2016-08-24T02:24:08+03:00

Хотел написать письмо Сталину, но он меня не поймет

«Комсомолка» впервые публикует неизвестный дневник подростка Владимира Мороза, ставшего жертвой сталинских репрессий [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments317
Семья Мороз: Старший сын Самуил, мать Григория Семеновича, сам Григорий Семенович, младший сын Александр и средний Владимир. Фото: личный архив.Семья Мороз: Старший сын Самуил, мать Григория Семеновича, сам Григорий Семенович, младший сын Александр и средний Владимир. Фото: личный архив.
Изменить размер текста:

Жила в 30-х годах в Доме на набережной (Серафимовича, 2) семья - отец, мать и трое сыновей. В 1937 году Григория Семеновича Мороза - председателя комитета профсоюзов работников торговли - расстреляли за контрреволюционную деятельность. Как жена изменника родины в объятия ГУЛАГа отправилась и Фанни Львовна Крейндель-Мороз. В 1938 году осудили на несколько лет старшего сына Самуила. 15-летнего Володю и 9-летнего Сашу отправили в детский дом под Куйбышевым (ныне Самара, - Ред.).

Там Володя завел дневник. Это маленький блокнот, исписанный мелким почерком. Ему, как верному другу, подросток доверяет то, что глубоко ранит душу. Несправедливый арест родителей, его бессмысленная ссылка в куйбышевскую глушь, недовольство политикой Сталина и «кучки глупцов у власти». Эти записки подросток прячет ото всех в заднем кармане брюк.

Достоянием НКВД Володины переживания станут «благодаря» шутке детдомовских девчонок. Поздно вечером они собрали в кучу форму мальчишек и спрятали в одной из печей. Там одежду наутро обнаружила воспитательница. Вытащила скомканные штаны, начала отряхивать каждую пару, из карманов одной из них вывалился тот самый блокнотик.

На донос детдомовского руководства карательные органы отреагировали быстро. Мороз оказался в тюремной камере. В постановлении о предъявлении обвинения сержант Огородников напишет - «воспитанник детдома виновен в совершении преступления по статье 58-10 ч.1. (Пропаганда, содержащая призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти).

Да вот беда - мальчишка-то несовершеннолетний. И по закону не может быть привлечен к судебной ответственности. Наверное, обошлось бы. Но за дело взялась заместитель областного прокурора по спецделам В. Кузнецова. Она лично ходатайствовала перед начальством, чтобы для Владимира Григорьевича Мороза сделали исключение. Ходатайство одобрили, и Володя легким росчерком пера повзрослел на два года. Теперь его можно было законно осудить как преступника, совершившего тяжкое государственное преступление.

Осудили Володю в октябре 38-го, а в апреле 39-го он скончался в тюрьме № 1 г. Кузнецка. После ареста брата младший Саша остался в детдоме, но спустя несколько лет умер от болезни.

Старший брат Самуил в 1943 году отбыл срок и отправился на фронт. После смерти Сталина в 1957 году по ходатайству Самуила Григорьевича всех членов семьи Мороз реабилитируют. А спустя еще несколько лет он найдет в архивах следственные материалы по делу своего брата Владимира. И именно тогда он прочтет письмо своей матери наркому НКВД СССР Лаврентию Берии. В нем она, узнав о судьбе сыновей, умоляет «господина наркома» помочь ее несправедливо арестованным детям Самуилу и Володе.

Григорий Мороз с сыновьями Сашей и Володей. Фото: личный архив.

Григорий Мороз с сыновьями Сашей и Володей. Фото: личный архив.

«Проявите чуткое и внимательное отношение, - пишет Фанни Львовна. - Освободите детей из-под стражи... То, что дети в таком раннем возрасте страдают, отнимает у меня все. И только надежда на Ваше законное вмешательство и разбор дела детей дает мне силы переносить это страдание».

Ответ Фанни Мороз получит через год. В нем сухая строчка - ваш сын Владимир Григорьевич Мороз умер. От невыносимого горя мать покончит собой.

Среди материалов дела Самуил найдет и тот самый блокнотик. Его копия теперь хранится в музее Дома на набережной. И сегодня мы впервые публикуем его содержание для наших читателей.

ЗАПИСКИ ПОДРОСТКА

Снова тоска и тоска. Что делать? Абсолютно нечего. И снова настойчиво в голову лезет: «А чем еще я виноват?»

За что меня послали сюда, в ту незаслуженную ссылку.

По-моему, для того, чтобы я окончательно отупел, чтобы я не понимал происходящее, чтобы я не мог бороться против лжи и несправедливости. В школе все по-старому. Там истребил последние свои 5 рублей, на которые купил разного хлама, в том числе и этот блокнот.

Узнал от Панфиловой, что за сочинение по литературе получил «хорошо». Вероятно, Анна Петровна не поставила «отлично» благодаря вмешательству Панфиловой.

И опять это тоскливое однообразие, в которое обрекли меня эти злые церберы зла и несправедливости.

Хотел написать письмо Сталину, но раздумал: не поверит, не поймет он меня, хотя и признанный гениальным.

Решусь на это лишь в крайней случае. Единственная отрада - природа, папиросы, книги.

Природа здесь, действительно, замечательная. Столичный житель поразился бы такой природой, но отверг ее, как «сельское наслаждение».

Огромные луга, покрытые хрустальным снегом, крестьянские избы, внутри уютные и чистые, снаружи - невзрачные, речка, лес и, наконец, , возвышающееся на всем этим белое каменное здание детдома № 4, в котором я «изволю» проживать - все это прекрасно, но вместе с тем противно мне, как вечно напоминающее мне незаслуженную ссылку.

О ПРЕПОДАВАТЕЛЯХ

В класс входит высокий, черноволосый, с пожелтевшими от куренья зубами человек. Это - историк. Говоря о нем вообще, можно заметить, что этот человек в высшей степени некультурный, невежественный. Сам он знает крохи, которые недостаточны не только для педагога, но и недостаточны для учащегося средней школы. Он /историк/ любит поразить класс, поставив ученику за отличный ответ посредственную оценку и наоборот. Он же преподает черчение. Второй тип некультурного преподавателя представляет из себя преподавательница химии и анатомии.

Эта преподавательница с высшим образованием, а поэтому она будет больше виновна в невежественности выпускаемых из школы учеников. Она хочет показать себя умной, но все видят ее глупость, хочет блеснуть речью, но блещет невежеством. И, наконец, эти «милые» качества дополняются хитростью.

Письмо Володи брату Самуилу. Володя не знал, что старший брат уже был под арестом. Фото: личный архив.

Письмо Володи брату Самуилу. Володя не знал, что старший брат уже был под арестом. Фото: личный архив.

Таковы эти преподаватели, упомянуть о которых нельзя. Имеются и неплохие педагоги. К таковым относятся словесник и математик.

О них распространяться не стоит. Остальные педагоги посредственны. Вчера получил письмо от брата. Он сообщает, что А.В. и В.Г. с А. Последовали за мужьями.

Ненасытные звери, наделали вам мало жертв? Уничтожайте, грабьте, убивайте, но помните, что час расплаты настанет.

Вспомните Лермонтова:

«Но есть, есть Божий суд,

наперсники разврата,

есть грозный судия,

он ждет, он недоступен

звону злата,

и мысли, и дела он знает наперед».

НЕГОДЯИ В МОДЕ

Лишь упорной и трудной работой отравляется молодость несчастных детей, и наоборот: подхалимства, ложь, клевета, склоки, сплетни и прочие дрязги процветают.

А почему? Потому ли что народ низок? Нет. Потому, что низка кучка негодяев, держащая власть в своих руках.

Если бы человек, заснувший летаргическим сном лет 12 тому назад, проснулся, он был бы просто поражен переменами, произошедшими за это время.

Старого руководства он не нашел бы. Он увидел бы в правительстве безусых глупцов, ничего не сделавших для победы революции, или пожилых негодяев, продавших за собственное благополучие товарищей. Он не увидел бы «бывших» легендарных командиров Красной Армии, он не увидел бы строителей и организаторов революции, не увидел бы талантливых писателей, журналистов, инженеров, артистов, режиссеров, дипломатов, политических деятелей и т.д. Все ново и люди, и отношения между ними, и противоречия, и, наконец, сама страна. Все изменило свой прежний облик. Но к лучшему ли? Внешне, да. Существенно, нет. Подхалимов уважают, клеветников внешне бичуют, а в действительности боятся, негодяи в моде.

Тысячи людей несчастны. Тысячи людей озлоблены сильно, до жуткости. И это озлобление прорвется и огромною волною смоет всю эту грязь, вонь. Счастье восторжествует!

ШУМИХА И ЛИЦЕМЕРИЕ

Но как же они могут питать лютую ненависть к народу, за счастье которого они боролись. Это не то. «Правый» суд оказался не прав.

Если они действительно совершали преступления, то только из-за властолюбия. Только из-за властолюбия «чем я хуже Сталина?» - думал, вероятно, Зиновьев, и действительно: умом он ему не уступит. Да и все они люди чрезвычайно умные. Как много они могли принести пользы! Их расстреляли и после этого с какой-то леденящей душу холодностью сообщили: «Приговор приведен в исполнение»!!! Итак, Зиновьева, Каменева, Смирнова, Мрачковского и др. не стало! Вслед за этим события происходят с угрожающей быстротой. Начались массовые аресты.

И вдруг... Ягода отрешен от должности. Он связан с врагами. Начинается разгром аппаратов НКТП, НКПН, НКСвязи и др. И снова - процесс!

Процесс «антисоветского троцкистского центра» в составе Пятаков, Радека, Сокольникова, Серебрякова. А также обвиняются некоторые другие, среди которых надо отметить Лившица, Дробниса, Муралова и др.

Им уже предъявлены еще более тяжкие обвинения: государственная измена, шпионаж, диверсии, вредительство, террор и т.д. И снова прежнее: требование народа расстрела (конечно, под иксовым давлением), газетная шумиха, полнейшее лицемерие.

Копия страничек блокнота Владимира Мороза. Главное свидетельство обвинения. Фото: личный архив.

Копия страничек блокнота Владимира Мороза. Главное свидетельство обвинения. Фото: личный архив.

СКВЕРНЫЙ УЧЕНИК

Все это несколько абстрактно. Обрисую конкретно действительность. Все, собственно, началось с 1934 года с 1-го декабря. В этот день был убит неким Николаевым С.М. Киров.

Убийца был связан с Зиновьевым, Каменевым и организовавшими Московский и Ленинградский антисоветские центры. Их судили. Судили жестко и открыто. Им предъявили, надо сказать, довольно тяжелые обвинения. А именно. Их обвиняли в желании восстановить капитализм в СССР, в поджогах, убийствах, диверсии, шпионаже и т.д.

Народ «требовал» смерти виновных. Несомненно, что он требовал под чьим-то давлением. Под чьим, неизвестно?! Представляю себе состояние подсудимых. Все они ведь старейшие члены партии, неоднократно ссылались, сидели в тюрьмах, страдали.

За что!!! За приближение смерти, за погибель от руки тех, за кого они боролись! Ручаюсь, что если б Ленин был жив, он не допустил бы этого. А Сталин? Сталин, к несчастью, только ученик Ленина, к тому же скверный ученик.

«Справедливый, правый, суровый» суд установил, что группа Зиновьева пошла на преступления вследствие лютой ненависти к СССР.

Показания подсудимых были проникнуты раскаянием, однако суд этого не учел. Обвинял Вышинский, прокурор СССР.

Приговор - снова расстрел, за исключением Радека, Сокольникова, Строилова, Арнольда. Почему оставили Радека?

СЧАСТЛИВЫЙ ГЛУХ К ДОБРУ

Вероятно, этот вопрос стоял перед многими. Разрешение его одно - они испугались убить такую личность, такой ум. За процессом потянулось время, еще более ужасное своими событиями.

Достаточно сказать, что вплоть до 1938 года были арестованы такие люди как Бухарин, Рыков, Угланов и много других ответственных работников, инженеров и т.д. События ужасающие.

Арестована вся прежняя верхушка партии и правительства. А старые друзья по тюрьмам, ссылкам, страхуясь, кричат: «Смерть врагу народа! Смерть шпионам!» и т.д. И все это носит название справедливости!

Поразительно. Кучка сытых людей подло правит государством, 90% население которого несчастные люди. Молчалинство, хлестаковщина, лицемерие процветают.

Под видом общего прогресса скрывается упадок морализма в нашей стране. Очень хочется воскликнуть:

«Долго ль русский народ

будет рухлядью господ.

И людями как скотами

дольго ль будут торговать*».

Меня, собственно, заставили пойти по антисоветской дорожке. Может быть, все, что я описал, ложь. Но я вынужден смотреть на эти вещи с особой точки зрения, с точки зрения человека, ненавидящего существующие порядки.

Я, может быть, и остался бы честным, работоспособным тружеником, если бы Сталин, Ежов, к которым я обращался за помощью, помогли мне. Но счастливый глух к добру.

* - Константин Рылеев, 1824 г.

Благодарим за помощь в подготовке материала музей Дома на набережной и лично директора Ольгу Романовну Трифонову.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Наталья ВАРСЕГОВА

 
Читайте также