2016-11-01T08:45:47+03:00

Москва таинственная вокруг ВДНХ: «дом афериста», ячейки для рабочих и откуда растут ноги у «дома на ножках»

Продолжаем открывать московские тайны вместе с Радио «Комсомольская правда» [аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments4
Рабочий и колхозница переглядываются с Домом Жолтовского: мощную, мол, память об СССР храним мы с тобой! Фото: Елизавета ВолосноваРабочий и колхозница переглядываются с Домом Жолтовского: мощную, мол, память об СССР храним мы с тобой! Фото: Елизавета Волоснова
Изменить размер текста:

Андреассен:

- Обычно мы в нашей рубрике отправляемся в центр города, изучать тайны, которые скрывают старые дома. А сегодня отправимся в противоположном направлении. Потому что окраины Москвы не менее интересны и не менее старинны зачастую, нежели наш центр. Недаром в Москве, оказывается, есть целая организация, целый клуб – «Пошли пешком» он называется – который водит экскурсии исключительно по окраинам. И руководитель и основатель этого клуба у меня сегодня в гостях – Елизавета Волоснова.

Впрочем, мы договорились первую нашу экскурсию начать не так уж и далеко от центра. Близ ВДНХ. И назвали ее условно «другая сторона ВДНХ». Ну, это место все себе представляют. Вышли за пределы выставки - и знаем, что там есть гостиница «Космос». А вот откуда там взялась космическая тема?

Волоснова:

- Все началось с Сергея Павловича Королева и запуска первого искусственного спутника Земли. Когда этот спутник был запущен, всех участников, разумеется, награждали. Дачами. И только Сергею Павловичу Королеву за его невероятные заслуги разрешили построить дом в черте Москвы. Что он и сделал. Построил себе двухэтажный дом, в котором сейчас музей. Это было его семейное гнездо и одновременно рабочий кабинет.

Андреассен:

- До тех пор, пока его не посадили на некоторое время. Но это уже другая история... Давайте перейдем к гостинице «Космос»: почему такая странная форма?

Волоснова:

- Я за слово «оригинальная». Возможно, вы знаете, что эта гостиница строилась к Олимпиаде 1980 года. Ну, гостиниц в то время возводили много, а «Космос» должен был выделяться на их фоне. А когда все закончилось, наши люди, острые на язык, посмотрели на форму здания и прозвали за нее «Полстакана» (см. фото.).

За необычную форму "Космос" наш народ немедленно прозвал "полстакана". Фото: Елизавета Волоснова

За необычную форму "Космос" наш народ немедленно прозвал "полстакана". Фото: Елизавета Волоснова

Андреассен:

- А что делает там Шерль де Голль?

Волоснова:

- Да, у «Космоса» вы видите монументальную скульптуру Шарля де Голля, автор – Зураб Церетели. Де Голль там появился потому, что гостиница строилась нашими и французскими архитекторами. А Шарль де Голль, как известно, был президентом Франции. А маленький скверик перед гостиницей - это не скверик, оказывается, это целая площадь, которая тоже носит имя Шарля де Голля.

Но коль уж мы с вами заговорили о прозвищах, то Шарля-то наши люди тоже не обошли вниманием. Ну, де Голля ведь знают не так чтобы многие, зато все наши люди очень любят французские комедии, поэтому этот памятник прозвали Луи де Фюнесом.

Но это не единственное его прозвище. У нас же самая читающая нация, и наши люди любят не только отечественную литературу, но и чешскую, например. Поэтому еще одно народное название этого произведения - «памятник бравому солдату Швейку».

Памятника Шарлю де Голлю тоже обрел в народе новое имя. И не одно. Фото: Елизавета Волоснова

Памятника Шарлю де Голлю тоже обрел в народе новое имя. И не одно. Фото: Елизавета Волоснова

Андреассен:

- Это была самая крупная в России гостиница? Порядка 1800 номеров – по данным Книги рекордов России.

Волоснова:

- На момент постройки это была самая большая гостиница. Кстати, «Космос» отличается еще одним новшеством. Впервые в СССР в гостинице применили стеклопакеты. Сейчас нас этим не удивишь, а тогда – это был 1979 год – это было какое-то чудо!

Андреассен:

- То есть, там не было щелей и утеплять поролоном их было не нужно?

Волоснова:

- Да, их не нужно было заклеивать и представляете, их не нужно заклеивать до сих пор, потому что эти стеклопакеты – 37 лет прошло! – до сих пор служат верой и правдой.

Давайте мы пройдем немножко дальше по Проспекту Мира и подойдем к еще одному весьма оригинальному дому – это так называемый дом на ножках.

Андреассен:

- Что это за чудо и зачем? Ведь «дом на ногах» - все-таки проект, который более распространен в тех краях, которым часто грозят наводнения... При чем тут Москва?

Волоснова:

- Да, такие дома действительно обычно строят там, где много воды. Хотя столичные ливни последнее время наводят на мысли... Но этот-то дом строился гораздо раньше, в далеком 1968 году… Кстати, в нем тоже 25 этажей, как и в гостинице «Космос». И первый этаж начинается там, где в обычных домах начинается третий... Словом, дом выглядел просто огромным, невероятным.

И вот возникает вопрос – зачем же ему «ноги»?

На этот счет есть разные версии. Первая говорит нам о том, что ноги нужны для того, чтобы не скапливались выхлопные газы: рядом большая трасса, проспект Мира, и хочется, чтобы все продувалось. А вторая версия такова: мол, архитекторы побывали в юго-восточной Азии, где часто случаются землетрясения, и им так понравилась идея домов на сваях, которые при землетрясении не разрушатся, что они решили воплотить ее в Москве, несмотря на то, что в Москве землетрясений практически не бывает. Вот так и вырос на Проспекте Мира дом на ножках.

Насчет того, зачем этому дому "ножки", есть несколько версий. Фото: Елизавета Волоснова

Насчет того, зачем этому дому "ножки", есть несколько версий. Фото: Елизавета Волоснова

Андреассен:

- У меня третья версия - это перекличка с гостиницей «Космос», продолжение этой идеи «всех удивить»… Кстати, рассказывая про «Космос», мы не упомянули, что там снималось кино «Дневной дозор».

Волоснова:

- И в «доме на ножках» тоже снимался фильм – «Усатый нянь». Точнее, самые первые кадры, когда Кеша, который тогда еще был обычным хулиганом, желая произвести впечатление на свою даму сердца, на мотороллере въезжает в подъезд. Это подъезд как раз того самого «дома на ножках».

Андреассен:

- А рядом - еще как минимум два дома, которым нужно уделить внимание.

Волоснова:

- Давайте поговорим про дом Жолтовского, тем более что фамилия Жолтовский достаточно известная. Обычно ее вспоминают в связи с центром Москвы – дом с башенкой на Смоленской площади.

Андреассен:

- Этот жилой дом тогда восприняли как дворец.

Волоснова:

- Да. Его рук дело - и московский ипподром. Но как-то забывают о том, что Жолтовский строил далеко не только в центре. Стоит нам сделать несколько шагов от «дома на ножках» - и мы с вами оказываемся возле дома Жолтовского на проспекте Мира. Он желтый, поэтому многие почему-то считают, что «домом Жолтовского» он называется именно из-за цвета. На самом деле Иван Жолтовский – известный московский архитектор, который много чего строил в Москве послевоенных лет.

Чем примечателен дом на проспекте Мира? Если мы подойдем к нему поближе, мы увидим, что там прозрачные лифтовые шахты, стеклянные такие. Эка невидаль, скажете вы, сейчас в каждом торговом центре такие. Но этот дом, не забывайте, был построен в конце 50-х. Именно Жолтовский придумал эти прозрачные лифтовые шахты, потому что он был искренне убежден в том, что люди, поднимаясь к себе на этаж, должны любоваться окружающими пейзажами.

Именно Жолтовский придумал эти прозрачные лифты: едет человек домой и любуется красотой советской страны вокруг. Фото: Елизавета Волоснова

Именно Жолтовский придумал эти прозрачные лифты: едет человек домой и любуется красотой советской страны вокруг. Фото: Елизавета Волоснова

Андреассен:

- Красивая идея: весь мир вокруг советского человека будет таким замечательным, что ты, приходя домой после трудовых будней, будешь ехать до своей квартиры и гордиться тем, что построено вокруг... Что еще примечательного в доме Жолтовского?

Волоснова:

- Если мы подойдем к фасаду этого здания, то увидим на нем красивую лепнину. Но если обойдем дом вокруг, мы увидим, что с другой стороны дома лепнины нет. Случайность? При строительстве не заметили или вдруг украли? Нет. Дело в том, что строительство этого дома пришлось как раз на начало правления Хрущева. Вообще, Жолтовский строил при Сталине, был всегда обласкан правительством, его хвалили, награждали. Именно в его творениях правительство нашло такой новый парадный послевоенный стиль. Он очень любил такие украшательства, у него на домах всегда лепнина, карнизы, все красиво. Но тут приходит Хрущев, и начинается борьба с архитектурными излишествами. И Жолтовский просто не успел доукрашать дом.

А еще этот ведомственный дом, дом Высшего совета народного хозяйства, в народе прозвали «дом аферистов».

Андреассен:

- Как-то смело для того времени, я бы сказала.

Видите орнамент под крышей? Со стороны улицы дом украшен. А вот со стороны двора - нет. В чем же дело? Фото: Елизавета Волоснова

Видите орнамент под крышей? Со стороны улицы дом украшен. А вот со стороны двора - нет. В чем же дело? Фото: Елизавета Волоснова

Волоснова:

- Когда я об этом узнала, тоже подумала: неужели так откровенно и прямо критиковали Высший совет народного хозяйства? Но оказалось, что причина кроется совсем в другом. Дело в том, что в этом доме сквозные подъезды, и через эти подъезды было очень удобно убегать мошенникам и прочим всяким личностям. В частности, очень любили скрываться там от таксистов. Приехал на такси, сказал: я кошелек забыл, сейчас в квартиру забегу, деньги принесу. Убежал, проскочил насквозь через подъезд - и поминай, как звали. А бедные таксисты стояли и ждали. Поэтому в народе и появилось такое название – дом аферистов.

Андреассен:

- Да, не предусмотрителен был Жолтовский, когда построил так, но он же верил в светлое будущее.

Волоснова:

- Безусловно. Он совсем не думал о том, что его домом будут пользоваться мошенники.

Андреассен:

- Рядом еще одно здание, куда нам надо заглянуть, - общежитие ватной фабрики.

Волоснова:

- Да, если мы продолжим наше движение по проспекту Мира, мы увидим здание с виду совсем неказистое, такое серенькое. Это общежитие ватной фабрики. Дом 1927 года постройки. Архитектор Гинзбург. Сразу в памяти всплывает его дом Наркомфина в центре.

Общежитие состояло из трех корпусов. До наших дней, к сожалению, только два сохранились - коммунальный и корпус для семейных рабочих. А был еще третий корпус, с ячейками типа Ф.

Андреассен:

- Переведите.

Волоснова:

- Давайте разбираться, что же это за корпуса такие. То, что касается коммунального корпуса, тут название говорит само за себя. Это всякие фабрики-кухни, прачечные, актовые залы и т.д. Корпус для семейных рабочих тоже был не оригинален, квартиры там похожи на наши современные квартиры, только очень маленькие. А вот тот самый корпус с ячейками типа Ф, который, к сожалению, до наших дней не сохранился, потому что был деревянным, - это, наверное, самое интересное из этого комплекса. Это двухэтажные ячейки. Причем сам Гинзбург называл их именно жилыми ячейками. Это, по сути, двухэтажный блок. Вы заходите, у вас общая прихожая, и один человек идет к себе в комнату по лестнице наверх, другой – по лестнице в комнату спускается вниз. Особенностью этого корпуса являлось то, что у каждого человека, даже если он молодой, одинокий и живет в своей собственной комнате, во всех комнатах были удобства, маленькие, тесные, но, тем не менее, свои. И это принципиальное отличие от коммуналок, которыми потом была застроена Москва.

Андреассен:

- Но кухни там не было. То есть, идея Гинзбурга была в том (она проявляется и в доме Наркомфина, и в этом общежитии ватной фабрики), что огромная столовая вынесена отдельно, и люди дома у себя не готовят. Некода! Человек светлого будущего ест вместе с другими.

Волоснова:

- Да. Именно для этого рядом с ячейками расположен коммунальный корпус. Но в комнатах был-таки кухонный блок. Но это не кухня, а такой маленький отсек, просто чтобы разогреть еду, если вдруг покушать захочется, например, ночью.

Андреассен:

- Вот такие идеи развивали и воплощали архитекторы советского прошлого. То, что от них сохранилось, можно увидеть на экскурсиях клуба «Пошли пешком». Выбирайте экскурсию себе по душе у них на сайте и выходите на улицу, не сидите дома, изучайте нашу Москву.

Москва таинственная вокруг ВДНХ: «дом афериста», ячейки для рабочих и откуда растут ноги у «дома на ножках»

00:00
00:00
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ