2016-05-13T09:19:59+03:00

Первое частное научное судно «Картеш»: За сокровищами на Новую Землю!

Уникальная "Полярная экспедиция" выходит в море
Поделиться:
Комментарии: comments7
Вот такой он - первый частный НИС. Фото "Полярной экспедиции".Вот такой он - первый частный НИС. Фото "Полярной экспедиции".
Изменить размер текста:

Когда мне предложили познакомиться с владельцами первого в России частного научно-исследовательского судна (то есть по-ученому, НИСа), я решил, что это шутка. Это вам не нефтяной танкер, не роскошный лайнер и не пафосная яхта. Кому в голову придет брать на себя такие хлопоты и немалые расходы? «Нет, точно. Не веришь? Позвони!» И я записал номер телефона.

Сергей Бедаш. Фото "Полярной экспедиции"

Сергей Бедаш. Фото "Полярной экспедиции"

...Сергей Бедаш худощав, жилист. Ему чуть за сорок. Первым делом он, словно тузы, раскладывает на столе фотографии лежбища моржей и скал, торчащих из темно-синих вод:

- Угадайте, где это было снято? Правда, похоже на Сицилию? А это наша Новая Земля!

Мы сидим очень долго. Час, второй, третий. И не можем наговориться. Я знаю сколько наших НИСов не выжили в 90-е и 2000-е, ушли на металлолом. Я был последним, кто поднимался на борт гордого красавца «Юрия Гагарина» прежде чем его отправили в Индию на переплавку. А это судно - плавучий ЦУП - принимало сигналы с космических станций и было настолько мощным, что когда в 100-тысячном портовом Ильичевске из-за бури вырубилось электричество, к системе энергопитания подключили дизели «Гагарина» и дали свет городу. После развала СССР «Юрий Гагарин» достался Украине. Впрочем, суда космического флота, оставшиеся в России, списали примерно в те же годы. Для меня, в детстве с одесского пляжа любовавшегося шарами-антеннам приходившего на рейд строгого «Космонавта Владимир Комаров», потеря умных судов как потеря близкого человека.

НИС «Картеш», названный в честь мыса в Белом море, где «живет» биостанция питерского Зоологического института (ей же он и принадлежал поначалу), «на иголки» вообще должны были списать дважды. Когда в 80-е годы прошлого века на нем выходили в море ученые, корпус судна был тогда белого торжественного цвета, как парадная рубаха матроса. Но пришли 90-е…

«Картеш» спасли дайверы - его купил Подводный клуб МГУ. Судно отремонтировать и покрасили в романтичный синий цвет. «Картеш» весело выходил на дайвинг-сафари в Белое и Баренцево моря. Пока кризис 2009-го не подкосил туристическую отрасль.

«Картеш» три года гнил у причала. Его исключили из регистра морских судов...

- Я выходил на «Картеше» в 90-е. Поэтому так тяжело было с ним расставаться, просто сердце болело. - объясняет Сергей Бедаш. - Но я понимал: чтобы судно оживить нужна идея. Ради чего люди будут давать деньги на его восстановление? Тогда я придумал для «Картеша» научно-просветительский проект.

- Но деньги-то нужны были немалые…

- Не такие уж большие. Примерно столько, сколько стоит двушка в спальном районе Москвы, - тушуется Бедаш. - Я вложил то, что у меня было, друзья помоги, фотографы, которым мы предложили выходит с нами, чтобы снимать северную природу. Яхта какого-нибудь олигарха дороже стоит!

И чудо случилось. В 2014 году «Картеш» снова вышел в море! На этот раз его корпус покрасили в красный цвет. Получились символично: три периода в жизни судна - три цвета российского флага - белый, синий, красный.

ТТХ судна: водоизмещение 300 тонн, общая численность 24 человека (в том числе 8 человек экипаж), длина 34 м, ширина 7 м, скорость 9 узлов. Фото "Полярной экспедиции".

ТТХ судна: водоизмещение 300 тонн, общая численность 24 человека (в том числе 8 человек экипаж), длина 34 м, ширина 7 м, скорость 9 узлов. Фото "Полярной экспедиции".

Чунга-чанга...

И тут оказалось, что времена изменились и «Картеш» нужен стране именно как НИС! Ученым - океанологам, биологам, географам, сейсмологам. Нужен историкам. Нужен жителям прибрежных поселков. По хлопотам, которые на него свалились, «Картеш» стал напоминать главного героя мультика «Катерок» - кораблик, который развозил по островам всякие полезные вещи (помните песенку из мульчика про «Чунга-Чангу»?).

- Мы даже не представляли сколько еще неизведанного в Арктике! - говорит Бедаш. - Есть районы, где только однажды - в 40-50-е годы прошлого века высаживались ученые...

- Например?

И Сергей рассказывает об одной из загадок, с которой столкнулись исследователи за две прошедшие навигации. На острове Вайгач есть лежбище редких атлантических моржей. Пляжатся там около 800 особей. Но… одни самцы. Где в это время находятся самки с детенышами? Ученые пожимают плечами: «Где-то там!»

Загадочные моржи на острове Вайгач. А где самки? Фото "Полярной экспедиции"

Загадочные моржи на острове Вайгач. А где самки? Фото "Полярной экспедиции"

В прошлом году биологи уставили на бивнях моржей спутниковые метки, чтобы изучить пути их миграции. И выяснились вообще удивительные вещи: у наших моржей разные характеры. Большинство - домоседы, недалеко отплывут от острова покушать и возвращаются назад. Но есть и колумбы, которые плавают аж в Гренландию, в Канаду. Зачем?

Арктические моржи - существа малоизученные, загадочные. Фото "Полярной экспедиции"

Арктические моржи - существа малоизученные, загадочные. Фото "Полярной экспедиции"

- Хотим исследовать белых медведей. О них тоже - не поверите - мало что известно! - продолжает Сергей. - А крабы…

И рассказывает другую драматическую историю. Оказывается, лет тридцать назад в Баренцево море выпустили дальневосточных крабов - чтобы со временем и на севере его добывать. А пока краб приживался ввели жесткие законы, ограничивающие его лов. Краб расплодился, подмяв под себя местную экосистему. Теперь тралы рыбаков, добывающие традиционную северную треску, на половину забиты крабом. Их выбрасывают обратно в море - нет лицензии на лов обнаглевшего гостя. А краб уже каким-то чудом забрался и в Белое море…

- Мы хотим провести исследования краба за свой счет. Северные моря нужно спасать! - хмурится Сергей.

Как и многих романтиков, ребят, восстановивших «Картеш», вдохновлял знаменитый исследователей морей Жак Ив Кусто. Но что для меня важно - они романтики, но не альтруисты. Первый частный НИС сам зарабатывает себе на жизнь! У институтов появились деньги на научные исследования. Компании, которые разрабатывают шельф, обязаны отчитываться насколько их работа влияет на природу.

- На судне поставили новое навигационное оборудование, тралы, современную аппаратуру, - гордится научный руководитель «Полярной экспедиции «Картеш», зам декана геофака МГУ Михаил Токарев. - Теперь оно одно из самых востребованных в Арктике!

«Привезли деду подсолнухи»

Параллельно с исследованиями команда «Картеша» успевает помогать жителям прибрежных поселков, заниматься историей арктических походов русских мореплавателей. И это плюс частного судна. Можно заниматься всем, что кажется важным.

- Мало кто в прибрежных поселках - таких как, например, прозвучавшая недавно в фильме «Левиафан» Териберка - уезжали дальше своей малой родины, - объясняет Бедаш. - А мы привозим им фотовыставки, рассказывающие о жизни в нашей стране. В прошлом году дед-ненец выпросил у нас фотографию с подсолнухами. Он думал, что это цветы, даже не представлял, что это сельскохозяйственная культура.

Выставки фотографий «Полярная экспедиция «Картеш» устраивает в Архагельске, Мурманске, Москве, Нарьян-Маре.

- В 2014 году - а это год столетия возвращения выживших членов экспедиций Седова и Брусилова, в поселке Рында, где они высадились, мы установили памятный крест, флагшток с российским флагом и памятную гранитную доску, - рассказывает Сергей.

Наши «пиастры»

Главная цель «Полярной экспедиции «Картеш»-2016, которая начнется через несколько месяцев, - Новая земля.

Новая Земля. Наш Остров Сокровищ. Фото "Полярной экспедиции"

Новая Земля. Наш Остров Сокровищ. Фото "Полярной экспедиции"

- Если у обычного человека спросить, как вы представляете Новую Землю, скажут - там льды, камни… - рассказывает Сергей. - А там все по-другому. В прошлом году мы ненадолго высаживали ученых и фотографов на южном острове архипелага в районе мыса Саханин. Фантастические виды! В этом году высадим десантную группу и впервые отправимся вглубь острова. Места там необычные. Много, например, белых медведей.

- Это наш остров сокровищ? - интересуюсь я.

- Настоящие сокровища - это не пиастры в пиратском сундуке, - задумывается Бедаш. - Это наша природа, наши моря, животные, которые там водятся...

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также