2017-09-04T22:09:26+03:00

«Страна любви» Марка Гейликмана соединяет сердца

Почти сказочная история о том, как родилось Большое чувство
Юлия КУРКИНА
Марк Гейликман режиссер спектакля "Страна любви".Марк Гейликман режиссер спектакля "Страна любви".
Изменить размер текста:

Невыдуманная, — и почти сказочная, — история о том, как Большое чувство родилось в холодной мартовской Москве, расцвело в белые ночи на берегах Невы и вернулось в столицу, чтобы счастливо объединить две молодые судьбы.

Елизавета и Максим до сих пор под впечатлением, потому что «так не бывает», и восхищены человеком, на поэтических спектаклях которого вспыхнула их любовь.

Впервые они увиделись ранней весной в Доме журналиста на премьере «Страны Любви» Марка Гейликмана. Оказались на одном ряду, через кресло. Украдкой поглядывали друг на друга, но, как это часто бывает, постеснялись заговорить. Следующая нечаянная встреча случилась через три месяца, в начале лета, — но уже в Санкт-Петербурге. И снова – «на Гейликмане», в Музее современного искусства «Эрарта». Молодые люди, как они потом признались, все это время вспоминали друг друга и укоряли себя за нерешительность.

- У нас было как в старой комедии «Где находится нофелет?» Только гораздо стремительнее, — рассказывает Лиза. — Мы снова увидели друг друга в зале. И в антракте, не сговариваясь, просто пошли навстречу друг другу.

- Не просто пошли, — поправляет Максим. — Я, например, почти побежал!

- А что Вы ей сказали, какими были первые слова?

-Давайте не будем испытывать судьбу и ждать третьего раза! Лиза в ответ тоже отпустила шуточку типа: «Я в метро и на улице не знакомлюсь!» И тут же протянула мне обе руки.

Потом были белые ночи Питера, разводные мосты, романтика. И совместное возвращение в Москву, где оба живут, частенько навещая по работе Санкт-Петербург. В общем, уже не за горами, этой осенью, свадьба. По-молодежному скромная, но с радостными визитами к друзьям в обеих столицах.

С Лизой и Максом мы познакомились на одной московской тусовке. Поэзия, философские диспуты, разговоры о высоком и все такое. Неформальный интеллектуальный клуб по интересам. Без постоянного членства, со встречами в кафешках, на квартирах и дачах у друзей.

- Лиза, а почему именно Гейликман?

-На премьеру в марте я пошла, потому что вообще люблю Домжур и регулярно бываю там на самых интересных выступлениях. Марк мне тогда подарил сборник своих стихов «Гамаюн». Увесистый такой том лирики разных лет. «Друзья, судьба во всем сурова! // Старайтесь в лотерее дней — // Быть тверже собственного слова, // Быть выше гордости своей!» Согласитесь, в этом что-то есть! Я вообще-то предпочитаю классику, к современной поэзии по-разному отношусь, меня ей в свое время «перекормили». А тут вот что-то щелкнуло, сработало, привлекло искренностью и опытом. Так что в Питере я решила «убить двух зайцев»: и на спектакль Гейликмана снова попасть, и Музей современного искусства посмотреть, куда давно собиралась.

-Ну и я тогда свою строчку «из Марка» вставлю, — подхватывает разговор Максим. --«Послушай, не бросай меня! За что? // Ты вяло прошептала: «Так… Устала…» // И я ушел, и тверже стал раз в сто — // Расстроившись, что вдруг тебя не стало».

- Не расстраивайся! — смеется Лиза. — Со мной у тебя такой возможности не будет! -И уже серьезно добавляет. -Ты лучше расскажи еще историю, как мы кино смотрели тридцатилетней давности. И опять из-за Марка!

- Да, специально нашли в интернете американский «Escape from Sobibor» («Побег из Собибора»). С легендарным и по-своему крутым Рутгером Хауэром в главной роли. Марк подсказал. Вернее, не он лично, а его поэма «Люка». Она написана относительно недавно. Посвящена не очень известной у нас в России истории героического побега заключенных из лагеря смерти Собибор. Это было в Польше, в 1943-м. Там гитлеровцы в Великую Отечественную убили огромное количество евреев со всей Европы. Душили газом и сжигали в печах тысячи человек в день. Восстание поднял советский пленный офицер Александр Печерский. Его и играет Хауэр. Эта история многократно описана за рубежом, да и в воспоминаниях самого Печерского. Потому что собиборский побег — уникальный случай, единственный массово удавшийся прорыв из фашистского плена. Но в нашей стране он практически не был известен. За него Печерского при жизни даже не наградили.

-Только после того, как Марк несколько лет назад публично прочитал свою поэму, общество зашевелилось. Образовалась некая инициативная группа. Обратились к Президенту России. И в феврале 2016 года глава государства посмертно наградил Александра Печерского Орденом Мужества. Вот что значат вовремя и к месту прочитанные стихи! — многозначительно напоминает Лиза.

- Теперь, — подхватывает Макс, — ждем, когда выйдет в кинотеатрах наша российская лента. Ее уже сняли, говорят. Там Константин Хабенский играет. Сравним.

- И, конечно же, обязательно пойдем к Марку 18 сентября. Он дает новый спектакль в Доме Высоцкого на Таганке. Будет обновленная версия. Новые стихи. Новая музыка. Я это говорю не просто так, — спешит объяснить Лиза. — Гейликман напоминает нам то, что мы и так знаем, но о чем не слишком задумываемся: предназначение человека — любить мир, людей. Познавать Вселенную. Менять ее и себя к лучшему. Делать совершеннее, добрее и искреннее. Это очень созидающее, высокое и крайне дисциплинирующее чувство. Если относиться к этой цели — любить — серьезно, то уже не остается времени на пустяки, на второстепенное, тогда понимаешь недопустимость и разрушительность обид, ревности, зависти. Всего того, что, к сожалению, во многом составляет каждодневную жизнь человека.

Поэтому мы с Максимом будем строить свою Страну Любви целенаправленно. Хрупкую, прочную и сильную одновременно. Будем ее укреплять и оберегать.

- Может, вы еще и Марка на свадьбу осенью пригласите?

- Конечно! Если придет, будем очень-очень рады!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также