Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Политика7 апреля 2015 16:00

В Донбасс, по нему и обратно. Часть 2

«Комсомолка» завершила акцию «помоги детям Донбасса»
«Комсомолка» завершила акцию «помоги детям Донбасса»

«Комсомолка» завершила акцию «помоги детям Донбасса»

Фото: СОЦСЕТИ

Продолжение. Начало читайте здесь.

РАЗДАЧА СЛОНОВ

На базу мы добираемся только к вечеру, а потому отправляемся спать в арендованную квартиру. Спать – это круто после всего пережитого, и кажется, что раньше обеда следующего дня нас никто не будет в силах поднять, но в восемь утра мы уже на ногах и отправляемся на базу отряда, где оставили и броневик Бабича, и загруженный продуктами и лекарствами MAN.

В грузовике все перемешано. Еще бы – все таскали и кидали вчера в такой спешке, что мешки с мукой перемешались с мешками сахара, коробки с тушенкой стоят вместе с лекарствами, а поддоны кабачковой икры перемешались с зеленым горошком. Где-то среди них, и томатная паста, и рыбные консервы, и даже дрожжи с повидлом для выпечки. Как ни удивительно, но даже в этих условиях детдома по возможности делают для своих воспитанников пирожки и все остальное.

Начинаю потихоньку разбирать это все, чтобы как-то все упорядочить хотя бы в первом приближении. Ко мне тут же заскакивает Кореец, а еще через минут десять присоединяются Пчёл и Лысый, подходит и Туркмен. В общем, на мою долю остается опять самое «трудное» - руководить и показывать, что куда разносить. С такой командой все занимает от силы час.

Тем временем часы неумолимо отстукивают секунды, которые превращаются в минуты. Решаем сначала ехать на местный рынок закупиться овощами и корнеплодами, благо грузоподъемность машины позволяет, а потом сразу по всем трем точкам в Шахтерске отработать. Даже если вернемся к позднему вечеру, большая часть работы будет сделана. Тогда в детдом в Перевальске, который находится под Луганском, то есть в ЛНР мы приедем уже на обратном пути в Россию.

На рынке сразу бросается в глаза, что цены выросли в два-два с половиной раза по сравнению с декабрем. В супермаркете «Фуршет» я покупал картофель, помнится, по 4 гривны за кг., а сейчас нам с учетом оптового веса еле-еле удалось снизить цену до 7,5 гривны. Капуста и морковь выросли в цене еще больше.

- Ребят, а может в «Фуршете» дешевле? – пытаюсь я перенести покупку.

- Давай здесь брать, дешевле уже вряд ли где найдешь, - в справедливости их слов мне предстояло убедиться уже через несколько часов.

Рыночные грузчики закидывают в наш грузовик бесчисленные сетки и мешки, и мы приступаем к исполнению основной функции.

В самом большом детдоме Шахтерска нас встречают уже как привычных гостей.

- Подруливайте к кухне, - говорит директор Ольга Сергеевна.

- Да мы уже там стоим. Нам бы рук побольше рабочих. Может, старшеклассников?

- Ну вы же помните, какие они у нас? Хорошо, сейчас что-нибудь придумаем.

Да уж, богатырским сложением местные ребята не отличаются. Но вскоре парочка самых крепких и сильных из них появляются и начинают помогать нам разгружаться. Основная нагрузка падает на наших ополченцев, и пару-тройку мужичков из сотрудников детдома.

- А это нам? – не может скрыть свое удивление директор.

- Увы, не все, - в какой-то степени разочаровываю ее я. – Кроме вас еще есть три точки, как минимум.

- Все равно хорошо, - вздыхает она и оживляется, - Ой, капуста, морковь есть! Мы теперь борща детям наварим, а то две недели уже без борща живем.

- Эй, дяденьки, - чья-то мальчишеская физиономия нарисовывается в приоткрытом окне третьего этажа. – А вы нам еще планшеты привезли?

- Сейчас я поднимусь дневник твой проверить, - отвечаю я этому пацану. – если двойки найду, то старый отберу. Понял?

- Ой, - голова тут же исчезает, а окно с треском закрывается.

- Я сейчас вам отчитаюсь, у кого планшеты по списку, - говорит Ольга Сергеевна.

- Да бросьте вы, - но она исчезает и появляется минут через пять с разлинованным и заполненным листом в руках.

Наконец, мы разгружаем ту часть груза, которая предусмотрена для этого дома и под многочисленные «спасибо» и прочие слова благодарности, провожаемые маханием рук из дверей и окон, уезжаем в приют, забрав пустой бидон из-под меда от Нины Фроловны (см. kp.ru), который в прошлый приезд оставили в этом доме. Бидон не просто вымыт, он вычищен до блеска.

Главное - не дать больше. Потому что другим тогда достанется меньше.

Главное - не дать больше. Потому что другим тогда достанется меньше.

Фото: Александр ГРИШИН

Здесь, помимо груза от читателей и сотрудников «Комсомолки», мы оставляем еще и выданный Фроловной Бабичу очередной 40-литровый бидон меда, который с трудом затаскивают двое ополченцев. Хорошо хоть машина подогнана прямо к невысокой лестнице из нескольких ступенек, и далеко тащить не надо.

Продукты, лекарства разгружены, и Ирина, директор приюта, нас приглашает выпить по чашке чая с самодельными пирожками. Как и в прошлый раз. Наскоро подкрепившись пирожком, выезжаем в детдом для инвалидов.

Это тоже один из старых адресов, куда мы заезжали еще в прошлый раз. Здесь нас ждет сюрприз. Старая знакомая, директор Наталья Александровна ушла на пенсию. Но весь остальной коллектив остался на месте. И все дети – подростки тоже на месте. Парни не забыли нас, помнят, что мы привозили. Они включаются в работу, а больше всех усердствует Роман. Он хватает коробки и мешки, не дожидаясь своей очереди, и чуть не вприпрыжку несет их на кухню. Продукты, памперсы – все принимается со словами благодарности. Н успеваю я спросить, нужно ли это или то, как мне чуть не хором отвечают, что, конечно, нужно.

- Нам все нужно, потому что у нас ничего нет, - резюмирует одна из воспитательниц, и по щеке у нее медленно скатывается крупная слеза.

РОМА

Прошлый караван, перед Новым годом, я привез с собой из поездки подарок - самодельную икону из бисера, которую вышил Роман, один из воспитанников детдома для инвалидов. Ею он ответно отдарился за то, что мы подарили ему планшет. Роман - потрясающий парень. У него действительно уродливая внешность - на одной руке нет нескольких пальцев и всего один глаз. И, честно говоря, смотреть на него страшновато. Но он самый талантливый из всех ребят, как говорят педагоги, и на удивление добрый и открытый. И самые красивые вышивки бисером - его рук дело.

В этот раз он подарил еще одну свою работу, но теперь такая же красивая икона предназначалась уже Бабичу.

- Такая энергетика у иконы, что чуть слеза не прошибла, как только в руки взял, - признался Дима, когда мы уже отъехали от детдома. - Еле-еле сдержался.

Красивая икона за авторством Ромы стала подарком Бабичу.

Красивая икона за авторством Ромы стала подарком Бабичу.

Фото: СОЦСЕТИ

А планшета, подаренного нами, у Ромы уже не было. С ним, да и с его хозяином приключилась история.

Еще до того нашего приезда, когда в Шахтерске стало совсем неспокойно, ребят из детдома эвакуировали в другой город. В такой же детдом, только для девочек-инвалидов. И парни открыли для себя существование девочек, таких же, как они. Сверстниц.

А Рома встретил свою первую любовь. Которая не оттолкнула его за внешний вид, а ответила на дружбу дружбой. Или уж чем там на что - не знаю. Да и не наше это дело. А потом приехали мы. С подарками, игрушками, фруктами, мандаринами. И планшетами. И один из самых крутых достался Роме.

Рома стал счастлив. Почти. Потому что хотел поделиться радостью, а её рядом не было.

Рома стал счастлив. Почти. Потому что хотел поделиться радостью, а её рядом не было.

Фото: Александр ГРИШИН

Рома стал счастлив. Почти. Потому что хотел поделиться радостью, а ее рядом не было. Планшет стал самым дорогим, что было в его жизни. Или вторым самым дорогим. Сами понимаете, что первым. Рома научился обращаться ним быстрее всех. Он с ним не только работал или играл, он даже с ним разговаривал.

И после Нового года они из детского дома исчезли. И Рома, и планшет. А через пару недель Рома появился снова, но уже один.

Оказалось, он решил отнести и подарить планшет той девочке. И пошел в тот город. Пешком понес. Денег ведь нет на транспорт. Собрал, что было поесть с собой в дорогу, и пошел. Немудрено, что заблудился. Где и как странствовал, Рома молчит. Но все же рассказал, что вышел в конце концов на блок-пост? На котором были укропатриоты из Нацгвардии. Укровояки его отлупили, отобрали планшет и выставили пинками: «Иди, откуда пришел!» Воспитатели на этих словах Ромы крестятся: «Хорошо хоть не застрелили».

А Рома эту историю до сих пор переживает. И не потому, что остался без компьютера, не потому, что отобрали. А просто - что нес и не донес. И так и не сумел ей ничего подарить.

Впрочем, не все на этом закончилось, как кто-то мог бы подумать: Бабич пообещал привезти новый планшет в следующем караване. Только попросил больше через украинские блок-посты не ходить. А то планшетов так не напасешься.

РАЗДАЧА СЛОНОВ-2

- Выходи строиться! В две шеренги становись! – разносится над небольшим мини-плацем, где кучкуются высыпавшие из помещения человек сорок ополченцев.

- А ты что встал в строй? Было сказано, строиться тем, у кого «горок» нет. А у тебя есть. («горка» - один из видов формы – прим. авт.)

- Объявили, чтобы строились все, у кого, чего нет.

- Нет, только про «горки» говорили, - но в строю продолжают упорствовать. –Всем сказали.

- А у меня папы вот нет. Мне что, тоже строиться? – ехидничает кто-то сбоку, разряжая обстановку и прекращая спор.

«Горки» и тельняшки привез Бабич по просьбе командиров подразделений ополчения. Бойцы выбирают свой размер, уходят примерять, если не подходит, то приносит назад на обмен. Подразделений много, выдают самым нуждающимся. Лишены права получить новую форму те из бойцов, на кого наложены взыскания.

- Спасибо! - подходит к нам один из парней. – Так ее носить жалко, но будет во что переодеться или на парад.

- А берцы не привезли в этот раз? – спрашивает второй.

- Нет, - отвечает Бабич. – Не смогли на берцы денег собрать. Еле-еле на это наскребли.

«Это» - это не только «горки», тельняшки, но и несколько буссолей, и прибор ЛПР-1, еще кое-какие нужные артиллеристам «вкусняшки», вроде артиллерийского круга в комплекте с МПЛ, которые оценить могут только профессионалы войны.

Именно этим «вкусняшкам», даже еще больше, чем обмундированию, обрадовались на батарее противотанковой артиллерии, в котором одним из командиров служит ополченец с позывным «ДваДва». Они собрались вокруг буссоли в круг и разве что шаманские камлания не исполняют.

- Это же мы теперь, когда укры в наступление пойдут, сможем их не только настильным, но и навесным огнем накрывать, - радуется командир батареи. – А то панорамы на складе есть, но без буссоли толку-то от них было.

Здесь не говорят «если укры пойдут в наступление», а говорят «когда». Сомнений в этом у них, от рядовых бойцов ополчения до командиров, ни у кого нет. Они видят, что происходит по ту сторону линии фронта своими глазами, отслеживают, как и куда передислоцируют танки, куда подвозят боеприпасы. И потому не верят ни в мир, ни даже в относительно долгое перемирие. И каждый спокойный день используют для учебы. Боевой учебы. Тренировки расчетов ПТУРов, боевое слаживание, «танки слева!», «мины!», «воздух!». 100-миллиметровые противотанковые пушки «Рапира» отведены с позиций, как положено по соглашению, но их так и оставили прицепленными к «Уралам», чтобы не тратить лишнее время, когда придет их час.

Артиллеристы этой противотанковой батареи – в большинстве своем, пацаны- пацанами. Подростки фактически. Сомневаюсь даже, что некоторые из них успели закончить школу. Невысокие, щуплые с цыплячьим пухом на щеках. И цыплячьими шеями, торчащими из не по комплекции объемистой формы. Но ни у кого язык не повернется назвать их желторотиками.

- Вот этот герой у нас танк со второй ракеты из ПТУРа подбил, - подталкивает в спину одного из таких худющих, пацана с оттопыренными ушами командир. – Из «Фагота».

- Почему со второй? С первой завалил, - краснеет аж до ушей парнишка от возмущения. – Первая ведь просто не полетела. Зашипела, плюнула и все. Ну, ее снял, в сторону откатил , поставил другую ракету и ею шмальнул. А первая просто не полетела.

- Ракету на боевом взводе? Снял и откатил? Она ведь могла взорваться, когда ты ее откатывал! Не страшно разве было?

- Сначала страшновато. Так я ведь не сразу стал откатывать, а подождал, наверное, минуту или даже полторы, пока она шипеть не перестала и не успокоилась совсем. А только потом снял и покатил, - рассудочно отвечает парнишка и резюмирует окончательно. – Танк-то, если бы прорвался, куда как страшнее было. Нет, нельзя его было пускать.

На его 46-й 2-го роста комплекции «горка» 52-го 5-го роста даже не мешком висит, а сморщилась, опав, как хорошая «гармошка» на хромовом сапоге. Но он просто счастлив: «Большая, не маленькая, ушить без проблем».

- Они же у вас совсем дети! – не выдерживаю я, когда мы остаемся один на один с комвзвода батареи.

- Дети, - соглашается он. – Когда они пришли, я думал, что после первого боя разбегутся. А разбежались, наоборот, так называемые «бывалые», которые сюда заходили то ли подзаработать, то ли помародерить. Как увидели, что ни того, ни другого не обломится. А мальчишки остались. Да больше того, все попереболели, а в госпиталь замучаешься загонять. Вон, посмотри, как они от «горки» счастливы.

Впрочем, чему мальчишки и их командиры больше рады, новой форме или артиллерийским прибамбасам, как я уже говорил, еще тот вопрос.

- Говорят, что нас Россия снабжает самыми передовыми вооружениями, - откровенно ржет комвзвода. – Нет, пушки у нас хорошие, эффективные, если прямой наводкой стрелять. Трофейные, еще со времен СССР на вооружении стояли и Украине достались. Но они, как их сделали еще в 60-х годах, не менялись. Они – пушки прежних войн. Мы до сих пор стреляем по старинке. Если не прямой наводкой, то «вилка» обычное дело.

«Вилка» - один из приемов артиллерийской стрельбы, когда пристрелка производится по методике перелет-недолет-накрытие. Обычно попадание в цель производится при такой стрельбе третьим боеприпасом.

- Только в современном бою при танковой атаке нам никто не даст третий выстрел сделать. У нас парнишки с расчета замешкались, на две минуты демаскировались, выехали из посадки, танк с первого выстрела накрыл расчет. Двое «двухсотых» в куски, остальные ранены или контужены, - продолжает все тот же командир. – Мы тут у укров отбили такую же «рапиру», только «тюнингованную» поляками. Так это же сказка! Там и тепловизор, и ПНВ, и локатор имеются у пушки, можно цель сопровождать и накрывать с первого выстрела. Сказка! А вы там, наверное, про новейшие вооружения слушаете, да? Но ничего, мы и нашими пушечками их по старинке, крошили, крошим и будем крошить! Мало не покажется.

Окончание следует.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Донбасс, по нему и обратно. Часть 1

Как же здорово, когда есть административно-хозяйственная служба, а в ней имеются грузчики! Которые загружают нанятый грузовик собранной и закупленной гуманитарной помощью, а от тебя ничего, по большому счету, не требуется.

- Машина загружена и готова к выезду, - доложили по телефону. Ну, в одну руку пылесос для одного детдома, в другую пакет с памперсами для приюта, на плечо сумку с каской и – в путь. До свидания, дорогая редакция! (подробности)