Происшествия

Родственники погибших рейса 9268: Господи, если мы не сможем опознать, их похоронят безымянными

На процедуру может уйти несколько месяцев
Родственники прибывают к моргу

Родственники прибывают к моргу

Фото: Илья ГОРБУНОВ

ЗАБЫВАЛИ ИМЕНА

Понедельник. Девять утра. По Екатерининскому проспекту медленно движется фура-рефрижератор, ее сопровождают две машины ДПС. Грузовик направляется к зданию бюро судебно-медицинской экспертизы. В кузове - скорбный груз 200. В печальном кортеже выделяется только рисунок на бортах рефрижератора - два пляшущих пингвина. Что поделать, машина гражданская. Под хмурым петербургским небом от этой картинки рвалось сердце.

Родных погибших пассажиров рейса Шарм-эль-Шейх - Санкт-Петербург просили приехать на опознание не раньше девяти утра. Но люди от горя не спали уже вторые сутки. Ничто не держало их дома. В глазах родственников - пустота. Надежды больше нет. Совсем.

Вопросы спасателей о документах, вещах, подписях пролетали мимо.

- Как меня зовут? Меня зовут Алексей... Нет, Александр, - сорокалетний мужчина несколько секунд беспомощно смотрел на пришедшего с ним друга и вдруг начал рыдать. - Володя, я не помню, как меня зовут. Представляешь, не помню. Как! Меня! Зовут!

Истерика прекращается, словно кто-то щелкнул выключателем.

Мужчина, игнорируя и спасателей, и журналистов, пошел вдоль дороги. Полицейский у входа в бюро молча смотрел ему вслед. Подобное он видел уже не раз.

В крематорий тела привозили в маленьких грузовичках.

В крематорий тела привозили в маленьких грузовичках.

Фото: Александр ГЛУЗ

В ОБМОРОК НЕ ПАДАЛИ

К зданию бюро судебно-медицинской экспертизы пропускали только родственников погибших и тех, кто был здесь по работе. Остальным даже у входа стоять запрещали.

- Тут очень тяжело, - признался сотрудник МЧС Андрей, выбежавший в «самоволку» до ближайшего ларька за сигаретами. - Приезжает машина, мы выгружаем тела, потом небольшая передышка и снова выгружаем. Хочу напиться. У нас все хотят. До чертиков. Сейчас нельзя... В обморок ребята не падали, но очень хотелось.

Впрочем, Андрей признался: уж лучше выгружать тела, чем работать с родными, которых привели на опознание.

- Не представляю, как себя чувствуют наши психологи. Там десятки женщин, мужчин, и у каждого своя трагедия. Уж лучше бы они кричали, рыдали. Но они молчат, - поделился впечатлениями спасатель. - Как роботы.

Спасатели повидали многое, но сами еле сдерживают эмоции.

Спасатели повидали многое, но сами еле сдерживают эмоции.

Фото: Илья ГОРБУНОВ

ЛУЧШЕ ПО ФОТОГРАФИИ

Опознание проходило медленно не только потому, что люди приезжали небольшими группами. Просто не у каждого хватало смелости увидеть родного человека мертвым. У входа в бюро замерла девушка. Она курила сигарету за сигаретой и мяла в руках документы. Стояла перед зданием пятнадцать минут и не сделала ни шага.

С многими родственниками погибших приезжали их друзья - для моральной поддержки. Ведь в мгновение осиротевшие люди не могли заставить себя взглянуть даже на фотографии.

- Ее спросили, может ли она посмотреть хотя бы на снимок. Кивнула. Но повернуть голову и взглянуть не получилось, - перешептывались между собой два парня. Они привезли в бюро свою соседку. Один сопровождал ее на экспертизу.

Если человек не может узнать близкого по фотографии, ему приходится смотреть на тело.

Родственники переживают, что не смогут узнать близких.

Родственники переживают, что не смогут узнать близких.

Фото: Илья ГОРБУНОВ

К ЧЕМУ ЦВЕТЫ

Сразу после процедуры опознания спасатели старались «загрузить» людей какими-то мелкими поручениями. Только бы они не думали о том, что увидели в зале.

- Надо ему рубашку привезти. Ту, которую мы ему летом купили, - говорит самой себе старушка в потертом сереньком пальто. - Обязательно надо принести ему эту рубашку. И брюки. Новые, а то старые уже порвались. Мне так сказали...

Хуже всего приходилось тем, кто не смог опознать родного человека.

- Я не смогла никого узнать, - прижавшись к забору, рыдает немолодая женщина. - Господи, а если не смогу? Что, если его так и похоронят безымянным?

- Возможно, получится чуть позже, - гладит ее по спине мужчина с заплаканными глазами.

Многие приезжали с цветами, хотя зачем они на опознании? Это ведь не похороны... Но для родных тех, кто погиб в небе над Синаем, эти красные гвоздики - первая дань памяти. Цветов, слез, мягких игрушек и свечей будет еще очень и очень много.

Некоторые петербуржцы приезжали на машинах, и охрана запускали их без лишних вопросов.

Некоторые петербуржцы приезжали на машинах, и охрана запускали их без лишних вопросов.

Фото: Александр ГЛУЗ

СПРАВКА «КП»

Как проходит процедура опознания

По предварительным данным, самолет развалился еще в воздухе. Часть тел обгорела, другие серьезно пострадали. Чтобы не подвергать родных погибших еще большему стрессу, с телами первым делом работают следователи и работники бюро судмедэкспертизы.

- Исходя из описания, предоставленного родственниками, следователи ищут кого-то конкретного. Показывать людям всех - это слишком жестоко. Поэтому сначала пытаемся отыскать нужного человека по приметам, - пояснили «Комсомолке» в оперативном штабе.

Первым делом родным показывают фотографии тел. И только если есть сомнения и вопросы, людей проводят в зал, где стоят гробы с останками.

При этом в штабе не исключают, что на опознание нескольких пассажиров может уйти больше месяца. Столько времени понадобится на то, чтобы дождаться результатов экспертизы ДНК. Идентифицировать тела визуально вряд ли удастся - они сильно обгорели.

ФОТОРЕПОРТАЖ: Первый день опознания тел погибших в авиакатастрофе на Синайском полуострове

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Юля с Верочкой разбились на самолете!» Последние фото погибших в авиакатастрофе пассажиров

Большинство из пассажиров погибшего рейса были из Петербурга. Были и туристы из других городов. За каждой строчкой в списке пассажиров - своя история. Кто-то праздновал 10-летний юбилей со дня свадьбы. Кто-то решил отметить день рождения в жаркой стране. Многие поехали вместе с детьми, среди которых были и совсем малютки (подробности)

История чудесного спасения: «Мы с мужем могли лететь на этом самолете, но заказали другую путевку»

Сегодня утром Ирина должна была встретить своих подруг с рейса 7K 9268 из Шарм-эль-Шейх. Теперь женщина стоит растерянная в аэропорту Пулково, перебирает совместные фото в телефоне (подробности)

В авиакатастрофе в Египте разбилась участница «Топ-модели по-русски» Елена Домашняя

Петербурженка выступала в первом сезоне, который выходил в эфир в 2011 году. Ей удалось пробиться в число семнадцати финалисток в первой серии, но уже во второй она оказалась на грани вылета. Тем не менее, смогла продержаться еще один эпизод (подробности)

Истории любви прерванного рейса К9268

«Пока смерть не разлучит вас» - эту фразу произносят в загсе на церемонии регистрации брака. Напутствие для многих супругов остается лишь частью свадебного ритуала. Для пар, летевших роковым рейсом Шарм-эль-Шейх – Санкт-Петербург, оно воплотилось в жизнь (подробности)

«Питер, мы с вами!» Известные петербуржцы выразили соболезнования родственникам погибших в Египте

Уже второй день в Петербург летят соболезнования со всех концов планеты. Известные петербуржцы не остались равнодушными к авиакатастрофе в Египте.

Многие из них уже давно не живут в Северной столице, но все равно оставили слова поддержки на своих страничках в социальных сетях. На горе в родном городе откликнулась телеведущая Ольга Бузова, балерина Анастасия Волочкова, олимпийская чемпионка по фигурному катанию Ксения Столбова, футболист Вячеслав Малафеев, актер Александр Соколовский (сериал «Молодежка» - прим. ред.). Одними из первых поддержать земляков решил фигурист Евгений Плющенко и его супруга Яна Рудковская(подробности)