2017-03-21T09:26:35+03:00

Русские под английской кроватью!

У британцев во времена СССР была поговорка - Red under the bed. То есть красный, коммунист прячется где-то рядом. Союз распался, но в умах англичан ничего не изменилось. В этом убедился наш обозреватель в Великобритании
Михаил ОЗЕРОВМихаил ОЗЕРОВtrue_kpruспециальный корреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments86
В ближайшие недели глава британского МИД Борис Джонсон приедет в Москву. Начнет ли меняться после этого визита отношение официального Лондона к нашей стране, рассуждает наш корреспондентВ ближайшие недели глава британского МИД Борис Джонсон приедет в Москву. Начнет ли меняться после этого визита отношение официального Лондона к нашей стране, рассуждает наш корреспондентФото: REUTERS
Изменить размер текста:

… Тянусь за паспортом, но не тут то было. Полный мужчина лет шестидесяти в костюме с иголочки вдруг возникает рядом и берет документ, хотя печать в нем уже поставлена.

- Пойдёмте со мной, - говорит он, и мы отправляемся в путешествие по лондонскому аэропорту Хитроу. Потом начинаются вопросы. «Значит, вы журналист? Какую газету представляете?». Услышав, что «Комсомольскую правду», англичанин замечает: «Но ведь комсомола у вас давно нет».

Он интересуется подтверждением моей работы в «кп». Показываю удостоверение газеты. А британские документы? Протягиваю карточку Ассоциации иностранных журналистов. Кстати, по здешним законам, полиции следует оказывать всяческое содействие членам Ассоциации. Но какое там содействие, - джентльмен просит предъявить визитку с лондонским адресом. Хорошо, что она у меня тоже есть.Инкогнито (он так и не представился), взяв документы, уходит.

Я не особенно нервничаю: вон сколько «верительных грамот», и они все в порядке. Тем не менее время тянется бесконечно.

«Следак», наконец вернувшись, сражает новым вопросом:

- Что вы делали в Москве?

Очень хотелось надерзить. Сказать, что общался с нашими хакерами. Или: собирал бомбу, чтобы взорвать Хитроу. Но ни к чему хорошему такой ответ, конечно, не привел бы. И я, пожав плечами, нагло парирую: «А вы что делаете у себя дома?»

Англичанин молча отдает мне документы вместе с тонюсенькой брошюрой. В ней объясняется: въезжающие в Соединенное королевство могут быть остановлены, чтобы определить, не связаны ли они с террористическими организациями. Ни по внешнему виду, ни по возрасту я – не из стана террористов. И прилетал сюда много раз. Похоже, все дело в российском паспорте. Однако спросить об этом не успеваю. Джентльмен удалятся, не извинившись, хотя англичане считаются одной из самых вежливых наций в мире.

Наверное, я не придал бы особого значения этому инциденту, если бы в Лондоне сразу не окунулся в волну негатива, связанную с нашей страной. Открываю «Санди таймс» и везде – душераздирающие истории о «происках Путина». Первенствуют хакеры, которых он, де, засылает за кордон. В первую очередь для борьбы с ними в Британии в середине марта появилось новое ведомство. Название прямо из времен холодной войны: «по борьбе с подрывом демократии». Политик из партии консерваторов Бен Гаммер, ставший министром, призван руководить защитой британской демократии от кибератак со стороны России и попыток повлиять на избирательный процесс в стране. Парламентские выборы пройдут в 2020 году, но спецслужбам надо их уже сейчас защищать и тестировать компьютерные сети политических партий.

Судя по просочившейся информации, глава британского МИДа Борис Джонсон поднимает вопрос о «русских хакерах» и в Вашингтоне на переговорах, которые проходят в эти дни. Правда, министр признавался, что доказательств вмешательства России нет. Что же тогда обсуждать?

На острове уже целый век (!) в ходу фраза: «Красные» под кроватью», и сейчас ее опять вовсю вспоминают. Мол, агенты Москвы проникли всюду. Подбираются даже к британскимсолдатам в Эстонии. Военнослужащие Альбиона прибывают туда, чтобы защищать от агрессоров (естественно, русских) маленький гордый народ, а Путин готовит против них всевозможные провокации.

Взялись и за Хемингуэя. Десятки здешних газет, словно по команде, напечатали рецензии на новую книгу о «папе Хэме» «Писатель, солдат, моряк, шпион». Ключевое слово в заглавии, конечно же, шпион. Романист, якобы, работал на Лубянку. И это его так тяготило, что он в конце концов покончил с собой...

Планируется, что после визита за океан Борис Джонсон приедет в Москву. Вдруг в результате его переговоров начнет меняться отношение официального Лондона к нашей стране? Понимаю, что шансов мало, но очень бы хотелось. Может быть, и россиян тогда будут встречать в Хитроу не с такой подозрительностью?

МЕЖДУ ТЕМ

«Благожелательная холодность»: Борис Джонсон собрался в Москву

Глава МИД Великобритании грозит своему коллеге Сергею Лаврову «жёстким диалогом лицом к лицу» (подробности)

 
Читайте также