2017-04-15T04:03:05+03:00

Матвейку, которого украли из Дедовской больницы, усыновили новые родители

Но его названный отец Сергей Спахов будет оспаривать решение опеки в суде
Поделиться:
Комментарии: comments656
Кто усыновители ребенка и даже из какого они региона - тайна за семью печатями.Кто усыновители ребенка и даже из какого они региона - тайна за семью печатями.
Изменить размер текста:

В громкой истории про мальчишку-отказника, которого выкрали из Дедовской больницы, предлагают поставить точку.

Напомним, от Матвея Иванова (имя ребенка при рождении) мама отказалась в роддоме в мае 2014 года. Мальчика перевели в детское отделение местной больницы, но через полтора месяца его унесла неизвестная женщина. Поиски ни к чему не привели. Но в январе этого года стало известно, что все это время пацан рос в семье Сергея и Елены Спаховых в 15 километрах от Дедовска. Женщина украла его из больницы после того, как потеряла собственного ребенка. При этом Сергей был уверен, что воспитывает собственного сына. Елена теперь под следствием. Ее муж пытается добиться права усыновить мальчика законно. Опека ему уже отказала в этом. Но Сергей Спахов добивается отмены этого решения в суде.

На прошлой неделе мы писали: Егор (так Спаховы называли Матвея) сейчас живет в Коломенском доме ребенка, включен в базу детей для усыновления. В четверг стало известно, что мальчику, которому в мае исполнится три годика, уже нашли новую семью. Его усыновили.

- Давайте оставим мальчика в покое, - говорит детский омбудсмен Московской области Ксения Мишонова. - Есть закон о неразглашении персональных данных. Тем более, речь идет о несовершеннолетнем.

Кто усыновители ребенка и даже из какого они региона - тайна за семью печатями.

Источник, знакомый с ситуацией рассказал «КП», что документы по усыновлению были оформлены еще 5 апреля.

- Официально мне этого еще никто не говорил, - заявил в эфире Радио «Комсомольская Правда» названный отец мальчика Сергей Спахов. - Но знающие люди говорят, что моего сына усыновил какой-то чиновник. А когда я собирал документы, опека постоянно что-то затягивала. Что дальше? Я буду делать все, чтобы вернуть Егора, моего сына, в семью. Все, что я сейчас могу - подать апелляцию на решение Коломенской опеки об этом усыновлении. По всей видимости, нам специально ничего не говорили, чтобы прошел срок подачи апелляции. По гражданским делам это 10 суток. То есть, 15 апреля все было бы уже потеряно. В пятницу едем с юристом в суд. Он говорит, что шансы на возвращение сына у меня все-таки остаются.

«Комсомолка» продолжает следить за этой ситуаций.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

В 3 года ребенок безболезненно переживет расставание с названными родителями?

- Для мальчика вся эта ситуация - абсолютно точно очень большой стресс. Иначе быть не может, - говорит детский клинический психолог Елена Морозова, кандидат психологических наук. - Спаховы ведь были для него родителями, он их так воспринимал, он был к ним эмоционально привязан. Для него стресс то, что их вдруг не оказалось рядом. Перемещение в дом ребенка, каким бы он прекрасным не был, это тоже стресс. Новая семья - тоже. Я больше двадцати лет работаю с приемными семьями. Из своей практики могу сказать, что абсолютно гармоничные отношения складываются в них, к сожалению, крайне редко. Где-то у взрослых не получается принять ребенка как своего собственного, где-то новых пап и мам не принимают дети.

- Сейчас мальчику три года. Может он через несколько лет забыть людей, которых сейчас считает родителями?

- Возможно. Но в таком возрасте он все-таки уже многое понимает. На мой взгляд, решение по передаче ребенка в другую семью принято не в интересах самого ребенка. Мне кажется, можно было найти компромиссные варианты и оставить в привычной для него среде.

ЕСТЬ МНЕНИЯ

Маму — в тюрьму, Матвейку — в детдом?

Елена ПОПОВА

Один вопрос, пожалуй, самый важный — что теперь будет с героями истории? Что ждет Елену? Да, она совершила проступок, детей воровать нельзя. Что произошло тогда в больнице — шок, психологический срыв после потери своего ребенка? Почему надо было красть, а не усыновить по закону? Елена испугалась долгих бюрократических процедур и пошла по легкому пути или кто-то подсказал такое решение за приемлемую плату? Но она растила ребенка как своего. А теперь ее ждет суд и наказание по статье «Похищение несовершеннолетнего». Максимальное - 12 лет лишения свободы (подробности)

Женщине, укравшей из роддома Матвейку Иванова, не могут дать условный срок. Но НЕ ПОСАДИТЬ в тюрьму - могут

Татьяна ТЕЛЬПИС

Пока Матвейкина мама пила водку, он ходил в садик, играл в игрушки, кушал кашу и каждое утро улыбался: «Ма-ма!» В ответ улыбалась Лена Спахова. Спаховой тоже грозит 12 лет. Но даже если ее назовут невменяемой, это не спасет его - Матвейку. Детдом порой страшнее тюрьмы (подробности)

 
Читайте также