Общество

Во Ржеве хотят, но боятся открыть музей-избушку Сталина

Пока она работает в тестовом режиме, попасть внутрь можно только по договоренности с директором. Передают наши спецкоры Александр Коц и Дмитрий Стешин
За 72 года избушка (слева)практически  не изменилась.  Мы наложили свежий кадр  на архивный.

За 72 года избушка (слева)практически не изменилась. Мы наложили свежий кадр на архивный.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Постамент для бюста Сталина еще пуст, но либеральная общественность уже изготовилась к скандалу...

«Нехороший дом» в Хорошеве

Деревенька Хорошево за последние десятилетия практически слилась со Ржевом. Полностью уничтоженный в Великую Отечественную

войну город все-таки нашел в себе силы, чтобы расти в ширину. Ярко-голубенькая избушка на самом краю деревни - в таком же ряду чудом уцелевших рубленых пятистенок. По местному фольклору, в этих избах, кроме множества советских генералов, жил Берия и, страшно сказать, сам Гитлер! Истории эти не выдерживают никакой критики. Одно можно сказать точно, и это подтверждается множеством документов: в августе 1943 года Верховный Главнокомандующий ночевал в Хорошеве. И, возможно, это был единственный визит Сталина на фронт, в действующую армию. В 2013 году об этом доме прознали в Российском военно-историческом обществе. И решили помочь с расширением экспозиции.

Едва в хорошевском «нехорошем доме» затеяли ремонт, отдельные СМИ разразились гневными заголовками: «Музей зла», «Обитель тирана», «Сталинизм возвращается»... Тверское отделение общества «Мемориал» опубликовало специальное заявление, кондово озаглавив его «О попытке возродить культ Сталина». В огромном коммюнике в лучших традициях «публичного доноса» времен ежовщины изобличался и критиковался еще не появившийся музей.

Официально экспозиция называется «Калининский фронт. Август 1943-го». И посвящена она в основном боям за Ржев.

Официально экспозиция называется «Калининский фронт. Август 1943-го». И посвящена она в основном боям за Ржев.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

«...Сталина хотят представить «символом советских успехов и побед». Речь идет о создании в Хорошеве маленького мемориала творцу одного из жесточайших в мировой истории политических режимов. Музей будет рассказывать о Великой Победе, а не о ее цене, хорошо известной ржевитянам: на этой земле в кровопролитнейшей битве полегли до двух миллионов советских солдат и офицеров...

...Их цель - «залакировать» нашу историю, представить один из самых трагических периодов как сплошную череду удач и побед, породить ностальгию по тоталитарному прошлому...

...Маленький музей (хотят) превратить в место паломничества, идейного сплочения любителей «твердой руки», чтобы их усилиями попробовать повернуть вспять ход истории...

...Музею Сталина - в том виде, как он представлен его инициаторами, - не место не только на Тверской земле, но и нигде в мире. Нельзя воспевать Зло как нечто заслуживающее уважения и подражания...»

Ни авторы громких заголовков, ни правозащитники не удосужились доехать до старенького деревянного домика в небольшой тверской деревушке. Откуда вот-вот свету явят второе пришествие исчадия ада.

Директор музея Лидия Козлова на редких экскурсиях старается не делать политических акцентов.

Директор музея Лидия Козлова на редких экскурсиях старается не делать политических акцентов.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Победа или «мясорубка»?

С историческими личностями нас, как правило, разводит время. Пространство более стабильно, и совершенно точно можно сказать, что Сталин, как и мы, видел от калитки дома этот изгиб старинного Торопецкого тракта, уходящего в пологие холмы. Возможно, тоже подумал, почувствовав сырость: «Там, в низине, - река».

Мы не сильно ошиблись в своих фантазиях - первый экспонат музея, встречающий посетителей в сенях, - старая военная фотография. Пыльный большак без асфальта, ленд-лизовский «Виллис» и группа офицеров. На заднем плане дом, будущий музей, он совсем не изменился, только исчезли буйные заросли малины. Появилась застекленная будка - пока еще не работающая касса музея. А на месте грядок теперь стоит 76-мм пушка. Директор Лидия Евгеньевна Козлова открывает дверь из сеней, и мы сразу же упираемся в первую витрину, которую втиснули между окном и русской печью. Под стеклом разложен немудреный солдатский и офицерский скарб, найденный ржевскими поисковыми отрядами. Директор объясняет:

- Вся экспозиция построена таким образом - захват Ржева фашистами и операции на Ржевско-Вяземском выступе до освобождения города. Вот, видите эти копии - это официальная советская статистика по потерям. Может быть, они кому-то кажутся заниженными, но это официальные данные, взятые из боевых донесений. Разумеется, по тем раскопкам, которые ведутся много лет, потери были больше, и намного. Сам Ржев был полностью разрушен, около 10 тысяч жителей были угнаны в Германию, 20 тысяч горожан ушли на фронт. В городе к моменту освобождения осталось около 300 человек. Сталина изначально хотели поселить во Ржеве, но не нашлось целого дома...

Историки-ревизио­нисты «новой волны», в изобилии появившиеся после того, как реальные участники войны стали один за другим уходить в свои полки и батальоны, любят называть бои в этих местах ржевской мясорубкой. Не нюхавшие пороха, они не понимают, что вообще-то суть любой войны - взаимное истребление людских и материальных ресурсов. Потери Красной Армии на Вяземско-Ржевском выступе в среднем в сутки достигали трех тысяч человек. Наши постоянно контратаковали, и, разумеется, потери немцев были ниже. Хотя в полку «Дер фюрер», дивизии СС «Дас Рейх», после недели боев за деревню Клепенино в живых осталось всего 35 человек. Сидеть в обороне Красная Армия просто не могла, любая передышка дала бы противнику возможность осуществить давно задуманное - охват Москвы с севера и юга. А до столицы нашей Родины пока еще было рукой подать - 180 км. Или осуществить так чаемый немцами маневр ресурсами - переброску с центрального фронта войск под Сталинград или на Кавказ. Разумеется, по логике некоторых сограждан, нужно было ни в коем случае не допускать такого кровопролития. А нужно было оставить и Ржев, и Москву, а потом сдаться, счастливо жить в протекторате «Ост», работать на бауэра в качестве батрака-унтерменша и пить баварское пиво.

- А ночевал Сталин вот в соседней комнате. - Лидия Евгеньевна проводит нас в совершенно обычную «залу» деревенского дома.

В этой комнате Верховный Главнокомандующий отдыхал в ночь  на 6 августа 1943 года. Однако эта экспозиция посвящена не ему, а деревенскому убранству того времени.  Вещей Сталина здесь не сохранилось.

В этой комнате Верховный Главнокомандующий отдыхал в ночь на 6 августа 1943 года. Однако эта экспозиция посвящена не ему, а деревенскому убранству того времени. Вещей Сталина здесь не сохранилось.

Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Решение о первом салюте

О том визите известно немногое. Исследователь Эрик Аубакиров по скупым воспоминаниям сотрудников охраны Сталина Петра Лозгачева и Алексея Рыбина, а также председателя КГБ Ивана Серова смог восстановить хронологию той поездки. Из Москвы Верховный Главнокомандующий выехал спецпоездом в сопровождении Берия и Абакумова. Позже пересели на автомобили. Деревенский домик для «ставки» выбирал лично Серов, не раскрыв перед хозяйкой личность высокого гостя: «Генерал из Москвы поживет».

- А генерал-то твой меня не обокрадет? Немецкий полковник даже глиняные горшки спер, - волновалась пережившая оккупацию женщина.

В хату провели связь, завезли шикарную мебель, хрусталь... Но Сталин приказал отправить все это назад, в Москву.

- У него в этой комнате только стол стоял посередине, - уверяет Лидия Евгеньевна. - Несколько стульев да кровать, на которой он отдыхал ночью.

«Сталин провел совещание с командующим фронтом Еременко, - пишет Аубакиров. - Вначале был злой, даже матерился, но когда получил сообщение о взятии Орла и Белгорода, подобрел. Приказал налить всем охранникам водки».

- Именно тогда Иосиф Виссарионович принимает решение о проведении первого салюта, - подтверждает директор музея. - Кстати, здесь же обсуждалась и Смоленская операция, которая выводила советские войска на запад.

Читальня имени главнокомандующего

На витринах - военная карта Смоленской операции, так называемая генштабовка, набранная из десятка листов. Рукой военного картографа черной и красной тушью размечены позиции, направления ударов. Портреты лидеров антигитлеровской коалиции, их цитаты о Сталине. В красном углу висит икона - недорогая олеография в «виноградном» окладе.

- Она и при Сталине висела? - спрашиваем Козлову.

- Нет. Эта часть музея - реконструкция довоенного быта. Мебель, которую можно было найти в то время, уют. Все экспонаты собраны жителями Ржевского района. Приходят посетители, говорят: «Помню, было такое у бабушки, я принесу!» Так что эту часть мы не увязываем с пребыванием Сталина, его вещей у нас нет. Говорят, подлинная обстановка дома хранилась в запасниках какого-то московского музея, но мы не смогли ее найти...

Перед отъездом в Москву Верховный Главнокомандующий решил отплатить хозяйке за гостеприимство. И даже приказал Серову выдать ей 100 рублей. Сумма была ничтожная - полбуханки хлеба, пачка папирос. Сталин просто не знал этого. И тогда Серов деликатно поправил Главнокомандующего: мол, зачем ей деньги в разрушенном дотла Ржеве? Не лучше ли оставить продукты? Сталин согласился.

«Хозяйка вошла в кладовку, - пишет Эрик Аубакиров. - В ней стоял ящик с консервами, шоколадом и сухой колбасой.

- Это все мне?

- Тебе, тебе, - засмеялся Серов.

- А кто ж это был у меня на хате?

- Товарищ Сталин.

Хозяйка ахнула и грохнулась на пол. Пришлось вызывать военфельдшера».

- Этот дом после войны был выкуплен у колхозницы Кондратьевой, и в нем размещалась изба-читальня имени Сталина, - рассказал «КП» заместитель исполнительного директора Российского военно-исторического общества Владислав Кононов. - Затем имя Сталина потерялось, изба-читальня стала библиотекой. Об этом факте вспомнили местные власти в 2013 году и установили на доме мемориальную доску. Сама экспозиция была достаточно условной - несколько витрин.

- И вы решили ее расширить...

- О существовании этого дома мы в обществе узнали случайно, проводя конкурс военно-исторических маршрутов. Мы решили принять участие в обновлении экспозиции. Собственно, личных вещей Сталина там нет. Есть вещи той эпохи. Реакция номер один: Военно-историческое общество создает культ личности Сталина. Мы в ответ заявляли, что экспозиция событийная и посвящена конкретному историческому факту. Спрашивали, например: «Будете ли вы рассказывать о репрессиях?» На что я ответил: «В «Доме инвалида» разве есть экспозиция, рассказывающая о планах Наполеона по созданию империи и подчинению себе всего земного шара?» Была и другая реакция: «Почему вы так мало рассказываете об этом уникальном факте? Чего боитесь?» Поэтому мы сейчас находимся в такой ситуации, когда нужно принять решение. Экспозиция готова. Есть небольшой бюст Сталина и место для его установки перед домом. Мы ждем только общественного мнения.

Памятники Сталину исчезли с улиц в 1956 году.  Но в последние годы появляются вновь. Этот бюст липецкие коммунисты установили  у своего офиса.

Памятники Сталину исчезли с улиц в 1956 году. Но в последние годы появляются вновь. Этот бюст липецкие коммунисты установили у своего офиса.

Фото: Илья СТРЕБКОВ

ВОПРОС ДНЯ

Нужны ли музеи Сталина?

Эдуард ЛИМОНОВ, писатель, политик:

- В тот период он был главой государства и сыграл огромную роль в войне, так что тут не обойдешься без этого, выбора нет, по-моему. В противном случае надо замалчивать - врать...

Владимир БОРТКО, режиссер:

- Иосиф Сталин руководил нашей страной в труднейший ее период, и это нужно всегда помнить. Без него не было бы и победы в Великой Отечественной войне.

Игорь КОНЫШЕВ, директор музея-заповедника «Горки Ленинские»:

- У нас в музее стоит скульптура Сталина как объект культуры и истории. Если музеи будут выполнять исключительно историческую функцию, то это будет правильно. Невозможно рассказать историю XX века без Ленина, Сталина, Хрущева, Троцкого. Иначе это будет не история, а идеологическая выжимка.

Петр ГЕТТО, председатель Владимирского отделения общества «Мемориал»:

- Я из семьи репрессированных поволжских немцев. Сейчас только во Владимире проживает более 800 бывших репрессированных. О том, как натерпелись люди от сталинского режима, я наслышан предостаточно, и говорить о его прославлении сейчас - это какое-то безумие.

Светлана ГЕРАСИМОВА, историк, специалист по Ржевской битве, Тверь:

- В Хорошеве, о котором идет речь, может быть создан лишь музей события, посвященный единственному выезду главы государства на фронт, но никак не музей Сталина. Его личность слишком масштабна, и создавать музей такой личности в маленьком сельском доме не следует.

Анатолий АРЕФЬЕВ, директор Кубанского казачьего хора:

- Под Ржевом воевал и был тяжело ранен мой папа. Поэтому, если бы такой вопрос вы задали ему, он бы ответил однозначно: нужны.

Александр ВИЛКОВ, завкафедрой Саратовского госуниверситета:

- Думаю, этот вопрос не того уровня, как его выставляют. Люди в муниципальном образовании сами должны решить, готовы они потратить деньги местного бюджета не на ремонт дорог, а на музей. Люди у нас сознательные, сами разберутся.

Гость № 868, читатель сайта KP.RU:

- Память о чудовище, конечно, должна сохраняться - в учебниках и архивах. Но ни в коем случае не в виде культовых сооружений и учреждений.

Ирина СЫСОЕВА, слушательница Радио «КП» (97,2 FM):

- Недавно спорила с товарищем, ярым сталинофобом. Говоря о нынешней коррупции, он возмущался, что казнокрадов почти не наказывают. Я ему напомнила, как с коррупционерами поступали при Сталине. Товарищ призадумался...