Политика

Путин — о фестивале молодежи и студентов: Надо показать страну с лучшей стороны без всякой политизации

Президенту предложили прозвать в Сочи участников из Абхазии, Приднестровья и Донбасса
Владимир Путин с членами комитета XIX Фестиваля молодежи и студентов - 2017. Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Владимир Путин с членами комитета XIX Фестиваля молодежи и студентов - 2017. Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Принимая участников заявочного комитета на проведение Всемирного фестиваля молодежи и студентов, Владимир Путин в очередной раз воспользовался служебным положением. Он довольно часто так делает, чтобы поднять до соответствующего уровня дело, которое считает важным и которое рискует утонуть в море чиновничьих согласований. Так было, например, с центром одаренных детей «Солярис» в Сочи, куда Путин старается приезжать при каждой возможности. Так теперь будет и с фестивалем, который до этого четверга существовал больше в бумажном виде, а после встречи оргкомитета с президентом обрел реальное воплощение. Точнее, начал воплощаться в реальность прямо за столом в Ново-Огарево. Чем-то это напоминало «мозговой штурм», в ходе которого участники «накидывали» идеи, а президент их оценивал.

- Мы хотели бы предложить гостям фестиваля сдать нормы ГТО, - продолжили выкладывать идеи гости.

- Сочи, летом, молодые люди..., - задумался Путин. - Ну а почему нет.

Но тут выяснилось, что фестиваль планируется все же не на лето, а на сентябрь-октябрь, и точные даты надо согласовывать с администрацией Сочи. Хотя на нормы ГТО в программе это вряд ли повлияет.

- Вы где это планируете проводить? - расспрашивал президент студентов. - В Олимпийском кластере или горном? Учтите, что олимпийский медиацентр в Имеритинской долине будет приспосабливаться к нуждам учебного центра «Сириус», хотя и для фестиваля место всегда найдется.

Во время обсуждения программы фестиваля один из участников начал рассказывать о том, как проходил предыдущий фестиваль в Эквадоре:

- Мы хотели как-то обозначить, что мы из России, поэтому решили надеть русские майки.

- Как выглядят русские майки? - заинтересовался Путин.

- Флаг России и герб на нем.

- Это у вас президентский штандарт получился на груди, - удивился глава государства.

- Мы хотели бы попросить вас взять шефство над нашим оргкомитетом, - ожидаемо попросили гости.

- Шефом я еще не был, - задумался президент. - Давайте попробуем.

Фестиваль всегда был лицом страны, которая его проводит, и в этой связи начали вспоминать, как он проходил в 1957 году в Москве.

- Тогда многие рассматривали это, как предвестник разрушения железного занавеса, - сказал Путин, вольно или невольно проведя параллель с сегодняшними санкциями Запада. - Ну до снятия железного занавеса было еще далековато, но в целом страна наша показала себя достаточно открытой, готовой к развитию контактов, связей на всех уровнях. Мне бы очень хотелось, чтобы и в этот раз Россия продемонстрировала свои наилучшие качества, достижения, устремления в будущее и желание сотрудничать уже на новом уровне.

Тут же возник дипломатический вопрос.

- Мир очень динамично развивается, карта мира меняется, появляются новые государства, - сказала одна из участниц. - Очень хотелось бы, чтобы по максимуму в фестивале имели возможность поучаствовать и постсоветское наше пространство. В частности, непризнанные и полупризнанные государства - Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Донецкая и Луганская республики. Это наши бывшие соотечественники, у них могут быть проблемы паспортного характера, режимного.

- Я ничего против не имею, - ответил Путин. - Но скажу неожиданную вещь, может быть. Здесь вот коллега говорил о том, что мероприятия подобного рода - продолжение внешнеполитического курса. Но исходя из сложившейся традиции, все-таки нам лучше его деполитизировать максимально. И ни в коем случае не выпячивать эти особенности, связанные с данными территориями. Это должна быть общегуманитарная акция, которая не создает никаких проблем, а, наоборот, работает на то, чтобы эти проблемы сгладить.