2015-12-03T04:01:54+03:00

Михаил Горевой: Стивен Спилберг снял самое патриотическое кино о России за последнее время

Одну из ключевых ролей в картине «Шпионский мост» – русского КГБ-шника Шишкина - сыграл наш актер [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments8

Шпионский мост (2015).Действие «Шпионского моста» происходит на фоне серии реальных исторических событий и рассказывает о бруклинском адвокате Джеймсе Доноване (Том Хэнкс), который оказывается в эпицентре холодной войны, когда ЦРУ отправляет его на практически невозможное задание – договориться об освобождении захваченного в СССР американского пилота самолета-разведчика U2

Изменить размер текста:

На момент нашего разговора Михаилу Горевому уже порядком поднадоело отвечать на вопрос, как он попал на проект (банально – прошел кастинг, и его выбрали из множества претендентов). Поэтому мы решили поговорить об отношении к России в Голливуде и работе с прославленными актерами и режиссером.

- Как Стивен Спилберг умудрился в такое непростое время для России и США снять фильм, где русские представлены не «отморозками» и лапотниками?

«Шпионский мост» (2015 г.). Фото: Кадр из фильма

«Шпионский мост» (2015 г.). Фото: Кадр из фильма

- Да и сам фильм по сути – о силе духа нашего, советского разведчика Рудольфа Абеля. Это самое патриотическое, на мой взгляд, кино о России, снятое зарубежным режиссером, которое выходило за последнее время. А я смотрю практически все. Я еще на съемках говорил об этом Спилбергу – как это здорово. Основная мысль, которая звучит в картине – «Тогда же мы могли договариваться! В то время!» В конце фильма есть гениальная фраза: - «Cледующая ошибка, которую совершат наши государства, может стать последней вообще в мире». Это разве не про сегодняшний день? Еще, герой Тома Хэнкса, адвокат, спрашивает «меня», лютого КГБ-шника Шишкина – мол, грозит ли опасность Абелю, когда он вернется на Родину? На что Шишкин ему отвечает: «Как идут дела сейчас, так мы все в опасности». Так и сейчас - открой окно, газету, глаза – смотри, что происходит!

- Получается, что Стивен Спилберг берет на себя функции миротворца, снимая такую картину вопреки всему?

- Он уже 30 лет он берет на себя функции человека, который формирует сознание людей, готовых воспринимать и читать что-то кроме букваря. Разве сможет нормальный человек, посмотрев его «Список Шиндлера», стать антисемитом? А сейчас, этот, небольшого роста, но огромного масштаба человек, кричит о мире в своем кино. Это гражданский поступок и я рад, будучи в его команде так же кричать: - «Остановитесь, вы сошли с ума!».

«Мертвый сезон» (1968 г.). Фото: Кадр из фильма

«Мертвый сезон» (1968 г.). Фото: Кадр из фильма

- Вы часто играете сотрудников комитета госбезопасности. Вам не скучно в этом образе?

- Я уже устал считать, сколько я их сыграл. Дело не только в КГБ-шниках. Спроси, есть ли у меня амплуа? Я себя называю «международный злодей Российской Федерации». Мне не поручают роли героев-любовников. У меня за более, чем сто картин, максимум полторы постельные сцены. Если даже сейчас предложат, может и откажусь – боюсь не справиться. А вот если вам надо кого-то качественно помучить, убить с особой жестокостью – это ко мне. Меня мое амплуа не томит – наоборот. Во-первых, злодеев играть интереснее. Они «вкуснее», из них «бульон» круче, чем из «героев».

- А вы как-то эволюционируете в своем образе?

- В смысле из мерзкого в мерзейшего? А кто хуже – Баба Яга или Кощей Бессмертный? Если серьезно, иногда бывает, что чувствуешь недостаток «инструментов». Но у меня же есть целый «арсенал» из злодеев, и я могу собрать паззл из качеств, уже проверенных мною в других лентах. Но это моя тайна.

- Расскажите про Тома Хэнкса: ожидания и реальность.

- Помимо пресловутого «Бонда» у меня - дюжина работ в западном кино. Я снимался и с Мадонной, и с Пирсом Броснаном, и Холли Берри. Не мальчик, в общем. Внутренне я ожидал, что это вменяемые люди. Но я не был готов, что они настолько доступны, душевны, cвободны… У нас, у актеров, существует внутри прибор, который, как в самолетах, определяет: свой-чужой. И тут он сработал, мы оказались «своими». И стали друзьями – и я говорю это не для того, чтобы повыпендриваться.

Михаил Горевой в роли куратора обмена со стороны СССР. Фото: Кадр из фильма

Михаил Горевой в роли куратора обмена со стороны СССР. Фото: Кадр из фильма

Они сами говорят – «Обязательно заезжай, звони, когда будешь в Нью Йорке».

- Мне кажется, что сейчас за границей русский человек подсознательно ждет «удара» – косого взгляда, негативных разговоров о России... А американские актеры особенно политизированы. Как это было у вас? Не перегибал ли кто палку?

- Никогда в жизни я не испытывал никакой дискриминации, дискомфорта или нападения на мою Родину. Я бы, конечно, не позволил, но не чувствовал. Может быть, все понимают, что не надо при мне говорить что-то подобное, за что можно и в репу схлопотать. Правда, был один момент…На картине «По следу», где мы в прошлом сентябре снимались с Джеки Чаном, у актрисы из Финляндии, узнавшей, что я из России (а съемки были в Пекине) на секунду расширились зрачки. Ее «дернуло», и от меня это мгновение не ушло. Но после этого она стала предельно, даже излишне предупредительна. Все.

- А поговорить, обсудить?

- Да, конечно. Особенно с Томом Хэнксом – он задавал вопросы, высказывал свою точку зрения, интересовался, что и как на самом деле.

Выяснили, что всем от нынешней ситуации только плохо. Я не знаю, кому хорошо – наверное, только тем, кто на этом деньги зарабатывает. Но таких надо изолировать или ликвидировать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мы простимся на мосту

1957 год. В Нью-Йорке арестовывают невысокого, тихого мужчину по имени Рудольф Абель. Он советский шпион, гений своего дела, и с этой секунды он - самый ненавидимый человек во всей Америке. Защищать его назначен тихий адвокат Джеймс Донован (Том Хэнкс), который вообще-то специализируется на страховых делах, а не на защите разведчиков. С этой секунды Донован становится вторым самым ненавидимым человеком в США. Особенно если учесть, что он подходит к делу очень ответственно: решает любой ценой спасти Абеля от смертной казни. Решающий довод, который он предъявляет судье: в будущем такой ценный кадр можно будет использовать как козырь в Холодной войне. И он прав - вскоре предоставится шанс обменять Абеля на Фрэнсиса Гэри Пауэрса, американского летчика, чей самолет-разведчик подбили над территорией СССР (читать далее).

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также