2019-12-26T15:40:48+03:00

Породненные Победой

Летом 1941 года белорусская женщина спасла от голода и смерти экипаж сбитого гитлеровцами советского бобмардировщика
Сталинградский фронт, 1942 год. Офицер Чайкин (крайний слева) готовит оружие к бою.
Фото: Личный архивСталинградский фронт, 1942 год. Офицер Чайкин (крайний слева) готовит оружие к бою. Фото: Личный архив
Изменить размер текста:

На одном из стендов Витебского областного краеведческого музея размещена фотография молодого офицера с орденом Красного знамени на груди. Под снимком - подпись: «Алексей Андрееевич Чайкин, участник Великой Отечественной войны, принимавший участие в боях за освобождение Белоруссии и нашего города от немецко-фашистких захватчиков, почетный гражданин Витебска».

Летчик-штурман Алексей Чайкин.  Фото: Личный архив

Летчик-штурман Алексей Чайкин. Фото: Личный архив

Имя этого человека хорошо знают старые и молодые жители не только областного центра, но и небольшого городишки Ново-Сокольниково, что в сотне километров от него. Там из поколения в поколение передается рассказ о том, как местная колхозница спасла от голода и смерти тяжело раненного летчика сбитого гитлеровцами самолета, экипаж которого чудом уцелел. Тем летчиком и был старший лейтенант Алексей Чайкин. А случилось тогда вот что...

КАРАЗУБИХА

Заканчивался первый месяц войны. Красная армия вела тяжелые оборонительные бои на западном направлении. Некоторые части попали в окружение - боеприпасы, продовольствие, медикаменты для были на исходе. Экипажу бомбардировщика, в котором служил штурманом Алексей Чайкин (командир - Барышев, стрелок-радист Шиян) было приказано доставить за линию фронта патроны, снаряды, хлеб и лекарства для советского полка, попавшего в фашисткую удавку. Ночью бобмардировщик со спасительным грузом поднялся в воздух и взял курс на заданный район. До него оставалось уже совсем недалеко, когда вражеские зенитки открылы яростную стрельбу по самолету, поймав его лучами прожекторов. В воздухе - плотный смерч огня. Осколок снаряда попал в радиатор левого мотора, вода вытекла и он заглох. Тяжело груженая машина с одним работающим движком теряла скорость и высоту. В той ситуации был один спасительный выход - развернуться и уйти «домой». Но это - срыв боевого задания. А там, внизу, бьется с врагом, рвущийся из окружения полк, которому позарез нужны патроны и провиант. Экипаж принимает решение идти до конца - прорывается в заданный район, сбрасывает в назначенной точке драгоценный груз и берет курс на свой аэродром. Самолет снова попадает под густой огонь немецких зениток. Осколок пробивает масляный бак единственного работающего мотора. Он тоже глохнет. Барышев тянет планирующую машину к земле. Ночь. Темно. Сильный толчок. Шиян выскочил из машины и бросился в кабину летчика. Барышев был без сознания. Стрелок-радист расстегнул лямки его парашюта и вытащил командира из кабины. Затем поднялся к штурманской рубке, посветил фонариком. Все лицо Чайкина было залито кровью. Шиян разбил астронимическое окно и вытащил через него штурмана. Недалеко от упавшего самолета была слышна стрельба, ревели немецкие танки. Шиян поочередно оттащил в заросли командира и штурмана подальше от раскуроченного бомбардировщика. Там перевязал глубокую рану на голове Чайкина. Оба лишь «урывками» приходили в сознание: штурман потерял много крови, у командира был сильный ушиб позвоночника. Шиян в той ситуации был одновременно и санитаром, и «эвакураторщиком», и разведчиком - прежде, чем протащить командира и штурмана дальше, он обследовал местность, дабы не напороться на кишащих вокруг гитлеровцев. Мало-помалу Барышев и Чайкин стали приходить в себя и уже могли кое-как двигаться самостоятельно. Бортпаек был уже съеден. Летчиков начинал мучить голод. Питались «подножным кормом» - ягодами. Через неколько дней им повезло - в лесу они встретили женщину, собирающую дрова. Она тут же сбегала в деревню за пищей - кусок черного хлеба и несколько картошин показались летчикам сказочным деликатесом. У той белорусской женщины было странное имя - Каразубиха. Она с риском для жизни (ее могли выследить и немцы, и местные «недоброжелатели») доставляла летчикам в лес еду и медикаменты (что и помогло Чайкину избежать самого страшного - заражения крови). Каразубиха носила в лес летчикам еду из скромных домашних запасов, хотя ее семья и сама жила впроголодь. Она же через несколько дней подсказала экипажу разбившегося самолета и дорогу, по которой можно было безопасно пробраться к своим. Перед этим принесла летчкам узелок проросшей картошки, лепешку и кусок сала. Расчувствовавшийся Чайкин сказал ей на прощанье:

- Вот победим фрицев, и я обязательно тебя найду, чтобы отблагодарить, дорогая белорусочка.

Экипаж пробирался к своим через тылы врага 14 суток. К тому времени из «продзапасов» Каразубихи уже остались только крошки...

"Давай закурим, товарищ, по одной". Ллетчик-штурман А. Чайкин (справа) с сослуживцем. Фото: Личный архив

"Давай закурим, товарищ, по одной". Ллетчик-штурман А. Чайкин (справа) с сослуживцем. Фото: Личный архив

И СНОВА - В БОЙ

Вскоре экипаж бобмардировщика доставили в родную часть. Сослуживцы встретили однополчан безудержным ликованием, - Барышева и его подчиненных считали погибшими. Для Алексея Чайкина снова начались боевые вылеты на машине родного авиационного бомбардировочного полка - он участствал в Московской и Сиалиградской битвах, в сражениях за Кавказ и Кенисберг, в разгроме немецких войск в Белоруссии. Поначалу все так же - в должности летчика-штурмана, а затем - заместителя начальника штаба полка. Во время операции «Багратион» он осуществлял «стыковку» наземных частей и воздушной армии - матушки пехоты и летчиков. Нередко сам вылетал на воздушную разведку, дабы обеспечить надежное прикрытие наших вйоск с воздуха по время наступления. Благодаря его равзедданным, нашим войскам удалось успешно (в минимальными потерями) переправиться на другй берег белорусской Березины именно в тот моент, когда ее очень надежно наши самолеты оберегали с неба. Чайкин с воздуха видел, как самолеты его полка превращали в металлолом колонны немецких войск под Витебском. Был и его немалый вклад в то, что этот город, а затем и вся Белоруссия, были освобождены от фашисткой оккупации. В тот период он и предсьтавить себе не мог, что через несколько лет после войны он станет жителем города, который осовбождал от фашисткой нечисти. Но именно так распорядислась жизнь. Приед время и фронтовик Чайкин пройдет на Параде Победы по центральной улице Витебска в мундире, на котором будут поблесикивать два орден Красного Знамени, два ордена Отечесвтенной войны I и II степени, два ордена Красной Звезды и почти три десятка медалей. А власти города присвоют ему звание почетного гражданиа Витебска.

Как и обещал Чайкин, после Победы он пытался разыскать Каразубиху - спасительницу его экипажа летом 1941-го года. «При всем параде» поехал в Ново-Сокольниково. Но добрую и мужесвтеную женщину в живых уже не застал. Положил букет цветов на ее могилу и отдал честь...

В домашнем альбоме семьи Чайкиных бережно хранятся фронтовые снимки Алексея Андреевича. Сталинградский фронт.

В домашнем альбоме семьи Чайкиных бережно хранятся фронтовые снимки Алексея Андреевича. Сталинградский фронт.

ЕГО СУДЬБА - В СУДЬБЕ СТРАНЫ

В жизнь этого человека «впрессованы» многи события нашей мирной и военной истории. Хотя можно сказать и наоборот - его судьба «впечтана» в судьбу Отечества. По призыву комсомола он 19-летним хлопцем вступил в Красную Армию. Затем становится курсантом Тамбовского кавалерийского училища. Но вскоре с коня пришлось ему пересесть на самолет - в училише открыли авационное отделение. В 1937-39 года Чайкин участствал в воздушных парадах над Москвой. С началом войны в Мнголии принмиал участие в боевых дейсвтиях в раоне Халхин-Гола. Его экипаж соврешил 76 боевых вылетов на бомбометание и на равзедку. Оценка его работы на той войне - орден Красного замени, который ему вреучил в Кремле сам «Всесоюзный староста» - Михаил Калинин.

Затем - Великая Отечественная...

ИЗ БЕСПРИЗОРНИКОВ - В ОРДЕНОНОСЦЫ

Из воспоминаний полковника ВВС в отставке Алексея Андреевича Чайкина:

- Я родился в года начала Первой мировой войны (1914). В три года осиротел, был бепризорником. Попал в приют для малотетних, затем - в детский дом. Окончил школу-семилетку, работал на заводе. Советская власть дала мне все - воспитание, образование, возможность стать полезным обществу. Я счатливе тем, что удано сложилась моя служба (я стал полковником) и семейная жизнь. Со своей супргугой Верой Родионовной мы живем уже более 60 лет. Я горжусь своими детьми. Сын Геннадий, полковник запаса, прослужил в рактеных войсках 35 лет, имеет два высших обоазования. Дочь Ольга - преподает в средней школе. Я не сыжусь, что был космоосльцем и членом КПСС. Парбилет храню до сих пор. За свою жизнь мне краснеть не приходится.

Со своей суженой Верочкой он прожил вместе более 60 лет. Фото: Личный архив

Со своей суженой Верочкой он прожил вместе более 60 лет. Фото: Личный архив

СУЖЕНАЯ

Бравым лейтенантом Алексей Чайкин в далеком 1936 году «ворвался» в общежитие Оренбургского сельскохозяйственного института, где жила студентка Вера, учившаяся на агронома. Там юный офицер решительно (до этого было несколько свиданий) предложил ей руку и сердце и забрал с собой - в кочевую армейскую жизнь. С тех пор их разлучали лишь войны, - сначала в Монголии, затем Великая Отечественная. Вместе они прожили более 60 лет.

Фото: Личный архив

Фото: Личный архив

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также