2017-03-20T15:23:05+03:00

Мама малыша, утонувшего в люке у ворот детского лагеря: «Видеть, как погибает твой ребенок, нет ничего страшнее. Просто смотришь и умираешь вместе с ним...»

В интернете появилась петиция женщины, в которой она просит наказать виновника трагедии
Поделиться:
Комментарии: comments127
Четырехлетний малыш погиб, провалившись в септик у ворот лагеря. фото: change.org.Четырехлетний малыш погиб, провалившись в септик у ворот лагеря. фото: change.org.
Изменить размер текста:

Напомним, на днях апелляционная инстанция Белгородского областного суда оправдала директора детского оздоровительного лагеря «Сокол». В семи метрах от задних ворот этого учреждения, провалившись в люк, погиб четырехлетний мальчик. Вскоре на международной независимой платформе «Сhange.org» появилась петиция мамы ребенка. Она не согласна с судебным решением. Женщина просит наказать виновников гибели ее сына и уберечь других детей от преступной халатности.

«Комсомолка» уже не раз писала об этой трагедии. Она случилась около четырех часов дня 11 февраля 2016-го года. Мама ребенка так описывает произошедшее: «Мы с мужем и двумя нашими детьми Вовой 4,5 года и новорожденным Сашей выехали на прогулку в сосновый лес в район детского оздоровительного лагеря «Сокол» - это популярная среди белгородцев зона отдыха. Мы с Вовой уже вышли из машины. Пока супруг доставал младшего, Вова забрался на снежную насыпь возле ворот лагеря, у подножия которой я стояла. Еще секунда – и он поскальзывается и съезжает с обратной стороны насыпи. Я теряю его из виду и обхожу насыпь, но ребенка уже не вижу. Только слышны его крики откуда-то из-под земли и снега. Когда мы раскопали снег, то обнаружили, что наш сынок провалился в незакрытый септик».

По словам женщины, диаметр колодца оказался нестандартным – всего 37 сантиметров. Ни она, ни муж по габаритам не проходили, чтобы прыгнуть вслед за малышом и спасти его. Мама мальчика сразу же позвонила в службу спасения. Пожарные были на месте через двенадцать минут. Чуть позже приехали еще сотрудники МЧС.

- За это время ожидания мы звали на помощь сотрудников лагеря. Они принесли трос с крюком. Пытались подать Вове, чтобы он ухватился и устоял на ногах. Но, к сожалению, сил ухватиться у него уже не было. Он стоял в ледяной воде по грудь (80 см), а вода периодически бурлила. И это бурление сбило моего сыночка с ног, перевернуло, и он захлебнулся. Было видно только, как ножки всплыли, и он уже перестал нам отвечать, - делится жуткими воспоминаниями женщина.

У спасателей тоже не получалось добраться до ребенка. А схем коммуникаций, как утверждает мама мальчика, у сотрудников лагеря не оказалось. Приехал еще один наряд МЧС. В нем был худой парень. Молодой человек смог спуститься в колодец. Он достал ребенка. Медики пытались спасти кроху, но, к несчастью, безуспешно.

- Поверьте, видеть, как твой ребенок погибает, а ты ничем не можешь помочь, нет ничего страшнее. Просто смотришь и умираешь вместе с ним...

Наш сыночек погиб из-за преступной халатности тех, кто обязан следить за состоянием коммуникаций и колодцев, - считает женщина.

Уголовное дело возбудили в отношении директора лагеря «Сокол», которая была назначена на должность в мае 2015 года. Как выяснилось, септик был на балансе этого учреждения. Директор обвинялась в халатности. По версии следствия, именно она должна была проконтролировать, чтобы отстойник был надлежащим образом закрыт и огорожен, однако не сделала этого.

- Далее было очень долгое и болезненное следствие, и судебный процесс, во время которого нам никто из руководства лагеря или департамента образования (которому этот лагерь принадлежит) не выразил даже элементарных соболезнований, - пишет в своей петиции мама мальчика.

Свердловский районный суд приговорил директора лагеря к году колонии-поселения. 41-летнюю женщину также лишили права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях.

- Этот приговор мы считали мягким, но оспаривать не стали, - говорит мама ребенка.

Однако решение обжаловала защита директора лагеря.

- На протяжении всего предварительного и судебного следствия мы настаивали на том, что директор не могла знать о существовании злополучного септика за территорией лагеря, - говорит адвокат женщины Борис Золотухин.

По словам защитника, при приеме учреждения его доверительнице не предоставили никакой технической документации на инженерные сети. А на той, которую ей впоследствии выдали в Управлении капительного строительства города, не было отражено наличие данного септика. Более того, о нем, по мнению адвоката, не знал ни один из работников лагеря. До произошедшей трагедии заместитель директора по административно-хозяйственной части и рабочий проверяли, куда ведет канализация из старого законсервированного корпуса. Они пришли к выводу, что слив осуществляется в септик, расположенный на территории лагеря, а не тот, где погиб малыш.

Апелляционная инстанция посчитала доводы защиты убедительными. Директора «Сокола» оправдали, признав за женщиной право на реабилитацию за незаконное уголовное преследование.

- Суд апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалобы, выслушав позиции сторон, пришел к выводу, что у директора лагеря отсутствовала возможность исполнить свои обязанности по предотвращению доступа к канализационному септику, - сообщается на сайте Белгородского областного суда.

Мама ребенка возмущена таким решением. Она просит наказать директора лагеря. В свою очередь защитник руководителя учреждения считает оправдательный приговор законным и обоснованным.

- В опубликованной в интернете петиции указаны три позиции, согласно которым, по мнению мамы ребенка, решение апелляционной инстанции является незаконным. Первая – «вместо комиссии на заседании присутствовал только один судья». Но в этом нет никакого нарушения закона. Моя подзащитная обвинялась в халатности. Это преступление средней тяжести. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу дела данной категории судьей апелляционной инстанции рассматриваются единолично. Вторая позиция – вместо областного прокурора был помощник прокурора города Белгорода. Этот момент вообще никак не оговорен в законе. В апелляции поддерживать государственное обвинение может как прокурор областной прокуратуры, так и сотрудник городской или районной прокуратуры. И третья позиция – «не были допрошены свидетели, потерпевшие и сама обвиняемая». Дело в том, что апелляционная инстанция рассматривала жалобу защиты. А я не просил в ней никого допрашивать. Вторая сторона также таких ходатайств не заявляла, - прокомментировал Борис Золотухин.

Ответит ли кто-то за гибель ребенка, пока непонятно.

- У нас еще нет на руках решения суда апелляционной инстанции. Но, по идее, в соответствии с законом, в случае оправдательного приговора дело должно быть возвращено прокурору. И уже от нее во многом зависит, будут ли предприняты какие-либо шаги для установления виновных лиц, - говорит Борис Золотухин.

«Комсомолка» продолжит следить за развитием событий.

 
Читайте также