Общество6 октября 2015 13:50

"Приходите на меня посмотреть" - Полонский жалуется на холодную еду и зовет Медведева изучить условия в СИЗО

Скандальный экс-олигарх написал премьеру России открытое письмо
Не прошло и нескольких дней после вестей о чудесном исцелении Полонского от рака молитвами невесты, как эксцентричный бизнесмен и сиделец "Матросской тишины" вновь напомнил о себе

Не прошло и нескольких дней после вестей о чудесном исцелении Полонского от рака молитвами невесты, как эксцентричный бизнесмен и сиделец "Матросской тишины" вновь напомнил о себе

Фото: РИА Новости

Не прошло и нескольких дней после вестей о чудесном исцелении Полонского от рака молитвами невесты, как эксцентричный бизнесмен и сиделец "Матросской тишины" вновь напомнил о себе. Сергей Юрьевич, которого обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере (хищении 2,4 миллиарда рублей у дольщиков "Кутузовской мили"), недоволен условиями в СИЗО и написал о своем житье-бытье в открытом письме премьер-министру России Дмитрию Медведеву. И даже пригласил главу правительства, как юриста, заехать и оценить все на месте. "Комсомолка" публикует полностью переданное нам письмо от бывшего миллиардера, когда-то славшего всех не имеющих миллиарда в "ж...":

Открытое обращение к Председателю Правительства Российской Федерации

Медведеву Дмитрию Анатольевичу

российского предпринимателя

Полонского Сергея Юрьевича

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Ваша программная статья о состоянии экономики, предпринимательского климата и о состоянии правоприменительной системы, без решения проблем в которой невозможно решение проблем в экономике, побудила меня написать настоящее открытое обращение.

Я построил за свою жизнь два миллиона квадратных метров уникальных проектов в десяти странах мира. Создал лучшую в стране и одну из лучших в мире девелоперскую компанию – "Миракс". Я так же, как и Вы, вынужден был уехать из Петербурга в Москву. Построил самое высокое здание в Европе – башню "Федерация", за которую никто из москвичей не брался. Вокруг башни "Федерация" возник целый бизнес-кластер, который стал символом современной России. Вы видели это здание и сказали, что оно лучшее из того, что Вы видели. Сегодня там располагается головной офис ВТБ и офис Сбербанка.

Сегодня вот уже пять месяцев я нахожусь в тюрьме повторно по одному и тому же делу, несмотря на решение суда Королевства Камбоджа, вынесенного ранее, в котором указано, что суд не нашел в представленных материалах события преступления и доказательств моей вины.

Меня посадили в тюрьму по обвинению в том, что 11 800 квадратных метров не были надлежащим образом оформлены, что не относилось к моей компетенции, а было обязанностью Правительства г. Москвы и определенного им застройщика.

Несмотря на прямое требование УПК РФ о том, что заключение под стражу не может быть применено, если преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности, я нахожусь в тюрьме.

Помню Ваше выражение, которое стало всемирно известным: «Перестаньте кошмарить бизнес!». А на деле все наоборот. Следователь открыл дело – закрыл бизнес.

Не могу удержаться и не процитировать и сказанное Президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным на недавно прошедшем во Владивостоке экономическом форуме: «В таких условиях всегда лучший ответ – это расширение свободы предпринимательства». А на самом деле – расширение свободы следователя.

Следователь, несмотря на то, что предварительное расследование ведется 36 месяцев, а я под арестом в России уже на протяжении пяти месяцев, выносит новое постановление о продлении срока содержания под стражей, мотивируя в очередной раз тем, что им не хватает времени. Прокурор сегодня процессуально бессилен, так написано в официальном комментарии к УПК РФ. А суд, не вдаваясь в суть дела, просто отпечатывает решение, тратя на него пятнадцать минут, и уже через пять минут выносит заранее отпечатанный текст.

Об этом Вы говорили, когда упоминали отсутствие сдерживающих противовесов в судебно-правоохранительной системе. Результатом этого стала атмосфера страха среди предпринимателей. Страх сковывает сознание, инициативу, способность быстро принимать решения. А в кризисной ситуации именно эти качества и нужны.

В этой связи моя история очень познавательна. По ложному обвинению я помещен в СИЗО-1. Тюрьму – место, определенное для наиболее строгого содержания. Поясню: разницы в содержании обвиняемого, но невиновного до суда лица, и убийцы, отбывающего срок по приговору суда, нет никакой.

Более того, за пять месяцев мне дали три свидания с моим любимым человеком – по часу каждое, вместо положенных десяти по три часа. А с июля 2015 года следователь вообще запретил эти свидания, мотивируя тем, что мы не расписаны. При этом мы не можем расписаться потому, что мой паспорт украден, а по закону в условиях следственного изолятора, его не могут восстановить.

В тюрьмах разрешены длительные свидания, а в следственном изоляторе нет, несмотря на то, что нас, предпринимателей, здесь держат по 2-3 года. На каждого из семи человек, с которыми я здесь познакомился, приходится по 5 детей, которые годами не видели своих отцов.

А то, что у нас в камере, где сидят одни предприниматели, нет телевизора, а в соседней, где сидят арестованные сотрудники ФСИН, телевизор есть? Я уже не говорю о том, что нам приносят холодную еду, которую мы разогреваем на чайнике.

Адвокаты по 5-6 часов ждут в очереди в узком коридоре следственного изолятора, чтобы попасть к нам.

Даже в Королевстве Камбоджа такое невозможно представить.

По итогам пяти месяцев содержания в самой строгой тюрьме страны руководитель следственной группы был у меня два раза. Он сообщил 30 сентября 2015 года, что, несмотря на решение арбитражного суда, вынесенного по делу, которое длилось на протяжении четырех лет, которым было утверждено право собственности на все 11 800 квадратных метров и было установлено, что пострадавших нет, следователь не собирается прекращать уголовное дело. Более того, следователь сообщил, что он закончил все следственные действия, и не собирается выпускать меня из-под стражи. Я уверен, что прокурор и суд его в этом поддержат.

Я давал показания на детекторе лжи, которые доказывают отсутствие какого-либо умысла и факта присвоения каких-либо денег.

При этом следователь Валентина Сергеевна, которая проводила мои единственные четыре допроса и разобралась в деле, в присутствии моих адвокатов сказала, что у нее вопросов больше нет, и она считает это дело чисто арбитражным. После этого данный следователь был отстранен от работы со мной и переживает, что ее за это уволят.

8 октября 2015 года состоится очередной суд, на котором снова будут обвинять предпринимателя, построившего башню «Федерация», и без зазрения совести утверждать, что я — не предприниматель.

Я приглашаю Вас, как юриста, посмотреть, как реально обстоят дела у нас в правосудии. Приезжайте на суд или к нам в СИЗО-1. Ну, а если по каким-то причинам это невозможно, у Вас есть партия «Единая Россия», в которой половина имеет квартиры в построенных мною домах, а вторая мечтала или мечтает их иметь. Сейчас, на осенней сессии, они рассматривают законопроекты по предпринимательству. Поручите им заехать в гости на суд или в СИЗО-1, а мы постараемся донести до них истинное положение дел. И, может, тогда вместо формальных запятых, которые они сейчас правят, примут кардинальные решения по ситуации, связанной с незаконным арестом предпринимателей до суда. И может тогда появится компания, которая будет лучшей в мире.

Остановите в стране правовой беспредел, который сейчас происходит. Не только по моему делу, но и по делам других предпринимателей, которые попали в такую же ситуацию, как и я. Я лично с ними уже познакомился.

Как-то на Петербургском экономическом форуме мы с Вами общались, и Вы сказали, что Россия должна иметь бренд, и не только матрешки. Уверен, что в Ваших силах изменить ситуацию с предпринимательским климатом и экономикой в России. Помогите нам справиться с этим беспределом, и мы с новыми силами, как в постперестроечные времена, поднимем экономику на новый уровень.

Искренне Ваш,

патриот России Полонский С.Ю.

P.S. 30 сентября 2015 года руководитель следственной группы Мурашев А.В. предложил мне признать вину и ходатайствовать о рассмотрении дела в особом порядке, не изучая материалов уголовного дела. Он пояснил, что в этом случае мне дадут условный срок. В противном случае я просижу в СИЗО еще 1,5 года – до окончания суда. А сама судья, с учетом того, что не понимает в экономике, а также учитывая 400 томов уголовного дела, однозначно из страха вынесет обвинительный приговор. Более того, моим контрагентам поступали угрозы от следственных органов о том, что, если они перечислят мне положенные по контракту деньги, то станут обвиняемыми по делу.

У правды нет цены – проверено временем.

Полонский С.Ю.