2017-03-07T03:50:42+03:00

Друзья о сбежавшей из Сибири семье Мартенсов: Вернуться в ФРГ их уговорили немецкие родственники

Вместе с местными жителями разбираемся в причинах спешного отъезда несостоявшихся фермеров обратно в Германию [фото, видео, расследование «КП»]
Поделиться:
Комментарии: comments75

Семья Мартенсов сбежала из Сибири обратно в Германию.Татьяна СОЛОВОВА

Изменить размер текста:

Ойген Мартенс, его беременная жена и 10 детей вернулись в немецкую общину Эслоэ и сейчас живут у родных. Фото: Ростислав АЛИЕВ/газета «Правда Севера»

Ойген Мартенс, его беременная жена и 10 детей вернулись в немецкую общину Эслоэ и сейчас живут у родных. Фото: Ростислав АЛИЕВ/газета «Правда Севера»

Кыштовский район в Новосибирской области - ну натурально медвежий угол. 600 километров от Новосибирска, семь часов пути на автомобиле. Дальше за деревней - непролазная северная тайга. И ни души вокруг. Сам райцентр - типичное село средней руки. Две школы, больница. Тот, кто пашет и работы не боится, катается как сыр в масле. Вот и джип проехал, и новенький снегоход след оставил на искрящемся снегу... Мы-то на своих двоих топали к месту, где, по выражению колоритного алкаша Николая, находится «развалюха сбежавшего немца».

Дом № 132 на улице Журавкова - то еще зрелище. Мы увидели - и дар речи потеряли. Хибара, казалось, бомбежку пережила. Ставни облезлые, забор вот-вот рухнет. Здесь и обитали все отпрыски семейства Мартенсов. Жили как под микроскопом. Каждый день отвечали на вопросы журналистов о том, как бежали в Россию от немецких уроков сексуального просвещения, строили планы открыть свою ферму - все как в сплошном информационном шоу. Знаменитым 40-летний Ойген Мартенс стал в декабре минувшего года, когда вместе с супругой Луизой и 10 детьми решил сбежать из Германии в Сибирь. Про это сам глава многочисленного семейства рассказывал журналистам во всех подробностях. Дочка Мелитта отказалась посещать в школе уроки сексуального просвещения, за что Ойгену и Луизе по немецким законам назначили штраф - по 30 евро с каждого. Платить супруги отказались ,потому что «на этих уроках сексуального просвещения рассказывают про всяких трансгендеров и прочую чушь». В итоге Ойген за неуплату штрафа на сутки оказался в тюрьме. Потом и решили переехать в Россию. Однако в конце февраля из Кыштовки пришла новость, претендующая на окончание информационного шоу: немцы сбежали из России обратно в Германию. Бегство, как при пожаре, быстро и неожиданно для всех.

Ростислав Алиев, показывая нам подворье немецкого семейства, нашел ту самую куртку, в которой Ойген в 30-градусные морозы приехал в Кыштовку. Фото: Татьяна СОЛОВОВА

Ростислав Алиев, показывая нам подворье немецкого семейства, нашел ту самую куртку, в которой Ойген в 30-градусные морозы приехал в Кыштовку.Фото: Татьяна СОЛОВОВА

ВЕРСИЯ 1. «БЫТ ЗАЕЛ»

Наш провожатый - редактор местной газеты Ростислав Алиев - называет себя другом семьи Мартенсов. Коренастый русоволосый парень заранее взял ключи, чтобы мы своими глазами увидели «начинку» жилища немцев.

- Вот все пишут, что Женя (так местные стали звать Ойгена с первых дней, чтобы было привычнее для русского уха, а он и не возражал. - Прим. авт.) появился со всем семейством в декабре в Кыштовке внезапно. Вранье! Я уж не знаю, кто такие небылицы распускает. Его здесь видели в сентябре - он тогда один приезжал и удивлялся бескрайним нераспаханным землям, природе. Красота, конечно, неописуемая. Любого приезжего наша «открыточность» подкупает. Мартенс уже тогда подметил: для занятий фермерством имеются все условия и возможности - что называется, бери да паши, - рассказал Ростислав. - В сентябре я, кстати, ему наш Кыштовский район во всей красе расхвалил…

- Ну пейзажи - одно, но когда человек решается на такой серьезный шаг - перевести ораву ребятишек натурально в тайгу... Они хоть понимали, что их ожидает? Вы не предупреждали их о последствиях?

- А как же! В сентябре-то у нас тепло было, но я сразу предупреждал: «Тулупами запасайтесь и вообще подумайте хорошо...» В итоге так и вышло. В январе в Кыштовке столбик термометра показал -49... В декабре, когда Мартенсы приехали, было «теплее», -39. А Мартенсы все в легких курточках и вязаных шапочках. От одного их вида холод до костей пробирал.

…Пока говорим, шаг за шагом приближаемся к злополучной хибаре, оказываемся во дворе. И натыкаемся на большой сугроб с проделанным лазом: этакий «снежный домик».

- Так это детки Мартенсов такое смастерили. Мы вот тут жалели их, что они в курточках, а у детворы в первые дни эйфория случилась: в Германии они таких сугробов точно не видели, - грустно улыбнулся Ростислав.

В трех комнатах дома единственное напоминание о многочисленном семействе - старые кровати, разбитый диван, листочек с русским алфавитом, написанным детской рукой. А во дворе - та самая куртка Ойгена, в которой он приехал, в куче мусора. В Германии Мартенсы состояли в общине Церкви евангельских христиан - баптистов, их адептов по миру не пересчитать. Мартенс нашел таких и в Кыштовке. Местом встреч и новостей для верующих служит местный Дом молитвы. Он для них - и очаг культуры, и «штаб по делам ГО и ЧС»...

- Мы с Ойгеном дружим без малого лет 20 - познакомились в Германии, когда я приезжал к своим родственникам. Потом он ко мне в гости раз пять приезжал. Не скрывал, что Сибирь ему нравится, - вспоминает друг семьи Виктор Лесков, проживающий в Новосибирске. - Ойген просил повозить его по Новосибирской и Омской областям, чтобы определиться, где ему жить. Когда объявился в Кыштовке, то прямо загорелся. Я, как сейчас, помню его слова: «Вот здесь мы будем ближе к земле».

Вот та хибара, в которой жили Мартенсы. Фото: Татьяна СОЛОВОВА

Вот та хибара, в которой жили Мартенсы.Фото: Татьяна СОЛОВОВА

У Лескова в Кыштовке живут хорошие знакомые - семья Волковых. Они и стали для Мартенсов ангелами-хранителями в первые дни. Во всяком случае не отказывали «бюргерам» ни в каких просьбах.

- Как только все семейство прилетело в Новосибирск, старший Мартенс купил новенький уазик-«таблетку». На таких еще бригады «скорой помощи» ездят, авто обошлось в 600 тысяч рублей. На этой машине и приехали Мартенсы в Кыштовку на ПМЖ, - говорит Виктор.

- А деньги-то откуда взяли?

- Так они продали в Германии свой дом, погасили кредит, который брали в банке на строительство - вот оставшиеся средства и потратили на покупку и жизнь в Кыштовке.

Первое время Мартенсы как раз жили у Волковых, а когда перебрались в хибару, приходили к ним мыться. Бани своей обзавестись не успели. Ну а по правде сказать, надо было сразу бежать из этого дома куда глаза глядят.

- Да понятное дело - никудышная эта изба. Мы ее несколько дней протопить не могли: настолько все промерзло. Там живых душ давно не было, - соглашается Любовь Волкова. - А потом я Луизе помогла дом побелить, чтобы хоть мало-мальский уют был.

Любовь Васильевна загибает пальцы, перечисляя, чем переселенцам помогли соседи и новые сибирские друзья: дали три кровати, письменный стол, пуховики, куртки, валенки, шапки. Сами Мартенсы купили газовую плиту, чтобы готовить не на печке, которая для того дома была маловата: дом-то еле-еле протапливался, а кастрюльки и ведерки - уже перегруз...

Плюс к этому туалет на улице, да еще и вещи постирать можно было только на руках. Опять же к соседям бегали и носили в руках кули с бельишком...

- Хотите - пишите, хотите - нет. Я так думаю: если бы администрация Мартенсам благоустроенный дом предоставила, они бы остались, - считает Александр Каклемин, один из друзей Мартенсов. - Ойген сам об этом говорил. Не жаловался, конечно, но так, вскользь... Припоминаю его слова: «Нам еще один вариант предложили - не лучше...»

- Обида все-таки была?

- Да! Все знают, что в центре дом хороший с землей продается - его могла бы администрация приобрести, Мартенсов туда поселить, пока они свое жилье не построят. Ойген ведь уже и материалы купил, и гвозди - думал о великой стройке. А им вместо этого предложили жилье в старом здании прокуратуры, где и комнаты меньше, и огорода нет, и туалет на улице. В общем, хрен редьки не слаще.

«Второй вариант» мы, кстати, тоже видели своими глазами. Внешне вполне добротный дом. Там три комнаты. Из плюсов - центральное отопление. Из минусов - маленькая кухня. В общем, в тесноте, да не в обиде. Но Мартенсы запротестовали.

- Мы их в тот дом на улице Журавкова не заселяли - это был исключительно их выбор, - объясняет Виктор Кузьмин, заместитель главы Кыштовского района. - По закону, оказывая содействие в переселении соотечественников (а именно по этой программе Мартенсы переехали в Новосибирскую область, потому что он и его жена родом из Омской области. - Прим. авт.), мы не имеем права покупать переселенцам жилье. Поймите, мы можем только посоветовать им дома из маневренного фонда, который имеется у нас на случай потопов или пожаров. Когда начались сильные морозы, мы пошли Мартенсам навстречу - показали тот самый «прокурорский» дом. Но Ойген отказался - сказал, что ему нужно, чтобы дом стоял на большом участке земли, иначе тяжело будет фермерством заниматься. На том и разошлись... И еще вы имейте в виду, что мы по сути помогали гражданину ФРГ. Он только недавно сдал документы на получение гражданства...

А вот дом, в который им предлагала временно заселиться администрация. Фото: Татьяна СОЛОВОВА

А вот дом, в который им предлагала временно заселиться администрация.Фото: Татьяна СОЛОВОВА

ВЕРСИЯ 2. «ХОТЕЛИ САМИ УЧИТЬ ДЕТЕЙ»

Кыштовские друзья переселенцев обмолвились и о другом конфликте Мартенсов с представителями местных властей. Луиза и Ойген настаивали на том, чтобы лично учить своих детей дома. Администрации создала даже целую комиссию, которая должна была вынести вердикт: в школе немецких ребятишек наукам учить или дома.

- Ойген возмущался, что начальница местного отдела образования грубила, спрашивала, почему детей возят на уазике, а не на иномарке, - сообщил нам Александр Каклемин, житель Кыштовки. - В итоге Мартенс-старший хлопнул дверью: «Будут еще меня учить, как детей воспитывать…»

Найти Татьяну Серебрякову, начальника управления образования Кыштовского района, - особого труда не составило. Она от разговора не отказывалась и острые углы не обходила.

- Знаю, что Мартенсы были обижены, - без обиняков заявила Татьяна Васильевна. - Про автомобиль я задала вопрос несколько в другом тоне: нам важно знать, в каких условиях живут 10 детей, в том числе, как они передвигаются в такие холода. Более комфортабельный автомобиль с печкой точно бы не помешал. И я говорила об этом спокойно, без подтекстов.

- Можно подумать, у вас многодетные на «крузаках» разъезжают...

- Понимаете, мы обязаны учитывать все обстоятельства, в которых воспитываются дети. У нас нет настолько многодетных семей. А если бы были - то же самое сказали бы им и помогли решить проблемы.

- А по поводу обучения?

- Закон разрешает выбирать семейную форму обучения. В Новосибирской области был прецедент, когда мама, учительница начальных классов, сама обучала своего ребенка. То есть, это такое исключение из правил. Речь идет не о домашнем обучении, когда педагоги приходят к школьнику домой, а о том, что родители сами выступают в роли учителей и несут полную ответственность за результаты. Мартенсы хотели именно этого: мы рассказали им о сроках аттестации, предложили бесплатные учебники. Но по-русски в семье говорят только старшие дети, а младшие понимают лишь немецкий язык. Вот как они смогли бы объяснить детям законы физики и химии?

- Но вы были готовы им помочь?

- Конечно, мы с директорами двух наших школ обсуждали, как помочь детям адаптироваться. Был вариант, чтобы младшие занимались с учителями во внеурочное время в игровой форме, осваивали язык. Также мы им предложили бесплатно посещать дом творчества, художественную и спортивную школы. Но Мартенсы ни в одну из наших школ так и не пришли.

Одна из немногих вещей в доме, напоминающих о сбежавшей семье, - написанный от руки алфавит, прикрепленный к стене. Фото: Татьяна СОЛОВОВА

Одна из немногих вещей в доме, напоминающих о сбежавшей семье, - написанный от руки алфавит, прикрепленный к стене.Фото: Татьяна СОЛОВОВА

ВЕРСИЯ 3. «АЛКАШИ ДОСТАЛИ»

По интернету со свистом, как ветер в кыштовской хибаре, гуляет версия: невзлюбили немцев местные жители. Более того, травили их из-за национальности, обидные слова вслед кричали…

- Я как на духу говорю: была только одна выходка местного пьяницы, - опровергает слухи Ростислав Алиев. - Зашел к ним в дом - полез по русской традиции со всеми обниматься, дочку их напугал… Ничего другого из негатива не было...

Нашли мы того пьяницу - соседа Кольку. Он и не отпирался, что бросился к переселенцам целоваться. Но на другое утро в здравом уме и трезвой памяти Николай давал Ойгену советы, как тому стать преуспевающим русским фермером.

- Хороший он, толковый мужик, с головой, - резюмирует Колька.- Я сразу заприметил, что он много не говорит, - у него уже план созрел, как обустроиться на новом месте. Он даже расчет сделал, сколько надо держать скотины, чтобы убытка не было.

- А другие не доставали Мартенса своими разговорами за жизнь?

- Да какое там! Он же баптист, молчун. Без нужды к немцам точно никто не совался...

- Вот Луиза, жена Ойгена, забежит ко мне - так я им и морковки, и свеклы, и картошки подброшу: прикипела я к ним, - призналась Людмила Крыженовская, соседка Мартенсов. - А старшие ребятишки какие замечательные! Я диабетом болею - так они мне по хозяйству помогали: со скотиной управиться, в избе прибраться… А еще всех удивляла дисциплина в семье Мартенсов: дети без всяких напоминаний сами посуду мыли, с самого утра снег во дворе разгребали…Так что не доставали мы их, а, скорее, радовались таким соседям.

Этот «снежный домик» в сугробе соорудили ребятишки Мартенсов. Фото: Татьяна СОЛОВОВА

Этот «снежный домик» в сугробе соорудили ребятишки Мартенсов.Фото: Татьяна СОЛОВОВА

ВЕРСИЯ 4. «НА ОТЪЕЗДЕ НАСТОЯЛИ РОДНЫЕ БЕРЕМЕННОЙ ЛУИЗЫ»

Еще в начале февраля Мартенсы и не думали с места сниматься. Ойген поехал в Германию, чтобы контейнером отправить в Сибирь вещи. Но вернулся глава семейства в другом настроении.

- Моя жена как раз в гостях у них была. Ойген зашел и говорит: «Все сядьте, у меня новость: мы уезжаем, билеты я уже купил!», - описывает ситуацию Виктор Лесков. - У меня сложилось впечатление, что в Германии у них с родными состоялся разговор, и те настояли на возвращении, тем более, что Луиза беременна и сейчас ждет 11-го ребенка.

В местной кыштовской больнице об этом факте не знают. На учете семья не состояла. Экстренно медики оказывали лишь помощь дочке Мартенсов, когда та повредила ключицу.

- Все вместе у них сложилось - вот они спешно и уехали, - подводит итог Виктор Лесков.

Кстати, вещи, которые Мартенсы успели купить в России (стройматериалы, газовую плиту), они отдали соседям. 25 февраля доехали на своем уазике до городка Татарска, где автомобиль оставили другу. Дальше на поезде добрались до Омска. А уже оттуда улетели в Ганновер с пересадкой в Москве.

- Сейчас они находятся в общине Эслоэ, откуда и приехали - живут пока у родителей Луизы, - продолжает Виктор. - Сейчас он особо не разговорчив. А что рассказывать. Устал он от внимания, надо отдохнуть и готовится к новым заботам.

Кстати, как минимум еще раз Ойген в Россию может приехать. Ему надо будет лично присутствовать при продаже машины (он просит за нее 580 тысяч рублей), потому что написать доверенность он не успел. Но это будет уже другая немецкая история. Тихая и частная.

Свой уазик Ойген оставил в Татарске и продает его за 580 тысяч рублей. Фото: Татьяна СОЛОВОВА

Свой уазик Ойген оставил в Татарске и продает его за 580 тысяч рублей.Фото: Татьяна СОЛОВОВА

А В ЭТО ВРЕМЯ

Семье Мартенсов придется вернуть 150 тысяч рублей Новосибирской области

Пока многочисленные комментаторы в соцсетях ломают копья, пытаясь разобраться, почему же Мартенсы, так ратовавшие за жизнь в России, все-таки вернулись обратно в ФРГ, у сотрудников министерства труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области после внезапной эмиграции начались мигрени. Вопрос у них один: как вернуть деньги, которые семья получила в России?

- Речь идет о 150 тысячах рублей, которые Евгению Мартенсу выплатили сразу по приезде как участнику государственной программы оказания содействия добровольному переселению в Новосибирскую область соотечественников, проживающих за рубежом, - объяснила «Комсомольской правде» - Новосибирск» Юлия Васильченко, директор КГУ НСО Центр занятости населения Кыштовского района (подробности)

СООБЩАЕМ ПОДРОБНОСТИ

Семья Мартенсов, сбежавшая из Сибири обратно в Германию: 150 тысяч рублей вернем России

...Мартенсам после отъезда пытались дозвониться чуть ли не всем селом, но телефоны были недоступны. И вдруг буквально считаные часы назад на рабочий телефон Виктора Кузьмина, заместителя главы администрации Кыштовского района, поступил звонок: на том конце трубки был… Ойген Мартенс.

- Первым делом он извинился передо мной, сказал: «Жаль, что так вышло». А еще поблагодарил, что мы ему помогали. Одно могу сказать точно: зла он ни на кого не держит, - пересказывает разговор Виктор Васильевич.

- А про 150 тысяч рублей, которые он должен вернуть, что-нибудь сказал?

- Да, пообещал, что все возместит… (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также