Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Политика8 декабря 2016 15:35

Владимир Путин: Я когда на такое смотрю, у меня оставшиеся волосы дыбом встают

Президент поговорил с правозащитниками о неприятных вещах
На подобных встречах совсем не возникает ощущения, что в стране все в порядке. Фото: Алексей Никольский/ТАСС

На подобных встречах совсем не возникает ощущения, что в стране все в порядке. Фото: Алексей Никольский/ТАСС

На традиционном Совете по правам человека Владимиру Путину каждый раз приходится выслушивать от правозащитников много неприятных вещей. На подобных встречах совсем не возникает ощущения, что в стране все в порядке. Но собственно, для этого они и проводятся. Иначе вряд ли президент высидел бы трехчасовой разговор.

- Работа Совета затрагивает самые разные направления общественной жизни, и здесь, конечно, не может и не должно быть каких-то ограничений. Необходимо и дальше поднимать те темы, которые действительно больше всего волнуют наших граждан, - заявил Путин. - Государство и гражданское общество – естественные союзники в достижении общих целей, главная из которых – благополучие наших людей.

- Если бы все поручения, которые вы давали по инициативе Совета, выполнялись столь же результативно, мы могли бы сказать, что у нас КПД выше, чем у паровоза, но, увы, это не совсем так, - сразу начал огорчать президента глава СПЧ Михаил Федотов. - Например, остались нереализованными наши предложения по наделению Совета статусом субъекта общественного контроля. В отсутствии такого статуса лишается всякого смысла наша функция по информированию главы государства о положении с правами человека в том или ином регионе. Вы говорили, что ждёте от наших поездок в регионы реальной информации о реальном положении с правами человека там. Но как мы можем вам рассказать о том, что там реально происходит, если нас не пускают, если мы не можем прийти в колонию, в СИЗО, в социальные учреждения закрытого типа?

Стоит заметить, что чуть ли не половина выступавших просила контрольных функций, но их желания Путин не разделял.

- Ни один совет при президенте таких функции не имеют, все они носят консультативный характер, - заметил он.

Президент поговорил с правозащитниками о неприятных вещах. Фото: Алексей Никольский/ТАСС

Президент поговорил с правозащитниками о неприятных вещах. Фото: Алексей Никольский/ТАСС

Очень многие апеллировали к занесению НКО в реестр иностранных агентов.

- «Экологическая вахта по Северному Кавказу», глава которой входит в Совет по правам человека при губернаторе Краснодарского края, - привел пример Федотов. - Недавно эту НКО тоже внесли в этот реестр. Почему? Там написано, что глава организации участвовал в двух митингах. Один митинг был посвящён вырубке деревьев вдоль улицы в городе Краснодаре, второй касался огораживания берега озера в том же городе. Где здесь политика?

Путин ответил, что уже дал распоряжение Сергею Кириенко разобраться с реестром.

- Я с одним из зарубежных коллег недавно беседовал о нашем влиянии на политические процессы за рубежом, - рассказал случай президент. - Я ему говорю: А вы что делаете? Вы на наши общественные организации влияете, вы же им платите и инструкции пишете! «Какие инструкции?» Как это какие? Да я же их читаю, мои бывшие коллеги их приносят, в подлиннике! В некоторых странах СНГ полное засилье иностранных НКО, мы такого не можем допустить не можем и не допустим.

Глава координационного совет «Союза добровольцев России» Яна Лантратова горячо рассказывала о проблемах детей в интернатах и вовлечении детей в организованную преступность. Начав с выявленных фактов издевательств над детьми в интернате «Апельсин» в Забайкалье, она шагнула очень далеко.

- Мы решили проехать остальные забайкальские интернаты и рядом нашли лицей, где пять детей за полгода совершили самоубийства и об этом никому не было известно, - рассказывала она.

Описанные ею случаи были действительно вопиющи.

- Даже ничего не буду комментировать. Давайте ваши предложения, будем вам помогать и с вами работать, - сказал Путин, и сделал это напрасно.

Если бы он хоть как-то прокомментировал выступление Лантратовой, это попало бы в сообщения информагентств, в новости, и таким образом как минимум общественное внимание к проблеме было бы привлечено. Теперь же скорее всего Лантратовой и ее команде снова придется работать в ситуации общественного безмолвия.

Федотов предложил ввести «институт независимого прокурора».

- Вся информация о деятельности правоохранительной системы создается ей, транслируется ей и анализируется ей, а в обществе есть серьезный запрос на независимую оценку, - объясняла судья Конституционного суда Тамара Морщакова.

Как независимого прокурора встроить в существующую систему — было пока непонятно.

Хотя порой становилось еще более непонятно — как дальше обходиться без него. Так, например, Путин зачитал переданную ему одним из членов СПЧ копию постановления суда.

- Постановление судьи «совершил преступление путем написания заявления в Липецкую облпрокуратуру». Я когда на такое смотрю, у меня оставшиеся волосом дыбом встают! - развел руками президент.

Один из участников привел пример с осуждением вернувшегося из Турции несостоявшегося боевика ИГИЛ и спросил: не слишком ли сурово поступает страна с осознавшими ситуацию?

- Я не знаю этого случая, но посмотрю его, - ответил Путин. - Но мы не знаем всей полноты происходящего. Бывает, что спецслужбы возвращают человека, заряженного в смертники, а он через некоторое время снова идет в смертники. Я когда эти бумаги читаю, глазам своим не верю. Забрали откуда-то привезли, жизнь спасли, а он опять куда-то потащился. Она вот такая корявая эта жизнь, она не всегда такая благообразная.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

В Липецке проверяют постановление судьи, от которого у Путина «встали дыбом волосы»

Управление судебного департамента Липецкой области проводит проверку скандального постановления, что зачитал президент России.

– Проверяются только обстоятельства вынесения постановления, в отношении самого судьи никаких проверок не проводится, – пояснили «КП» в пресс-службе ведомства (подробности)