Общество6 мая 2015 15:58

К противовоздушной обороне Кремль начали готовить еще за полгода до войны

О жизни великого памятника архитектуры в годы Великой Отечественной "КП" рассказал эксперт
великий памятник архитектуры прошел войну почти без потерь

великий памятник архитектуры прошел войну почти без потерь

Фото: РИА Новости

В 1941-1942 годах немцы сбросили на Московский Кремль 15 фугасных и более 150 зажигательных бомб. Тем не менее, великий памятник архитектуры прошел войну почти без потерь. О жизни Кремля в годы Великой Отечественной "КП" рассказал научный сотрудник Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны России Валентин ЖИЛЯЕВ.

– Жизнедеятельность Кремля обеспечивали рабочие и служащие самых разных специальностей, а с началом войны практически все ушли на фронт. Кто их заменил?

– Действительно, уже в июле 1941-го ушло около 100 специалистов высших разрядов. Заменить их оказалось очень сложно. Сначала попытались привлечь пенсионеров, которые раньше работали в Кремле, а потом собрали жен командиров, в том числе полка специального назначения, они прошли спецкурсы, даже сдавали экзамены. И с середины августа 1941-го женщины- электрики, сантехники, газовщики вышли на работу.

– С октября 1941 года в Москве начались проблемы со связью, подачей электричества, воды. Как обходились кремлевские чиновники без элементарных бытовых удобств?

– Ни городская, ни правительственная связь сильно не пострадали, все повреждения после бомбежек быстро восстанавливали. А вот с электричеством и водой действительно были проблемы – к концу декабря 1941-го практически полностью прекратилась их подача. В Кремле тогда проживало 69 семей (238 человек). Воду таскали в ведрах. А готовить пришлось по старинке – на печках.

Но нельзя сказать, что советское руководство осталось совсем без удобств – ни на один день не прекращала работу парикмахерская и прачечная. А вот мылись высокопоставленные чиновники в Центральных банях.

– Бытовые неудобства все-таки можно было пережить. Была проблема поважнее – маскировка Кремля, чтобы уберечь его от фашистских бомб. Задача нелегкая – площадь 28 гектаров, четко просматриваемая сверху форма треугольника. Выдавало и самое высокое тогда сооружение Москвы – Колокольня Ивана Великого. Как удалось все это замаскировать?

– Я вам сейчас скажу потрясающую вещь. К противовоздушной обороне Кремля начали готовиться еще за полгода до войны - в январе 1941-го! В пределах Садового кольца развернули 54 зенитных позиций.

А непосредственно маскировкой занялись сразу после 22 июня. Задача была, действительно, нелегкая – выдавали еще и зеленые насаждения, большое количество газонов, которые засыпали песком и угольной крошкой. Тем не менее, в течение месяца – к концу июля 1941-го – Кремль сделали полностью неузнаваемым. Прежде всего, памятник архитектуры перекрасили – было выделено такое количество краски, которого хватило бы для кораблей всего балтийского флота! Все крыши кремлевских сооружений стали коричнево-ржавыми – обычный цвет московских крыш. В течение 4 дней альпинисты перекрасили и Колокольню Ивана Великого. Она превратилась в высотный жилой дом.

Применялась и объемная маскировка. На территории Кремля строили макеты городских зданий. На Красной площади соорудили 26 макетов домов – ее всю застроили. Над Мавзолеем Ленина возвели двухэтажный дом.

Так что, когда в ночь на 22 июля немецкие самолеты впервые появились в московском небе, удивленные летчики Кремля не обнаружили.

– И, тем не менее, бомбы на территорию Кремля все-таки падали?

– Да, 15 фугасных и 151 зажигательные бомбы попали на территорию Кремля, но пожаров не допустили. Немцы однажды сбросили даже так называемую наливную бомбу – 200- килограммовую бочку, наполненную нефтью. Она ударилась о кремлевскую стену в районе Александровского сада, нефть разлилась до Манежной улицы, но, к счастью, не загорелась.

В августе 1941-го фугасная бомба попала в Георгиевский зал Большого кремлевского дворца, но чудом не взорвалась. Фашисты метили, конечно, в 1-ый корпус, где была резиденция правительства, а попали в октябре 1941-го в корпус № 2 – Арсенал Московского Кремля. Всего Кремль бомбили 8 раз. Погибло 99 человек личного состава офицеров и гражданских лиц.

Последняя бомбардировка Кремля была зафиксирована 29 марта 1942 года. Все повреждения достаточно быстро восстановили – к августу 1942-го. Конечно, внешний вид памятника архитектуры оставлял желать лучшего: многие окна были закрыты фанерой, но к 1 мая и 7 ноября их стеклили.

К сожалению и сама маскировка нанесла вред объектам культурного наследия. Многие купола храмов, кресты на них наспех закрасили - это погубило позолоту. В конце 1945-го, во время послевоенной реставрации, на восстановление Кремля потратили более 3 миллионов рублей. Очень много средств ушло на реставрацию здания Арсенала, которое было сильно разрушено.

– Ходят слухи, что в ноябре 1942-го, когда немцы были отброшены от Москвы, некий террорист решил пробраться в Кремль и убить кого-то из руководства страны...

– Да, был такой неприятный случай, который заставил вспомнить о подзабытой бдительности. 6 ноября 1942-го – накануне 25-ой годовщины Октябрьской революции было запланировано торжественное собрание в Большом Кремлевском дворце. За три часа до важного мероприятия на Красной площади в районе Лобного места разгорелся настоящий бой. Переполох устроил Савелий Дмитриев, ефрейтор зенитного полка ПВО. Он давно уже был зол на советскую власть: репрессировали отца, отказали во вступлении в партию, а тут еще немцы листовками вдохновили … В общем, он точно решил: либо убить кого-то из руководства, либо – пулю в лоб.

6 ноября Дмитриев взял винтовку, дошел до Лобного места и встал на пост комендатуры города Москвы. Как его туда пропустили – загадка. Никто ничего не понял: думали: усиление охраны к 7-му ноября. В Михаила Калинина, всесоюзного старосту, Дмитриев стрелять не стал – пожалел, а в машину Микояна, члена Государственного комитета обороны, сделал 3 выстрела, но не попал. Террорист потом еще отстреливался 25-ю патронами.

В итоге его взяли живым, а следствие по этому делу затянулось на многие годы. В 1950-м Дмитриева расстреляли.