2016-08-24T02:17:52+03:00

В Перми прошли траурные мероприятия в память омоновцев, погибших 15 лет назад под Джаней-Ведено

Колонна попала в засаду в чеченском ущелье, погибли больше 40 человек
Поделиться:
Комментарии: comments1
ГУ МВД России по Пермскому краюГУ МВД России по Пермскому краю
Изменить размер текста:

- Сегодня солнце печет почти как тогда, - щурит глаза от ослепительного света бывший командир пермского ОМОНа Сергей Габа. - Только в Ведено уже тогда трава зеленела и птицы пели. Странно как-то, необычно: между выстрелами слышно было, как птицы поют. Очереди раздаются и тут же птицы безмятежно щебечут. Даже на видео видно и слышно: зеленые ростки, выстрелы, голоса птиц. Камера валяется на земле, она продолжает снимать, а оператор уже мертв…

Бывший командир ОМОНа отпустил бороду и сейчас его - особенно в штатском - не узнаешь.

Говорит, что, когда ушел с работы, расстался с прошлым, и начал жить с нуля - как младенец.

Но по глазам видно - не отпускает прошлое.

Каждый год он 29 марта на Южном кладбище.

29 марта - печальная траурная дата в календаре пермской милиции, особенно - Пермского ОМОНа, особенно - Березниковского ОМОНа.

15 лет назад в Чеченской Республике под Джаней-Ведено колонна сводного отряда милиционеров попала в засаду.

В жестоком неравном бою погибли 42 человека, из них 36 сотрудников прикамской милиции.

Среди них 23 бойца ОМОН (Березники), 3 - ОМОН (Пермь), 10 стражей правопорядка территориальных органов внутренних дел.

Сегодня, как и каждый год, на Южном кладбище в Перми состоялось траурное мероприятие в память погибших в Северо-Кавказском регионе сотрудников прикамской милиции.

Собравшиеся почтили их память минутой молчания и возложили цветы к стеле сотрудников, погибших при выполнении служебного долга. Небольшие столики - сто грамм. И воспоминания...

Прошло 15 лет, постарели родители и вдовы, выросли дети, а память никак не отпускает.

Траурные мероприятия прошли и в Березниках, где похоронена большая часть погибших.

К мемориалу и на могилы бойцов собравшиеся возложили цветы.

Также имена погибших товарищей вспомнили сегодня сотрудники полиции, несущие сегодня службу в Ведено Чеченской Республики.

Марина СИЗОВА

БРАТИШКИ, НЕ МОЛЧИТЕ.

ИЗ СТАРОГО БЛОКНОТА

«ДУХИ» НЕ ЖДАЛИ, ЧТО МЫ ВЫЙДЕМ. ОНИ ДУМАЛИ, ЧТО МЫ ВСЕ ТАМ ПОЛЕГЛИ. А МЫ ВЫШЛИ»

На месте событий в это время в служебной командировке находился пермский журналист Андрей Никитин. Эти записи из его блокнотов.

В одном из самых тревожных горных районов Чечни - Веденском в 2000-м году начал действовать Временный Отдел Внутренних дел (ВОВД), сформированный целиком из пермских милиционеров. Плюс сводный отряд Пермского ОМОНА, большей частью сформированный из березниковцев. Главная задача ВОВД - восстанавливать мирную жизнь в мятежной республике.

28 марта, за 20 минут до полуночи, в Ведено пришел приказ командующего Восточной группировкой генерал-майора Макарова: "Утром 29-го 40 омоновцев должны были выехать на зачистку села Центорой соседнего с Веденским Ножай-Юртовского района".

Выехали в 8 утра. Около 9 утра в расположение части поступила информация, что отряд попал под обстрел.

О ходе боя можно было судить по переговорам по рации.

- Ну-ка на связь командира взвода минометного…

- С ним уже разговаривают…

- Иволга, я Берег…

- Плот, я Остров…

- Авиации передай: наши обозначили себя ракетами...

- Я готов предоставить коробочки, просят десанта в помощь…

- Авиации передай: обработать с левой стороны, около Дарго. Противник обозначен ракетами…

- Дорогу срочно отработать…

- Уже начинаем…

- Быcтрее, бл@...

- Анапа, Анапа – Лазурному. Минометы готовы? Огонь…

- 54, 84 ведут бой, духи подтянули минометы…

- Всем командирам подразделений. Жасмин. Готовность номер один. Никто никуда не выходит…

- Па-ачиму никуда? Давай, командир, выходи…

Изредка в эфир вклинивается кто-то из боевиков. И со всей возможной яростью тут же посылается на все допустимые буквы русского алфавита.

- Нохча, с@й с канала, мы тебя замочим, слышишь?..

Почти сразу после получения известия о засаде, в которую попал отряд ОМОНа, ему на помощь вышла вторая колонна, возглавляемая комендантом Ведено полковником В. Тонкошкуровым, начальником Веденского ВОВД полковником Ю. Ганьжиным, его заместителем, бывшим омоновцем подполковником К. Строгим, командиром Пермского ОМОНа подполковником С. Габой.

Она так и не смогла пробиться к первой колонне. Тем не менее, почти половина боевиков, около 200 человек, была отвлечена от боя с омоновцами. Потери второй колонны – 16 раненых.

После отхода этой колонны части ВДВ еще два дня пробивались к высоте 813, у которой бился отряд Пермского ОМОНа.

Последний раз сводный отряд вышел на связь в половине третье дня.

Исход боя был предопределен. Несмотря на запоздавшую поддержку авиации и артиллерии, шансов остаться в живых у первой колонны почти не оставалось.

На пятачке около штаба пекло солнце. Рации вопили на все голоса. Мужики, которым повезло не попасть в первую колонну, и не повезло – во вторую, хмуро смолили без остановки. Подполковник милиции Марина Мальцева, ответственная за связь с общественностью Веденского ВОВД, отрешенно сидела на стуле, направив работающую видеокамеру в небо. В глазах у нее стыли слезы.

Вернувшись на «большую землю», Марина снимет фильм «Братишки, не молчите…», взявший потом кучу всяческих призов, и напишет книгу «Птичка раненая». Более пронзительной «женской» прозы про Чеченскую войну, кажется, не было.

- Я не верю, что весь наш ОМОН погиб. Мне сердце подсказывает, что они должны прорваться, – пророчит Марина вопреки самым скверным прогнозам.

Под утро 30 марта группа из шести человек – пять омоновцев и боец комендантской роты – выходит к своим. Им удалось просочиться через кольцо, отлежаться в ложбине, а потом затемно пробраться к блок-посту.

Бойцов отправили в Моздок для сопровождения груза «200», их бывших товарищей.

Мужики все еще были в том бою, и никак не могли из него вырваться (да и кто знает, вернулись ли они из того боя по сей день):

– В штабе ловили два перехвата по рации: "Идет колонна. Стоящая. Берите".

– Командир (Валентин Симонов – авт.) подошел к кошаре, открыл дверь, крикнул:

"Бросай нож, тогда не буду стрелять..." Потом вой: "Аллах акбар!" – и начался бой.

– Если бы не он, нас бы пропустили дальше, и там уж точно никому не выбраться.

– Этот парень из комендатуры, который залез на горящий БТР, он знал, что на смерть идет. Он нас прикрыл.

– Бой шел часов восемь, а показалось, что пять минут пролетело...

– Если бы не вторая колонна, нас бы просто размочили.

– Когда вырвались, полчаса бежали по ручьям. И сразу договорились: друг друга не бросим.

– "Духи" мочат, свои мочат – не поймешь, откуда стреляют.

– Лежали под нашими НУРСами, минометами, СУшками. Почти всех зацепило СУшками. Но я им так благодарен.

– А ровно за день генерал приезжал. Привез тетради, обещал обои, линолеум... Зачем нам линолеум?

– Не пишите про нас. Напишите про тех парней, что полегли.

– Их к "Мужеству" представили. А им "Героя" надо давать.

– Зачем мы вышли? Зачем нас не убили? Как сейчас их матерям в глаза смотреть?

– "Духи" не ждали, что мы выйдем. Они думали, что мы все там полегли. А мы вышли.

31 марта, когда десантники, наконец, достигли высоты 813, были найдены 31 погибший и один раненый. Александр Прокопов из Березников уцелел чудом – раненых добивали контрольным выстрелом в голову.

Через несколько дней местными жителями было передано тело еще одного пермяка - Александра Кистанова. 11 бойцов ОМОНа на тот момент числились пропавшими. Много позже стало известно, что больше никто из них не уцелел. Из этих одиннадцати двоих тяжелораненых бандиты расстреляли почти сразу же. Тела остальных девяти обнаружили лишь месяц спустя.

Андрей НИКИТИН

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также