2016-08-24T02:17:27+03:00

Борис Эйфман: Готовы выступать перед нашим зрителем хоть в Антарктиде

Петербургский хореограф с мировой славой рассказал «Комсомолке», помогает ли высокое искусство стать человеку лучше
Поделиться:
Комментарии: comments2
Изменить размер текста:

В конце марта в Екатерининском зале Кремля Владимир Путин вручал премии президента молодым деятелям культуры. Из Северной столицы этой чести удостоились только трое, и это солисты Театра балета Бориса ЭйфманаСергей Волобуев, Олег Габышев и Дмитрий Фишер . Они стали лауреатами за создание образов Ивана, Дмитрия и Алексея Карамазовых в балете «По ту сторону греха». Весь март на сцене Александринского театра шли лучшие постановки театра, неизменно сопровождавшиеся аншлагом. «Комсомолка» расспросила руководителя о секретах мастерства и успеха.

- Борис Яковлевич, что для вас означает выражение «быть петербуржцем»?

- Это значит стремиться максимально приблизиться к высочайшему духовному и нравственному уровню, заданному поколениями великих предков. Сделать это очень непросто. Но ведь известно, что наш город довольно строг и требователен к тем, кто стремится стать его частью. В этом - неповторимый стиль Петербурга.

«СПЕКТАКЛИ - ЭТО ИСПОВЕДЬ»

- Петербург дал мне самое ценное - возможность реализовать свое призвание, стать тем, кем я сейчас являюсь. Конечно, я прошел через многие разочарования и лишения. Однако бесконечно благодарен моему любимому городу за то, что он хранит меня и питает творческими силами.

- В Северной столице люди тоньше воспринимают балет, или это миф?

- Петербургскому зрителю свойственна особая взыскательность. В конце концов наш город - мировая балетная столица с великими хореографическими традициями. И нигде нас не принимают так тепло и восторженно, как в Петербурге. А вообще мы любим всех, кто ценит наше искусство, и готовы выступать для них хоть в… Антарктиде.

- Ваш спектакль «Up & Down» - про взлеты и падения. Сколько своих переживаний вы вложили в спектакль?

Up&Down. Фото: Евгений МАТВЕЕВ

Up&Down. Фото: Евгений МАТВЕЕВ

- А какую часть своей души человек вкладывает в исповедь? В каждом своем спектакле я максимально откровенен со зрителем. Что касается балета «Up & Down», то он для меня не совсем типичен. Обычно герои моих работ - альтер-эго хореографа. В новом же спектакле я сделал главным действующим лицом талантливого психиатра, который, выбирая между красивой беззаботной жизнью и служением собственному дару, остановился на первом. Человек, поступивший подобным образом, - мой полный антипод.

- Герои ваших постановок - бунтари с трагической судьбой. А в чем ваш трагизм?

- Не совсем трагизм, скорее драма. Драма художника, осознанно выбравшего путь самоотречения. Потому что только так можно достичь в творчестве чего-либо серьезного, не потеряв себя самого, не растворившись в окружающей суете. Я живу очень аскетичной жизнью. В ней нет практически ничего, кроме ежедневной работы на износ. Многие наверняка сочтут такое существование скучным и неправильным. Конечно, и у меня бывают моменты сомнений: а стоит ли так ограждать себя от радостей жизни? Но когда в конце спектакля ты видишь переполненный зал, рукоплещущий тебе и артистам, то понимаешь, что все делаешь верно.

ВМЕСТО ПСИХОАНАЛИТИКА - НА БАЛЕТ

- Вас называют хореографом-психоаналитиком. А откуда взялось увлечение психоанализом в балете?

- Очень непросто препарировать собственную эстетическую природу. Я всегда воспринимал хореографию не как умение создавать последовательность движений, объединенных в расплывчатое «нечто», а как метод познания внутреннего мира человека. Создавая спектакли на протяжении полувека, могу со всей ответственностью заявить: язык танца позволяет узнать о нашем психическом содержании не меньше, а то и больше, нежели любые научные теории. Тело не ограниченно никакими интеллектуальными догмами. Танцуя, человек обращается к своей прапамяти, к первородному состоянию, началу начал.

- В таком случае можно ли сравнить просмотр спектакля с посещением психоаналитика?

- Далеко не каждый спектакль избавляет человека от груза психологических проблем. Кстати, если вы назовете первого пришедшего вам на ум крупного художника, то он почти наверняка окажется ходячей энциклопедией психических болезней. С другой стороны, подлинный литературный, музыкальный или сценический шедевр помогает нам высвободить эмоциональную энергию, а также учит человека мыслить, рефлексировать, тем самым делая его более защищенным.

Сцена из балета "Евгений Онегин". Фото: Дмитрий СОБОЛЕВ

Сцена из балета "Евгений Онегин". Фото: Дмитрий СОБОЛЕВ

- Сейчас времена для самовыражения лучше, чем в советские и 1990-е годы?

- Сегодня нам не нужно думать о том, где мы будем репетировать завтра. Не нужно унижаться, сдавая по несколько раз подряд спектакли специальной комиссии. Мы ощущаем внимательное отношение к себе со стороны государства, получаем поддержку от друзей театра. Активно гастролируем, выступая на лучших сценических площадках мира. Верю, что скоро в Петербурге появится Дворец танца, и тогда наша труппа перестанет быть бездомной.

- Есть надежда на появление новых звезд в вашей Академии танца?

- У нас огромный конкурс. Требования очень высокие, и мы можем позволить себе принимать только лучших. Тех, кто создан для жизни на сцене. Сумеем ли вырастить из них новых мировых звезд балета или нет, покажет время. По крайней мере, необходимую базу мы создали. Ни в одной другой балетной школе ученики не имеют таких превосходных условий для профессионального и личностного развития.

ОТКРОВЕННО

Смысл жизни - в самосовершенствовании

- Борис Яковлевич, балет - искусство для избранных или для широких масс?

- Ни то ни другое. На балетный спектакль приходят и тонкие ценители, и те, кто только начинает открывать для себя это искусство. А кто-то посещает театр только потому, что может позволить себе купить билет. Но я никогда не делил своих зрителей на элиту и массу. Я благодарен каждому, кто приходит к нам.

- Может ли искусство сделать людей лучше?

- Не стану утверждать, что это влияние глобальное. Все-таки сила воздействия искусства на человека зависит от внутреннего состояния личности. От того насколько она готова к высоким переживаниям. Я не верю, что балет может спасти все человечество. Отдельного человека - да. Но не весь род людской.

- Раздражает ли вас, как тонко чувствующего язык тела человека, если люди неуклюжи?

- Конечно, нет! Нельзя требовать от обычного человека, чье тело не является инструментом для воплощения хореографических идей, такой же грациозности и совершенной координации движений, как у профессионального танцовщика. Конечно, в идеале каждый должен стремиться к тому, чтобы развивать свою пластику. Смысл нашего существования - в самосовершенствовании.

КСТАТИ

В Александринском театре 6 и 7 апреля пройдет последний спектакль весенней серии - «Евгений Онегин» по роману Пушкина, на музыку Петра Чайковского и современного рок-музыканта Александра Ситковецкого. Спектакль получил премию «Золотой софит» как лучший балетный спектакль, а солист Олег Габышев был отмечен «Софитом» за лучшую мужскую роль - партию Онегина. Борис Эйфман говорит: «Я перенес пушкинских героев в наши дни, в новые обстоятельства, более драматические, даже экстремальные, когда старый мир рушится и жизнь диктует новые правила. Эксперимент этот мне был необходим для того, чтобы ответить на волнующий меня вопрос: что есть русская душа сегодня?»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: