим дням.

А, между тем, многострадальная Пермь в XX веке пережила ожесточенную бойню Гражданской войны, Красный и Белый терроры, насильственные стройки индустриализации и в полной мере испытала витки сталинских репрессий. Сколько за все эти годы сгинуло людей - сегодня не скажет никто. Общество «Мемориал» называет только цифру в 7,5 тысячи пермяков, распрощавшихся с жизнью на гребне «Большого террора» 37 - 38 годов.

Эти, в подавляющем большинстве несправедливо осужденные судами-тройками, люди нашли свой последний приют на 12 километре Московского тракта близ Екатеринбурга (тогда Свердловска). Там были расстреляны и погребены около 20 тысяч репрессированных. Сейчас на этом месте стоит мемориал с именами почти 18 тысяч жертв колеса репрессий.

Цель инициаторов акции «Последний адрес», проходящей в эти дни в Перми, увековечить имя каждого, кто сгинул во времена «Большого террора». На фасадах домов, адреса которых стали последними прижизненными адресами жертв режима, планируется установить много тысяч персональных мемориальных знаков размерами не больше человеческой ладони.

А пока организаторы «Последнего адреса» провели экскурсию для журналистов и всех желающих по самым знаковым местам репрессий в Перми.

1. Памятник жертвам политических репрессий

Мемориал жертвам политических репрессий находится на краю лога ручья Стикс, возле Новокладбищенской церкви на Егошихинском кладбище. Инициативные пермяки из общества «Мемориал» открыли его в 1996 году. Проект памятника выполнил архитектор Мендель Футлик. Мемориал представляет собой стоящие на пятиконечной звезде бетонные опоры лагерных столбов, которые обвивает колючая проволока. В центре конструкции висит колокол.

- Место для мемориала выбрано не случайно, - рассказывает почетный председатель пермского общества «Мемориал» Александр Калих. – По другую сторону лога находятся задворки СИЗО № 1, в 30-е годы - тюрьмы НКВД. По множественным свидетельствам очевидцев, по ночам из тюрьмы выносили трупы и скидывали в Егошихинский лог.

По словам экскурсовода, нынешние преемники тогдашнего НКВД никак не подтверждают эту информацию, ссылаясь на отсутствие документов. Однако вполне вероятно, что под склонами лога речки Егошихи и ручья Стикс, где в 60-е годы понастроили Мичуринских садов, а ныне царит кладбищенская тишина, покоятся останки десятков, а может быть, сотен и тысяч людей, не выдержавших условия содержания в камерах тюрьмы НКВД № 1.

2. Тюрьма НКВД № 1

Тюрьма НКВД № 1, а сегодня - СИЗО «первый номер» - следующий пункт нашей экскурсии. Она стоит на перекрестке улиц Клименко и 2-й Луначарского. За высоким забором с колючей проволокой виднеется старинное здание - это в прошлом церковь во имя Божьей Матери «Всех скорбящих радости», построенная в тюремном замке в 1878 году.

Перед СИЗО № 1 - липовый сквер, по легенде, засаженный деревьями самими декабристами в 1826 году. Сейчас здесь прогуливаются мамы с колясками, школьники играют в снежки, помятые мужички распивают на лавочках «беленькую». А когда-то здесь был настоящий концентрационный лагерь.

- Во времена «Большого террора» камеры тюрьмы были переполнены настолько, что людям невозможно было не только лечь, но и сесть, - говорит Александр Калих. – А, поскольку Пермь тогда входила в Свердловскую область, на приговор заключенных отправляли в Свердловск. Этапы формировали в этом сквере, который был огражден колючей проволокой, людям разрешалось только лежать или сидеть. Как только кто-то пытался встать – охранники начинали стрелять над головами. И все это средь бела дня, как нечто обыденное.

По словам очевидцев тех событий, после формирования этапа заключенные шли строем на вокзал Пермь II, где их грузили в товарные вагоны до Свердловска. По пути конвоиры не подпускали к этапируемым родных и близких, которые пытались передать им еду и теплые вещи.

Теперь, гуляя в этом тихом скверике, становится как-то не по себе.

3. Дом чекистов

По легенде, дом по Сибирской, 30, именуемый в народе Домом чекистов, должен был стать первой буквой в фамилии «вождя народа» - с высоты он выглядит, как буква «С». Вслед за ним по Сибирской должны были построить дома в форме букв «Т», «А», «Л», «И» и «Н», но помешала война, а потом и культ вождя развенчали.

Дом чекистов начали строить в 1929 году и закончили – в 1939-м. Его заселили сотрудниками НКВД и партийной номенклатурой. По рассказам очевидцев тех событий, почти каждый вечер в годы «Большого террора» возле дома по Сибирской, 30 останавливались «черные воронки», и очередной номенклатурщик или чекист навсегда покидал свою элитную квартиру.

Обитатели Дома Чекистов не спали ночами, выглядывая из окон: за мной или не за мной? Так дом по Сибирской, 30 стал пермским аналогом столичного Дома на набережной.

Кстати, здесь же жили и все пять начальников пермского НКВД, троих из которых увезли «воронки» их вчерашних подчиненных.

Вот и задумаешься, что это за дом сегодня - элитная недвижимость, или дом страха.

4. Тюрьма НКВД № 2

Сейчас здесь Пермский кукольный театр, а чуть больше полувека назад - тюрьма НКВД № 2. Здание на Сибирской, 65 капитально перестроили, но до сих пор в подсобных помещениях тетра узнаются тюремные интерьеры - длинный коридор с камерами, а на камерах двери с окошками-кормушками.

Тюремный замок на Сибирском тракте построили в 1880-х годах. С 1918 по 1956 годы здесь расположилась тюрьма ОГПУ-НКВД-МГБ № 2. В годы «Большого террора» через нее прошли сотни ни в чем неповинных пермяков.

Насколько уместно было переделывать тюрьму в детский театр? Некоторые сотрудники театра рассказывают байки, что поздними вечерами, будто бы, слышат чьи-то шаги, скрежет засовов и сдавленные стоны…

5. Королёвские номера

Когда-то лучшая в городе гостиница «Королёвские номера» сегодня общежитие сотрудников тетра оперы и балета. В дореволюционном здании по Сибирской, 5 грязные замутненные временем окна и осыпающийся фасад. А в начале XX века номера отапливались, в них были ванны с горячей водой и прочие удобства, которых до сих пор лишены некоторые жители деревянных домов в центре Перми.

Именно отсюда в ночь на 13 июня группа подвыпивших мотовилихинских боевиков похитила де-юре последнего императора Российской империи Михаила Романова (родного брата Николая II) и увезла не то в сторону Чапайки, не то в сторону Архиерейки.

Там пролетарии выпустили несколько пуль в Михаила и его секретаря Джонсона и разъехались отсыпаться. Протрезвев поутру, убийцы вернулись на место преступления и не нашли трупов. С тех пор ходит множество легенд про судьбу Михаила - живого или мертвого. А это убийство стало одним из самых загадочных в истории.

Но зато понимаешь, почему некогда шикарные апартаменты пришли в упадок. Интересно, а их обитателям сегодня является дух Михаила?

6. Духовная семинария

Финишной точкой нашей экскурсии стало здание бизнес-центров «Садко», «Бажов» и др,, располагающихся в бывшем командно-инженерном училище, а еще раньше - первой на Урале духовной семинарии.

Как пишет краевед Сергей Шевырин в своей книге «Топография террора», во дворе духовной семинарии раньше находился семинаристский сад. Зимой 1918 года в этом саду красными были расстреляны пермские священники. Через год, после взятия Перми колчаковскими войсками, там выкопали 55 трупов.

А еще через два десятилетия семинаристский сад застроили корпусами ВКИУ, где вплоть до 2003 года стали обучать будущих войнов-ракетчиков. А в зданиях, стоящих на месте этих кровавых расправ, сидят офисные работники и даже располагается Музей советского наива.

7. Остров мертвых

Сюда уже не заехать на экскурсию, но упомянуть об этом жутком месте просто необходимо. Когда-то на Каме - между Мотовилихой и Верхней Курьей - было несколько песчаных островов, поросших кустарником. На один из них летом 1918 года красные свозили «врагов» революции и расстреливали.

Как пишет краевед Владимир Гладышев, частенько на остров отправлялись лодки с арестованными и их конвоирами, затем лодочники слышали выстрелы, а после отвозили на берег уже одних стрелявших. Некоторых большевики, привязав к ногам груз, сбрасывали прямо в Каму.

Вид на "остров мертвых" со стороны литейного цеха Мотовилихинских заводов. 1935 год. Фото предоставлено Владимиром Гладышевым.

Вид на "остров мертвых" со стороны литейного цеха Мотовилихинских заводов. 1935 год. Фото предоставлено Владимиром Гладышевым.

«На острове, вблизи керосинового склада братьев Нобель, при раскопках, из двух ям было извлечено 18 неизвестных трупов людей, убитых большевиками», - приводит краевед выдержки из рапорта начальника милиции Мотовилихинского завода Пермского уезда уже во времена взятия города колчаковцами.

В 50-х годах, когда была построена Воткинская ГЭС, воды водохранилища скрыли «остров мертвых».

- Интересно, что перед затоплением этого места водохранилищем, песок для поднятия уровня Мотовилихинских заводов брали именно с этого острова, - рассказывает Владимир Гладышев. – Наверное, о многих интересных находках могли бы поведать нам те рабочие.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Комсомолка» прошлась по местам политических репрессий в центре Перми

История репрессий в Прикамье началась со времен ссылки боярина Михаила Романова. С тех пор многие неугодные власти люди отправлялись на Урал

Прежде говорили, что, если государство хотело убрать человека подальше от себя, его ссылали в Сибирь, а если хотело избавиться от неугодного - на Урал. Мемориальный музей «Пермь-36» составил своеобразную топографию пермских политических репрессий, окрестив условную линию, проходящую вдоль зданий, с ними связанных - «Белой». (Читайте далее)

Прежде говорили, что, если государство хотело убрать человека подальше от себя, его ссылали в Сибирь, а если хотело избавиться от неугодного - на Урал. Мемориальный музей «Пермь-36» составил своеобразную топографию пермских политических репрессий, окрестив условную линию, проходящую вдоль зданий, с ними связанных - «Белой». (Читайте далее)

Прежде говорили, что, если государство хотело убрать человека подальше от себя, его ссылали в Сибирь, а если хотело избавиться от неугодного - на Урал. Мемориальный музей «Пермь-36» составил своеобразную топографию пермских политических репрессий, окрестив условную линию, проходящую вдоль зданий, с ними связанных - «Белой». (Читайте далее)

Прежде говорили, что, если государство хотело убрать человека подальше от себя, его ссылали в Сибирь, а если хотело избавиться от неугодного - на Урал.

Мемориальный музей «Пермь-36» составил своеобразную топографию пермских политических репрессий, окрестив условную линию, проходящую вдоль зданий, с ними связанных - «Белой». (Читайте далее)

 
Читайте также