Общество

Полетели на полюс!

После недели нервного ожидания, команды Матвея Шпаро вылетели к северному полюсу
После недели нервного ожидания, команды Матвея Шпаро вылетели к северному полюсу

После недели нервного ожидания, команды Матвея Шпаро вылетели к северному полюсу

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А кого провожаете? - обратился ко мне бородатый мужчина в зале аэропорта «Внуково». Несколько камер, фотографы - он наверняка ждал, что я сейчас назову ему имя известной звезды театра и кино.

- Детишек на Северный Полюс отправляем, - отвечаю ему гордо.

- За что это их так? - морщится.

Я не стал ему объяснять, что десятки ребят пытались пробиться хотя бы на отбор в девятую экспедицию «На лыжах - к северному полюсу». А потом из тех, кто был допущен к сборам в Карелии, отсеяли всего семерых счастливчиков. И что те, кто теперь полетит в снега и льды, взяли с собой фотографии своих товарищей, которым повезло меньше, чтобы те хоть как-то очутились на вершине мира. Зачем? Вот меня бы спросили в детстве - пойдешь? Я бы точно не стал сомневаться!

Между тем с огромными санями и тюками появляются ребята. Радостные. Экспедиция долго переносилась, и вот теперь они на финишной прямой. Помимо необходимых вещей, девчонки взяли с собой медвежонка и соломенную шляпку. Шляпка - талисман одной из участниц. Ну а медведь - на тот случай, если не удастся увидеть реального.

Помимо необходимых вещей, девчонки взяли с собой медвежонка и соломенную шляпку. Шляпка - талисман одной из участниц. Ну а медведь - на тот случай, если не удастся увидеть реального.

Помимо необходимых вещей, девчонки взяли с собой медвежонка и соломенную шляпку. Шляпка - талисман одной из участниц. Ну а медведь - на тот случай, если не удастся увидеть реального.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Подхожу к их руководителю - Матвею Шпаро.

- Ваша экспедиция немного сдвинулась по срокам, почему так получилось?

- Ну мы называем это «погодными условиями», станция Борнео находится на льдине и работает всего лишь один месяц в году - апрель. Первое, что там должно появиться, - взлетно-посадочная полоса. И вот она появилась, потом сломалась, потом опять появилась, короче в итоге построили пять полос. Последние недели мы находились на рюкзаках, дети были напряжены, но вылететь не удавалось, и пару дней назад нам сообщили, что наконец-то готовы нас принять. Но вообще, я думаю, что сидеть в Москве гораздо лучше, чем сидеть на льдине.

- Просидеть восемь дней на рюкзаках - очень нервная ситуация...

- Я думаю, что это даже полезно, потому что за эти дни мы смогли не только починить все наше снаряжение, а даже успели его сломать, а потом еще раз починить. Чем больше ты работаешь со снаряжением до экспедиции, тем лучше - можешь довести все до автоматизма, потом на льдине тебе будет гораздо легче.

Внушительный багаж участников экспедиции.

Внушительный багаж участников экспедиции.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Вы все это время были с детьми, скажите, вы теперь на сто процентов уверены в этих ребятах?

- Я думаю, что эта команда максимально сильная и максимально нацелена на результат. На сто процентов очень сложно быть уверенным даже в самом себе. Я вот не люблю говорить заранее, что все будет хорошо, потому что Арктика меняет людей. Но пока я вижу, что ребята очень сильны морально и физически.

Рядом с Матвеем его жена Наталья следит за его рюкзаком. Улыбается и пытается сделать селфи с мужем.

- Ну скажите, - обращаюсь к ней. - Вот ваш муж отправляется в очередной раз на Северный Полюс. Как это происходит в вашей семье? Вы, наверное, ему говорите, мол, дорогой, будешь из полюса возвращаться, зайди в магазин за хлебом, спокойно так?

- В принципе, да. Нервозность какая-то есть, но ее нужно прятать. И тогда все получается!

Команда делает групповую фотографию и отправляется на посадку. Пожелаем удачи отважным путешественникам.

Фотография перед вылетом к намеченной цели. Впереди сотни километров сложнейшего путешествия.

Фотография перед вылетом к намеченной цели. Впереди сотни километров сложнейшего путешествия.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ