В мире

Эксперт - о карабахском конфликте: бои идут только на юго-восточном направлении

Политический обозреватель Айк Халатян рассказал Радио «КП», как обстоят дела на «спорной территории»
Политический обозреватель Айк Халатян.

Политический обозреватель Айк Халатян.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Журналист и политический обозреватель Айк Халатян сообщил «Комсомолке», как обстоят дела в зоне карабахского конфликта. Так, по его данным, бои в настоящее время идут только на юго-восточном направлении.

- Сейчас, судя по данным, в основном бои идут только на юго-восточном направлении. Надо понимать, что там немножко более благоприятный для азербайджанцев рельеф, там равнинная местность. Видимо, поэтому решили атаковать в этом направлении, с надеждой, что там будет больше шансов на успех, чем в других районах. Потому что другие районы намного более хорошо защищены, и там горная местность, практически невозможно добиться каких-то успехов у азербайджанской стороны. И опять же, там ракетные обстрелы, артиллерия, бронетехника. Про авиацию сегодня нет ничего, про вертолеты. В основном говорится только о реактивных и артиллерийских системах и бронетехнике, - сказал Айк Грантович в эфире Радио «КП».

Также наш эксперт рассказал о том, что происходит в Армении, а также о пяти якобы азербайджанских территориях.

- А как у людей, со вчерашнего дня изменилась обстановка, в Ереване, например, или все так же спокойно?

- Знаете, меня удивило, что очень спокойно люди к этому отнеслись. Естественно, люди беспокоятся. У каждого есть какой-то родственник, который там, на передовой, дальний, близкий родственник, люди беспокоятся. Но при этом очень спокойны, потому что это состояние - ни мира, ни войны, когда якобы не война, но при этом в год погибают десятки молодых парней, людям уже надоело. Иногда можно даже услышать мнение, что уж лучше пусть будет война, когда окончательно вопрос будет определен – или мы, или они, - чем вот такое состояние – ни мира, ни войны. Люди не хотят войны, но при этом к войне готовы. Если посмотрите, очень много добровольцев из Армении, особенно из Нагорного Карабаха, бывших ветеранов войны, молодежи, сейчас пошли добровольцами. Вчера было столпотворение в военкоматах от НКР, из Армении очень много ветеранов прошлой войны выехало туда. Хотя военное руководство говорит, что никакой необходимости нет в добровольцах, что вооруженные силы Армении и НКР сами по себе справляются. Но люди хотят помочь как-то.

- Я послушал о том, что говорит посол Азербайджана в России. Его риторика вам ясна, я думаю, как никому. Он еще говорил про пять (вы сказали, что семь) районов, которые, как он говорит, оккупированы. Это что вообще за земли, как к этому относиться?

- Вот смотрите. Я сделаю небольшой исторический экскурс, чтобы вы поняли ситуацию. Когда принимался вопрос о том, где будет Нагорный Карабах (это начало 20-х годов, когда советская власть установилась в Армении и Азербайджане), территория Нагорного Карабаха была намного больше, чем НКАО (Нагорно-Карабахская автономная область). Весь этот Нагорный Карабах был передан Азербайджану. Там были моменты, вмешательство Сталина, который изменил решение Кавбюро. В 30-х годах в Азербайджане была проведена административная реформа, и многие районы Нагорный Карабах потерял. Осталась территория НКАО, которая не имела общей границы с Арменией. Хотя до этого, когда Нагорный Карабах передавался Азербайджану, он имел общую границу с Арменией. Когда карабахское движение началось, в его составе были эта территория Нагорно-Карабахской автономной области, НКАО так называемое, и Шаумяновский район, который населен был в большинстве своем армянами. Это на севере. Он как бы формально не входил в состав НКАО, но карабахское движение началось там. В ходе войны армянским войскам удалось создать территорию безопасности вокруг Нагорного Карабаха. Хотя по Конституции НКР все эти территории входят в ее состав. В переговорном процессе идет немного другая ситуация. Там стоит на кону такой вопрос, что если вопрос будет решен, то сначала Армения возвращает пять районов, у нее остается Лачинский район и Кельбаджарский район, а потом, через несколько лет, Армения возвращает и Кельбаджанский район. А вот вопрос Лачинского района немножко неясен – или он полностью остается в составе НКР, так как через него идет дорога из Армении в НКР, или какая-то часть этого района вокруг дороги остается в руках Армении или НКР. Он поэтому сказал пять районов, потому что никто не ставит вопрос, что мы должны вернуть семь районов. Сейчас разговор идет вокруг этого. Как бы азербайджанская сторона предлагает: вы нам эти районы верните, мы потом сядем и поговорим, какой будет статус НКР, но он точно не будет независимым. Армянская сторона говорит: мы согласны определенную часть этих территорий вернуть, но мы их вернем только в обмен на окончательное определение статуса НКР как независимого государства. Как бы землю в обмен на статус. И вот весь переговорный процесс идет вокруг этих двух диаметрально разных позиций.

А что касается заявления посла, я хочу сказать, что эту риторику мы постоянно слушаем. Если бы у Азербайджана была хотя бы малейшая уверенность, что шансов 70-80, что у него есть шанс на силовое решение конфликта, война давно бы случилась. Но так как у него нет ни количественного, ни качественного превосходства над армянскими силами, поэтому войны не будет. Это всё как бы шантаж посредников и армянской стороны угрозой войны. Армения к этому привыкла, Армения и НКР привыкли. Наши говорят: хотите мира – мы готовы к миру, хотите войны – будет война.

Напомним, в субботу Армения и Азербайджан заявили об обострении ситуации в зоне карабахского конфликта. Стороны обвинили друг друга в нарушении перемирия. В результате между арямянскими и азербайджанскими военными завязались ожесточенные бои. По официальным данным, погибли 18 солдат из Армении, а потери азербайджанской стороны составляют 12 человек.