2017-08-17T13:45:02+03:00

Грязь, духота и грубые контролеры

Пассажиры пригородных сообщений устали ждать от ЦППК достойного сервиса при высоких ценах за билеты
Олег ФРОЛОВ
Поделиться:
Комментарии: comments92
По массовым направлениям ездят старые поезда, арендованные у РЖД. за ремонт которых отвечает Центральная пригородная пассажирская компания.По массовым направлениям ездят старые поезда, арендованные у РЖД. за ремонт которых отвечает Центральная пригородная пассажирская компания.Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН
Изменить размер текста:

Недавно в социальных сетях, а затем и в СМИ появилось видео драки в электричке Казанского направления. Мощного телосложения контролер в форме Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК) с размаху бьет пассажира, по-видимому, в голову. Мужчин еле растащили, а причина конфликта осталась неизвестной. Впрочем, из-за чего произошла ссора предположить нетрудно: хамское поведение контролеров и сопровождающих их охранников – одна из самых распространенных жалоб, с которыми пассажиры пригородных поездов регулярно обращаются во все инстанции. Причем нужно понимать, что жалуются в основном те, кто считает себя законопослушными гражданами, а не те, кто обходит турникеты по железнодорожным путям и принципиально не платит за проезд.

Электричка едет, бомжи греются

Грязные вагоны, в которых люди летом падают в обмороки из-за жары и духоты, а зимой получают обморожения рук и ног – неизменный атрибут пригородных сообщений. Даже несмотря на рапорты ЦППК о введении в эксплуатацию все новых и новых электропоездов, немногие становятся удачливыми пассажирами чудо-электричек. Осуществляют они в основном образцово-показательные экспресс-доставки. По массовым же направлениям ездят старые поезда, арендованные у РЖД, за ремонт которых госмонополия и отвечает. Вот и приходится терпеть и молиться, чтобы доехать до работы и обратно домой живыми и невредимыми.

Четыре года назад Aella Tarasova жаловалась на «отвратительное отношение ЦППК к пассажирам пригородных электричек Ярославского направления в части издевательства жарой». И руководство компании встретилось с людьми, заверив, что ситуацию исправят. В прошлом году Aella Tarasova снова написала о «скотском» положении, в которое ставит перевозчик пассажиров: «Наверное, пока кому-нибудь не станет до смерти плохо, никто не возьмется за исправление отношения к пассажирам, с которых исправно берутся деньги за такую «услугу» с периодическим повышением тарифов».

Гражданам, действительно, не угодить. Им жарко не только летом. Например, Татьяне не нравится, что «с осени по конец весны температура в электропоезде достигает порой 30 градусов жары, воздух абсолютно не поступает, по окнам стекает вода», и она грозится обратиться в прокуратуру. Кто-то вместо того, чтобы сказать «спасибо!», что их все-таки везут, возмущается вырванным сиденьям, «мерзкому» запаху из туалета и от спящих бомжей. «Это 21 век и это при такой-то стоимости проезда!»

Кстати, как в марте этого года заявил директор по операционной деятельности ЦППК Владимир Козлов, бомжи ездят на законных основаниях. По его словам, зачастую «эти граждане оказываются федеральными льготниками, и, как правило, у них с собой есть либо соцкарта москвича, либо соцкарта жителя Московской области, и они подтверждают свое право проезда». Правда, признался Козлов, попадают такие асоциальные элементы в вагоны ночью – «проникают в стоящие в парках электрички, и утром, когда электричка едет, они греются». Конечно, жалостливость перевозчика достойна похвалы, но она, похоже, ограничивается только бомжами. Обычные же граждане с некоторого времени вынуждены оплачивать еще и проезд домашних животных – 25% от стоимости взрослого билета, в независимости от того, болонка это или овчарка.

Пройти турникет и не умереть

Поездка в электричке давно превратилась в гонки с препятствиями, которые начинаются еще до посадки в поезд и продолжаются после того, как за спиной закрылись его двери. Даже заранее приобретенный билет не гарантирует пассажиру, что он успеет на электричку. Она может не прийти вообще, без уведомления об изменении расписания, или уехать, не дождавшись пассажиров. Так случилось в ноябре прошлого года с Иваном, который ночью ожидал электропоезд на платформе «Выхино», греясь в помещении у касс, а он ушел на 5 минут раньше.

В игру на преодоление превращается элементарный проход через турникеты. Где-то их мало, из-за чего сотни человек создают толпу на входах и выходах, где-то они постоянно ремонтируются, опять же без объявления. Приходится, как Александру, опаздывать на поезд и ждать полчаса следующего «только из-за того, что карту нужно приложить ко всем имеющимся турникетам в поиске того, который сработает!» Бывают турникеты, списывающие деньги на выходе. Такие еще в прошлом году стояли на станции «Пионерская». Бдительный Антон Потапов обратился в ЦППК, когда обнаружил, что поездки списываются дважды, но там ему ответили, что проблема в его проездном.

Но и турникеты – еще не последний барьер на пути пассажира пригородного сообщения. Платформы, за состоянием которых тоже должен следить перевозчик, особенно в зимний период представляют серьезную опасность для здоровья граждан. Когда Лизавета пожаловалась в ЦППК на обледеневшие платформы, на которых люди «поскальзываются и падают», компания сняла с себя ответственность, «мотивируя тем, что они за это опять-таки не в ответе, так как у них заключен договор с организацией, которая обязана приводить в порядок платформы».

Неудивительно, что преодолев столько преград, измотанный пассажир задается вопросом – за что он платит такие деньги ЦППК? И нередко адресует его контролеру с охраной, который уже ждет его с проверкой в вагоне.

Охота на «зайцев»

Чаще всего сетуют на грубость контролеров. Доходит до того, что работники ЦППК сами решают, с какой станции отправился пассажир в путь. Людмиле повезло занять в переполненном вагоне освободившееся место у окна. И переубедить контролера в том, что она села в электричку недавно со станции, на которой нет билетных касс, женщине не удалось. Поэтому сдачу она не получила, и проезд ей обошелся в два раза дороже.

Егор Иванов в начале августа столкнулся с настоящим «беспределом», который устроили кассиры. По его словам, они «вымогали у безбилетных пассажиров деньги, избивали тех, кто не платил, заперли в туалете женщину». В погоне за «зайцами» работники ЦППК не смотрят ни на регалии, ни на физические недостатки, ни на возраст. Нашумевшим в середине июля этого года случаем, когда контролер высадила на уединенной станции в лесной глуши 13-летнюю девочку вместе с нетрезвым мужчиной, заинтересовался даже Следственный комитет. Сама ЦППК тоже отреагировала оперативно – провела проверку, выявила «несоответствие выполнения кассиром-контролером своих должностных обязанностей», а заодно решила отправить 1500 своих работников на дополнительный внеплановый инструктаж.

В том, что мастер-классы возымеют эффект, возникают большие сомнения. Ведь корень проблемы кроется отнюдь не в недостатке знаний контролеров, а в откровенно антипассажирском подходе ЦППК к организации их работы. Дело в том, что зарплата у кассиров-контролеров сдельная, о чем прямо сообщается на сайте компании в разделе «вакансии». Это значит, что фиксированный оклад у тех, кто проверяет нашу законопослушность в электричках, совсем небольшой, а реальный заработок зависит от того, сколько билетов они реализуют.

Стабильно ужасные условия

Абсурд налицо - сейчас контролеры напрямую материально заинтересованы в том, чтобы граждане нарушали закон и садились в электрички без билетов. Тогда провинившийся пассажир оплатит не только стоимость билета, но и сервисный сбор 100 рублей. В случае отказа платить сотрудники ЦППК обязаны вести себя цивилизованно – вызвать полицию и официально выписать штраф. Однако сдельная форма оплаты труда контролеров приводит к тому, что к полицейским они обращаются редко. Неудивительно, что потребительские форумы изобилуют рассказами о «социально-опасных контролерах».

Однако было бы глупо предполагать появление нового подвида человека - «контролер ЦППК». Агрессивными людей вынуждают быть условия труда в этой компании. Иногда они даже отказываются продать проездной билет. Так Борису Широкову, ехавшему несколько остановок в пределах одной зоны, контролер объяснила, что за билет стоимостью менее 100 рублей ее штрафует начальство.

Сообщений о «стабильно ужасных» условиях работы контролеров не меньше, чем жалоб на их произвол. «Штрафы за все, работа в постоянной грязи… Отношение со стороны начальства отвратительное, за людей не считают», - сообщает на одном из сайтов по трудоустройству бывшая сотрудница ЦППК, сбежавшая из компании через месяц работы. Жалуются бывшие и нынешние работники ЦППК на график с 4.00 до 23.00, на голый оклад в 8 тысяч рублей и на «огромный, заведомо невыполнимый план». И хотя официально в объявлениях о наборе контролеров перевозчик обещает зарплату до 70 тысяч рублей, они констатируют, что заработать много не удастся. Даже при выработке месячной нормы «все съедят» штрафы.

При этом еще в 2008 году в ЦППК организовали отдел технического контроля. Его сотрудники, по сути «секретные агенты», ездят в электричках и наблюдают за работой кассиров. Все нарушения они фиксируют на видеорегистраторы. Но, как говорят в самой ЦППК, сделано это не столько для улучшения качества работы контролеров, сколько на случай судебных споров с бывшими сотрудниками.

Хронический сбой

В итоге приходится признать, что штат ревизоров, следящих за пассажирами и друг за другом, в компании раздувается, а качество пригородных перевозок вызывает все больше нареканий. «Понатыкали контролеров в каждый вагон, повесили на них видеорегистраторы. На это деньги есть, а чтобы сервис до должного уровня поднять, так средств сразу не хватает», - возмущаются пассажиры.

«Созданная в ЦППК система тотального надзора за оплатой проезда вкупе с ежегодно повышающимися тарифами по идее должна была привести к существенному росту доходов перевозчика, - говорит Сергей Жаворонков, старший научный сотрудник института Гайдара. – И, действительно, в последние годы выручка компании стабильно превышает 25 млрд рублей, а в прошлом году она составила 38,7 млрд рублей». Однако растущие показатели выручки и чистой прибыли, признает эксперт, не приводят к улучшению сервисной составляющей в деятельности перевозчика. «Судя по количеству нареканий на качество обслуживания, можно предположить, что компания либо максимально сократила эту статью расходов, либо система управления организацией не выстроена должным образом и дает хронический сбой», – сообщил он.

Большой поток жалоб – тому подтверждение. При этом компания является монополистом в Московском регионе. Как рассказал ее исполнительный директор Максим Дьяконов, ЦППК - крупнейший пассажирский пригородный перевозчик в России и входит в число самых крупных в мире. Ежедневно она обслуживает от 1,3 до 1,6 млн пассажиров, а за год – около 600 млн человек. Очевидно, что деятельность столь крупной структуры, от которой зависит безопасность большого числа граждан, требует четкой организации.

Но и после прихода в 2012 году на должность гендиректора ЦППК Михаила Хромова ситуация, как сообщали СМИ, только усугубилась. Работники низшего звена компании рассказывают, что на их удобствах, как и на сервисе для пассажиров, экономят. При этом количество высоких должностей, на которые «принимаются чьи-то дети, жены, мужья, знакомые», увеличилось. Зарплаты у офисных управленцев тоже немалые - «далеко за 200 тысяч рублей в месяц, а у секретарей – за 90 тысяч рублей».

Казалось бы, ежемесячный заработок, значительно превышающий размер средней зарплаты в стране – хороший стимул для того, чтобы навести долгожданный порядок и повысить качество обслуживания пригородных перевозок. Однако претензии в адрес ЦППК показывают, что доходы компании с эффективностью ее деятельности соотносятся плохо.

 
Читайте также