Звезды19 марта 2015 1:00

Кинг-Конг из-за бабы тоже сломал небоскреб

60 лет Брюсу Уиллису

Он родился для ролей в фильмах-нуар в тот самый год, когда нуары начали выходить из моды.

В этом жанре одной из масок был частный сыщик, который за смешные деньги берется расследовать убийство в олигархической среде, вечно хамит нанимателям, получает по голове, просыпается с головной болью от побоев и похмелья и закидывает в рот маслину, даже маяча на мушке киллера. С ним никогда не случается ничего фатального - оттого, что ему глубоко наплевать, случится с ним что-нибудь или нет, - а таким везет. Он всегда мят, небрит и всегда держит за поясом короткоствольный «бульдог», от которого к концу фильма умрут три или четыре хорошо одетых и много о себе понимающих джентльмена. Никто не сядет. Виски разольется. Обложечная краля переспит с ним от удивления, что он запросто готов ее выгнать и спать один, причем одетым.

Это фото выложила в соцсети дочка Брюса, добавив: «Ты лучший, я тебя обожаю». Российские дамы подписываются под каждым словом! Фото: kinopoisk.ru

Кто во всей истории кино больше Уиллиса годится для таких ролей? Серьезно - кто?

Ну, такого он и сыграл в «Герое-одиночке», гибриде вестерна с нуаром, через 40 лет после естественной смерти жанра. Впрыгнул в последний вагон давно ушедшего поезда, причем далеко не в последний раз.

Ему удивительным образом удалось перенести послевоенное ощущение «жизнь - бардак, родина безумна, да и пес с ними обоими» в архиблагополучные 80-е. Ему единственному женщины изменяли и в кино, и в жизни - причем это роняло их, а не его. Ну что можно сказать об особе, способной уйти от Уиллиса к Эштону Кутчеру? Только что как была пэтэушницей, так и осталась, и что место ей в бабской телепередаче о разводах.

Он всегда был на йоту человечней традиционного американского кино. В раннем «Закате» играл звезду немых вестернов Тома Микса, попавшего в переплет с самим шерифом Уайтом Эрпом. «Стрелять умеешь?» - спрашивал Эрп, не сводя глаз с четверки убийц. «Нет, только выхватывать», - честно признавался Уиллис. «Хорошо, - кривился Эрп, - постарайся попасть в того, что слева».

В «Крепком орешке» с дикой высотобоязнью летал над Лос-Анджелесом на пожарном рукаве и орал так, что слышали в Нью-Йорке. Последним, кто до него испортил небоскреб из-за бабы, был Кинг-Конг.

В пародии на все боевики сразу «Заряженное оружие» играл бесплатно самого себя. Там вертолеты снижались к прибрежной хибарке и поливали ее из четырех стволов, как в «Смертельном оружии-2». А на крыльцо вылетал босой Уиллис и орал: «Гибсон живет тремя кварталами ниже, сколько можно повторять!»

Окосев от реальности, его герой во всех фильмах настырно и сосредоточенно пил - в «Кострах амбиций», «Четырех комнатах», «Смерть ей к лицу», - что внушало к этому человеку максимальное расположение. Тащил скатерти со стола, лез горстями в кулинарный шедевр, ронял мебель и презирал радушные улыбки, обязательные в мире больших денег.

«Я здесь случайно», - вот что написано на нем всегда: в стреляющем небоскребе и у бассейна с шампанским, на пятизвездочном приеме и крыле взлетающего лайнера. Сам бы не пошел, но жена попросила. Ничего так у вас, зачетненько. Зверушки всякие, огоньки. Чего только не придумают в жизни.

Мужчина тот, кому нравится его жизнь - любая. Царская, миллионерская, подзаборная, уголовная. Разонравится - заживу иначе, а пока брысь, не застите свет. Воспетый нуаром и близкий Уиллису частный сыщик был отъявленным лузером - придавая невыразимое обаяние лузерству тем, что никем иным быть не хотел. Вот нравилось ему лениться, сидеть с ногами на столе в грошовом офисе, быть нужным раз в год по случаю, дерзить нуворишам и их лялькам, получать за это люлей и случайный секс, пить до посинения, удивлять других мужчин, дергающихся на мостовой, хорошей реакцией и часами перед зеркалом совать патроны в барабан. Портить жизнь случайно влюбленным в него незнакомкам. Пожимать плечами.

«Быть козлом», - добавят настоящие женщины.

Да, и быть козлом.

Артист Уиллис в здоровом до стерильности обществе пьет, курит и выражается. Не умеет стрелять, но умеет выхватывать. Прожил долгую счастливую жизнь с женщиной, которую весь мир видел голой просто и голой на восьмом месяце беременности и про которую мир знает, что она корова. Брошен ею. Три четверти главных своих фильмов «Крепкий орешек», «Последний бойскаут» и «Криминальное чтиво» пробегал в потной майке босиком по снегу, стеклу и Гарлему с плакатом «Бей черножопых». Спал одетым и стрелял с пола голым.

Играет по пять фильмов в год.

Кажется совершенно счастливым.

Да и, похоже, все три отнятые у него дочки считают папу лучшим отцом на земле - как и две прижитые в новом браке.

Что еще нужно в 60 лет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Брюс Уиллис: "Бог? Он в снеге, в распускающихся почках и в появляющихся на свет младенцах"

Брюса Уиллиса практически невозможно не любить: он для большинства кинозрителей давно уже родной человек, в компании которого прошла вся юность. Даже чисто по-человечески он жутко симпатичен: со скандальным алкогольным прошлым распрощался еще в конце 80-х, с женой расстался без истерик, просто превратившись из мужа в самого близкого друга... И в плане трудолюбия мало кто из голливудских актеров сможет с ним сравниться: у Уиллиса стабильно выходит по нескольку фильмов в год, он не брезгует ролями второго плана, готов работать с любыми режиссерами и сценариями, которые кажутся ему интересными. Может, поэтому его звезда до сих пор не закатилась и еще долго не закатится (в отличие от звезд Арнольда Шварценеггера или Сильвестра Сталлоне, несших свою популярность как корону).

Вот сорок фактов о нем. (подробности)