2016-12-14T12:31:32+03:00

Историк моды Александр Васильев: Безвкусица была всегда, но сейчас ей просто нет альтернативы

Знаменитый телеведущий ответил на вопросы «Комсомолки» о новых квартирах в Зеленоградске, сохранении исторического наследия и о своих коллекциях
Поделиться:
Комментарии: comments28
Квартира Васильева в Зеленоградске напоминает музей.Квартира Васильева в Зеленоградске напоминает музей.Фото: Александр КАТЕРУША
Изменить размер текста:

Историк моды Александр Васильев должен был выступить в Калининграде с лекцией о тайнах дома Christian Dior. Но мероприятие отменили. Впрочем, сам маэстро от поездки к нам отказываться не стал, а приехал в Зеленоградск, где у него квартира. Там мы и поговорили.

- Лекцию в Калининграде я не провел, потому что было мало рекламы. Устроители не продали достаточное количество билетов. И я, не скрывая, это говорю. Это же проблема устроителей, а не моя проблема. Я себе купил билеты и приехал в Зеленоградск, потому что у меня много дел по ремонту моей новой недвижимости, по оформлению документов и оплате счетов. Я житель этого региона, который сюда редко приезжает, и мне приходится, как и всем другим нормальным людям, оплачивать кучу квитанций. Приятно, когда люди думают, что звезды – небожители. Но мы все небожители до поры до времени, до того момента, когда приходится идти в банк и платить за газ, воду и свет. И за капитальный ремонт! Тем более что здание, в котором я поселился, причислено к памятникам архитектуры.

- Известно, что у вас в Зеленоградске квартира. Но не все знают, что на самом деле не одна.

- А я недавно купил остальные. К небольшой своей квартирке я присоединил еще один этаж. Там две квартиры, которые сейчас в начальной стадии ремонта и пока мне хвалиться нечем. Об оформлении поговорим через годик. Хотя мебель я уже закупил, она вся находится в реставрации в Калининграде.

- Эти квартиры будут жилыми?

- Там планируются жилые помещения, комната для гостей и музей королевы Луизы. Экспозиция будет посвящена ей и ее дочери, которая стала российской императрицей и супругой императора Николая I, Александре Федоровне. Связь Восточной Пруссии с Россией так сильна благодаря этому браку, что всем это будет интересно. Материалов для музея достаточно.

«Мы все стараемся подмять под себя»

Квартира Александра Васильева в Зеленоградске или, как он предпочитает говорить, в Кранце, сама как музей. Тут и картины, и старинные фотографии с открытками, и посуда с подсвечниками. Все стены завешаны портретами и всяческими миниатюрами, которые отражаются в помутневшем от времени зеркале. Мебель – только антикварная. Даже терка для овощей на кухне – и та позапрошлого века.

Александр Васильев у памятника Адаму Мицкевичу в парке Зеленоградска. Фото: Александр КАТЕРУША

Александр Васильев у памятника Адаму Мицкевичу в парке Зеленоградска.Фото: Александр КАТЕРУША

- Для Калининградской области эта квартира уникальна, - говорит Александр Васильев и показывает веранду, потолок которой украшен старой немецкой люстрой. - Для Европы уже не так уникальна, потому что там больше истории сохранилось. Здесь же тоже был очень исторический, с глубочайшими периодами регион. Но катаклизмы ХХ века так разорили его, а новое население так варварски отнеслось к наследию прошлого, что почти ничего не осталось. Более того, сейчас это новое население продолжает варварски относиться к наследию, не видя никакой связи с прошлым. Вообще, все, что здесь происходит, что касается старины, мне очень напоминает нашествие турок на Византийскую империю. Вот как турки все смели под себя, но конечно и создали что-то свое, понастроив мечетей, караван-сараев, базаров, так и мы, без всякого учета немецкой и прусской истории, стараемся ее подмять под себя, приспособив под новые нужды. Это очень небрежное отношение к истории. Все мы временные жители на этой планете и наша задача сохранить для потомков, а не сохранить для себя. Надо думать о будущем, а не о сегодняшнем дне. А у людей в голове: «Лишь бы мне было хорошо».

- На что в Зеленоградске обращаете внимание?

- Особенно на внешнее утепление домов. Этот с позволения сказать ремонт, идет семимильными шагами. Теплоблоками уродуют фасады старинных зданий, не оставляя ничего от прежнего рисунка. Я считаю, что эти утепления вообще не должны быть с внешней стороны, а только с внутренней. Если кому-то холодно, утепляйтесь изнутри: ставьте лишнюю батарею, покупайте камин, обшивайте стены внутри. Но никто не думает о внешней гармонии. Очень многие дома представляют собою пазл. Низ – розовый, верх – зеленый, а еще выше – голубой.

Беда всех российских городов - это стеклопакеты. Никому не понравились старинные окна, все хотят пластик. И этот пластик у всех разный: белый, коричневый, с перекладинами и без, торчит стекловата, сверху висит кондиционер. Поэтому фасадность всех домов полностью улетучивается. Это тоже варварское отношение к памятникам истории, которое должно быть запрещено законом. Но Россия – это страна, в которой любой закон можно объехать на коне с другой стороны.

Я понимаю, что, может быть, аспект туризма в Калининградской области не берется во внимание вообще. Вроде бы есть какие-то указы президента, что будут расширять и укреплять туризм, но лично я считаю, что надо начинать с реставрации, а не с утепления зданий и раскраски их в веселые цвета Уолта Диснея. Это удешевляет и начинает напоминать бутафорию, которая меня лично не греет.

- Власти не думают о реставрации, предпочитая устроить летом в Зеленоградске чемпионат мира по фейерверкам.

- Чтобы думать на эти темы, надо быть носителем определенной художественной культуры. И она должна придти не с ними, а с другим поколением. Об этом должны думать их отцы и деды, прадеды, которые должны бережно относиться к недвижимости и вообще, ею обладать. Когда в семье не было традиции недвижимости, они не знают, что такое бережное отношение. «Это построил мой дедушка» или «Это построил мой прадедушка» - в России такого практически не существует. А значит нет бережного отношения. Им кажется, что вот они пришли, вот они хорошо прожили, а что будет завтра – им абсолютно все равно.

Так выглядел дом, в котором историк моды приобрел квартиры, в 1910 году Фото: из архива «КП»

Так выглядел дом, в котором историк моды приобрел квартиры, в 1910 годуФото: из архива «КП»

Россия – страна огромного количества мнений, которые в основном выражаются в интернете. Это люди, которые не заняты работой и пишут гадости. Что бы вы ни написали, что бы я ни сказал, обязательно найдутся тролли с мнением: «Васильев зажрался, а мы сидим в коммуналке». Если бы у нас было больше таких людей как я, которые бы сохраняли, жизнь была бы совсем другая.

- Что бы вы этим людям посоветовали?

- Найти работу, оторваться от интернета, не заниматься обсуждением никаких тем. А заниматься сегодняшней жизнью, своей профессией и своим образованием.

Я работаю каждый день. Из-за отмены лекции в Калининграде у меня образовалось два выходных: я мог посидеть, заняться своим домом. Я думаю о реконструкции этажа, который приобрел. Пытаюсь восстановить фасад дома и получить разрешение на восстановление башни на крыше – главного украшения этого исторического пансиона. Рисунок крыши, который был со временем уничтожен, я планирую воссоздать по старинной фотографии.

- Что интересного вы привезли в квартиры на этот раз?

- Старинную немецкую крюшонницу в стиле югенд из меди. Я купил ее в Тбилиси на блошином рынке «Сухой мост», кофейницу. Привез молочник, тарелку с портретом Луизы, подставку под торт с немецкой надписью «Хлеб наш насущный». (Александр показывает тарелки. На дне одной замечаю именное клеймо «Александр Васильев»). Это печать, которую я ставлю на все свои предметы, – поясняет историк. - Я понимаю, что у всех этих вещей, если их не разбомбят и если они не сгорят, в будущем появится владелец. И владельцу будет интересно, кому это принадлежало. Это будет хоть какая-то ниточка в прошлое. Я забочусь об этом.

Про Dior и боярские сарафаны

- Два года назад ваша коллекция одежды насчитывала 50 тысяч предметов. Сейчас подбирается к 60 тысячам. Расскажите о последних приобретениях.

- Из важных приобретений для истории России – часть гардероба князя Феликса Юсупова, убийцы Распутина. Лот был выставлен на аукцион в Париже его приемным сыном, испанским скульптором. Также я приобрел часть архива, личные фотографии знаменитого русского художника Романа Тыртова, известного в 20-30-е годы иллюстратора мод, который взял себе псевдоним Эрте. Эрте – гордость России. Но как всегда в России гордятся не тем, кем надо гордиться. Есть странное табу неприятия всех тех героев мирового культурного пространства, которые сделали карьеру за границей.

Также я купил очень много модельных платьев Christian Dior, Yves Saint Laurent. В прибалтийском регионе у меня очень много выставок. Недавно в Риге открыл музей моды.

- Поздравляю, знаю, что сбылась ваша давняя мечта.

- Да. Музей открылся в центре старой Риги на улице Грешников, 24, прямо за домом Черноголовых. Там постоянная выставка «Элегантность 1930-х годов». Для позднеосенней Риги у нас потрясающая посещаемость – в день приходит минимум 100 человек. В выходные – по 300 человек. Уверен кто-то из калининградцев, будучи в Риге, захочет посетить музей. В музее «Арсенал» в Вильнюсе постоянно открыта моя выставка «Три века европейской моды». 1 декабря открываем в Вильнюсе новую выставку «Прирученная природа» - о том, какова связь природы и моды. Большая выставка «Мода Викторианской эпохи» открыта в Латвии в Даугавпилсе, бывшем Двинске. Две выставки проходят в России – в Самаре и в Новосибирске. Небольшая выставка у меня идет в Монте-Карло и в Брюсселе. Летом буду выставляться близко от Калининграда, в Паланге и также в Клайпеде в Музее часов. В этом году всего я открыл 16 костюмных выставок. Ни один музей мира не может такой продуктивностью похвастаться.

- У вас была выставка в Калининграде, но очень давно.

- Была и пользовалась успехом. Хочу ли еще? Хочу, но пока не слышал, что в Калининграде было бы какое-то музейное пространство для выставки костюмов. Это должно быть пространство в каких-то 200 квадратных метров: охраняемое, с подиумом, с витринами и желательно с манекенами, чтобы их не везти из-за рубежа. Надеюсь, когда-нибудь мы это сделаем.

- На блошиных рынках были находки, которые запомнились?

- Я был только что на Сицилии в Палермо, где попадались в основном итальянские вещи. Недавно я был на гастролях в Кувейте и там, не на рынке, но в бутике афганского текстиля купил несколько ковров сюзане очень красивой работы, вышитых по шелку. Два планирую привезти в Зеленоградск для оформления квартир.

В городах России я всегда стараюсь посетить блошиные рынки, антикварные магазины. Но они достаточно бедны. Россия последние сто лет была страной, населенной беднотой. А когда у людей нет денег, нет и вещей. Все богатство, которое у нас есть – это либо вещи до 1917 года, либо трофеи, вывезенные из Германии в 1945-46 годах, либо вещи, купленные новыми русскими в 2000-е годы.

- В третьей категории большой процент безвкусицы?

- Большой процент безвкусных. Бывает, люди покупают мебель, украшенную стразами. Им хочется роскоши, чтобы все переливалось и сверкало. Но всех под общий знаменатель нельзя подводить. И в Москве и в Петербурге есть коллекционеры, которые ожесточенно скупали русскую старину за границей. Есть люди, которые тянутся к большому искусству. Вексельберг скупил огромную коллекцию Фаберже. Алишер Усманов выкупил коллекцию Ростроповича и Вишневской. Это сохранено на деньги нуворишей, а иначе их никак не назвать, это все те, кто внезапно сильно разбогател. Пусть не обижаются. Вкус нуворишей тяготеет к показной роскоши.

Безвкусица была и в царской России, и в советское время, всегда. Просто была альтернатива, а сейчас безвкусица есть, а альтернативы ей нет. И баста!

В Петербурге коллекционер Антон Приймак собирает старинное дамское нижнее белье, Назим Мустафаев в Москве коллекционирует историческую обувь XVIII, XIX, XX века. Уникальные вещи! Есть люди, которые свои деньги вложили в достойные вещи. Это ценно для страны.

- Платье Мерлин Монро было продано на аукционе за 4,8 миллиона долларов. Купил его коллекционер для своего английского музея.

- Это какой-то фетишист купил в пылу страсти. Это не вклад денег, никто это платье перепродать не сможет.

Я, к сожалению, не располагаю такими средствами и я никогда, ни разу еще не купил текстиля больше чем на 15 тысяч евро.

Моя коллекция полная, я не жажду купить что-то особенное, но я свое собрание постоянно пополняю. На интернет-аукционах я покупаю больше вещей на две темы: вещи, связанные с Россией, и вещи, связанные с парижским кутюром. Это сильные стороны моей коллекции.

Мне сейчас предложили два парчовых боярских сарафана петровской эпохи с ними – епанчи, это такое верхнее одеяние без рукавов. Цветные, они очень редко продаются в комплекте. Они мне нравятся, но видел я их только на фото. Нужно обязательно посмотреть вживую и принять решение.

- Это же XVIII век. Где такое сохранилось?

- Самое начало XVIII века. Сохранились в семье потомков бояр. Такое редко, но бывает.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также