2017-11-20T08:48:27+03:00

Отец погибшей от передозировки девушки убил ее знакомого, решив, что тот подсадил дочь на наркотики

И получил за это три года колонии - в два раза ниже минимума [эксклюзив "КП"]
Поделиться:
Комментарии: comments28
10 лет молодая женщина держалась, не употребляла наркотики, а потом сорвалась Фото: соцсети10 лет молодая женщина держалась, не употребляла наркотики, а потом сорвалась Фото: соцсети
Изменить размер текста:

В фильме Станислава Говорухина Иван Афонин, разочаровавшись в правосудии, мстит трем насильникам, надругавшимся над внучкой Катей. Двоим «ворошиловский стрелок» наносит тяжкие увечья, стреляя из винтовки, третий наказывает себя сам, сходит с ума от страха преследования… В том фильме участковый, обо всем догадавшийся, сочувствуя стрелку и Кате, выносит из дома Афонина улику, - винтовку. И прячет у себя в сарае, чтобы ее не могли найти при обыске. Это художественный фильм, но иногда подобные драматичные сюжеты разворачиваются и в жизни. В Красноярске отец устроил самосуд над человеком, которого посчитал виновником гибели единственной дочки.

Обычный таксист

- Я не хотел его убивать… Не в себе был в тот момент, понимаете. Ребенок на руках у меня умер, такое состояние было.

58-летний Андрей Ершов* ожидает этапа в следственном изоляторе Красноярска. Приговор вступил в законную силу, со дня на день будет перевод - в колонию строгого режима. Мы единственные, кому его удалось убедить поговорить, хотя пытались это сделать почти все федеральные телеканалы. Оно и понятно: история, мягко говоря, не тривиальная.

На уголовника Андрей Ершов не похож: коренастый с красным обветренным лицом и усталыми голубыми глазами, обычный работяга. Всю жизнь проработал водителем: в молодости был дальнобойщиком, потом начал таксовать.

- Я жену уже с ребенком взял, сын у нее от первого брака – Леонид, - рассказывает он. – В 1989 году у нас родилась дочка, Света. Сначала все было хорошо. А когда ей исполнилось 17 лет, случилась беда. Света без памяти влюбилась в парня, который оказался наркоманом и подсадил ее на иглу. Мы сразу начали бороться и буквально за год справились. Света «завязала» с наркотиками, вскоре вышла замуж, родила ребенка. Мишке сейчас 10 лет.

Две семьи на одной кухне

Семья Ершовых, - Андрей и его жена Тамара, - почти 40 лет живет в «секционке». С соседями у них одна кухня. Год назад соседи поменялись, на место прежних въехала 42-летняя Ирина Свинцова с 23-летним сыном, Иваном. Обе семьи нормально поладили. Иван казался спокойным и приличным парнем, работал в хлебобулочной пекарем. Светлана Тимошкина с мужем и сыном жила отдельно, частенько навещая родителей. Семью обеспечивал муж, сама Света занималась ребенком: провожала и встречала его из школы, водила на секцию каратэ.

Мать Ивана Свинцова не верит, что ее сын мог продавать наркотики Фото: соцсети

Мать Ивана Свинцова не верит, что ее сын мог продавать наркотики Фото: соцсети

Сейчас вряд ли удастся узнать, когда и почему она вдруг сорвалась. 31 марта Света с сыном пришла в гости к родителям, и… закрывшись в ванной, вколола себе дозу. Увидев, в каком дочь состоянии, родители вызвали «скорую». Медики подтвердили то, о чем по печальному опыту они и сами уже догадались: передозировка.

- Где она взяла наркотик, мы тогда даже предположить не могли, - говорит отец. – В тот момент было не до этого. Поняли только одно: спустя столько лет дочь «сорвалась». Не думаю, что она употребляла до этого наркотики, мы бы заметили. А тут… Внук перепуган, мы в шоке. Главное было – откачать ее. Потом уже разбираться.

«Верните ее! Вчера же получилось!»

1 апреля Андрей решил не выезжать на смену. Света с ребенком после происшествия остались у них. Проснулся от того, что его тормошит внук.

- Деда, вставай, мама опять закрылась в ванной, как вчера, и не открывает. Уже долго, - давясь слезами, сказал испуганный мальчик.

Андрей признается: подступило предчувствие неотвратимой беды. Вскочил, бросился к ванной, начал колотиться в двери: «Света, открой!». Несколько минут ушло на то, чтобы выбить деревянную дверь. Света лежала на полу с перетянутой выше локтя рукой, рядом шприц с остатками наркотика.

- Была уже неживая, глаза закатились, - тихо говорит Андрей. – Я закричал, чтобы вызывали «скорую», подхватил дочь на руки, перенес на кухню и начал делать ей массаж сердца. Спустя некоторое время приехала бригада медиков.

«Верните ее, - уговаривал врачей Ершов, - вчера же получилось!».

Но врачам оставалось только констатировать смерть.

«Задержи соседа!»

Андрей присел на стул у тела дочери и набрал номер сына Леонида.

- Света умерла, передозировка… - сказал в трубку.

- Да ты что! - шокировано выдохнул брат. - Соседа нашего держи, Ивана этого! Это он дозу ей продал, она мне сама вчера созналась. Я уже еду!

Этих нескольких слов хватило, чтобы в голове у отца помутилось. Дальнейшие события, - уверяет Ершов, стерлись у него из памяти. Их восстановили следователи со слов свидетелей. Положив трубку, Ершов взял кухонный нож и направился к двери соседа.

Позвонил. Дверь распахнулась, и на пороге он увидел Ивана. Ни слова не говоря, Ершов воткнул ему в грудь нож. В себя пришел на кухне с окровавленным ножом в руках, когда в квартире уже были полицейские.

- Ты соседа убил? – в лоб спросил один из оперативников.

- Я, - признался он. И добавил:

- Раньше бы узнал, что он наркотиками торгует, раньше бы убил…

«Никогда не прощу!»

Как в любом деле, и в этом есть две стороны.

Ирина Свинцова, мать Ивана, не верит, что ее сын был связан с криминалом (хотя, по данным следствия, и в его крови обнаружили наркотики) (Кстати, из этой коммунальной квартиры она переехала сразу же после случившегося). На семью Ершовых у нее свой взгляд:

- Я на два суда сходила и написала отказ от дальнейшего участия, - Ирина согласилась с нами встретиться. – И обжаловать приговор не стала: у меня просто сил нет. Душа разрывается. Теперь про Ваню говорят что попало: он же не может себя защитить. Не торговал он ничем, работал вместе со мной на предприятии: три дня я на смене, три дня – он. На работе у нас все, кто его знал, в шоке от этих обвинений. Мы за год до этого въехали в квартиру примерно, у Ершовых скандалы постоянно, сам Ершов выпивал часто и на дочь ему было плевать! Света эта сразу крутиться начала вокруг Ивана. Я еще сомневалась, стоит ли там квартиру снимать, но сын говорил: все нормально будет… Ничего уже нормально не будет!

Когда в тот день раздался стук в дверь, и Иван пошел открывать, она и предположить не могла, чем все закончится.

- Ваня открыл, и буквально через секунду так страшно закричал: «Мама, он меня ножом ударил!». Я к нему подскочила, в комнату втянула, дотащила до кровати, и вызвала «скорую». Пока врачи ехали, он умер. На моих руках… Говорят, Ершов там извинения какие-то принес в суде, на что они мне? Он же не шубу у меня украл, сына убил… Никогда не прощу.

Состояние «сильнее аффекта»

Действительно ли Иван Свинцов продал дозу Тимошкиной – следствию установить пока не удалось. Это дело выделено в отдельное производство, но расследование приостановлено до выявления новых фактов или доказательств: и сам парень, и Светлана мертвы, а значит, ниточка, ведущая к наркодилеру, оборвана. По сути, единственным катализатором в поступке Ершова стали слова Леонида. Накануне Света рассказала ему, что наркотики продал сосед, - но и все. Никаких доказательств больше не было. При всем при этом приговор по делу оказался крайне мягким. Даже при всех смягчающих обстоятельствах, за убийство по соответствующей статье не могут дать меньше 6 лет. Ершова осудили на три года колонии строгого режима, назначив наказание, - выражаясь языком юридическим, ниже низшего предела. Суд посчитал обстоятельства, предшествующие убийству, исключительными. Приговор не был обжалован ни стороной обвинения, ни стороной защиты.

- Поскольку Ершов признавал вину, то для гособвинителя основная сложность касалась, конечно, установления мотива и психического состояния, - говорит помощник прокурора Октябрьского района Красноярска Антон Хасьянов. - Поэтому была проведена психолого-псхиатрическая экспертиза, и эксперт подтвердил, что Ершов в момент преступления находился в состоянии так называемой «ограниченной вменяемости». Это не был аффект, поскольку он является нормальной реакцией организма на определенные обстоятельства. У Ершова эмоциональное состояние было выше аффекта. Именно поэтому обвинение не стало требовать для него слишком сурового наказания, а у суда были юридические основания вынести именно такой приговор.

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

Оксана Шамсутдинова, адвокат Красноярской городской коллегии адвокатов, защищавшая Андрея Ершова в суде:

- С юридической точки зрения дело не относится к сложным: есть факт убийства, и Андрей Ершов вины не отрицал с самого начала. Но если говорить о моральном аспекте, то, конечно, процесс очень тяжелый. Моей задачей было обратить внимание суда на то, что семья Ершовых – нормальная, благополучная. Так сложились обстоятельства, что в этом деле пострадали обе стороны: и потерпевшая, оставшаяся без сына, и Ершов, который в одночасье лишился дочери. Во время суда достаточно было посмотреть в глаза участников процесса, чтобы понять, насколько им тяжело. Ершов полностью осознавал свою вину и раскаивается. Мне кажется, он и по сей день до конца не может принять то, что произошло.

Вместо послесловия

«То, что он совершил - безусловно, грех и грех тяжкий»

…Смысл «Ворошиловского стрелка» понятен: государство не защищает таких, как Иван Фёдорович и Катя. И справедливость восстанавливают они сами, причем «стрелка» за это не осуждает никто, даже участковый, - представитель власти. Но отложим в сторону вопрос – был ли убитый Иван в действительности наркоторговцем. Имеет ли право один человек распоряжаться жизнью другого? Подменять государство – собой, и оправдывать это собственным понятием о справедливости?

Иерей Родион (Петриков), священник, психолог:

- Казалось бы, можно понять, почему он это совершил. Возможно, конечно, он был в невменяемом состоянии. Но греха это не снимает. Господь сказал, что каждый, кто гневается на человека напрасно, уже человекоубийца. У нас не только действие является материалом для покаяния, но и сам замысел, который зреет в человеческом сердце. Если он убил, значит, он вынашивал это в себе. Библия ведь судит человека не по уголовному кодексу, точнее – не только по нему. То, что он совершил - безусловно, грех и грех тяжкий. Господь сказал: «Не мстите за себя, но дайте место гневу Божию. Мне отмщение, Аз воздам».

* Все имена и фамилии в тексте, по требованию законодательства, изменены.

Андрей Ершов рассказал, как совершил убийство соседа

00:00
00:00
 
Читайте также