2017-12-05T18:50:18+03:00

Сергей Готье: Стать донором после смерти — это большое милосердие

Мы поговорили с академиком РАН, главным трансплантологом Минздрава России о плюсах и минусах действующего закона о трансплантации органов и тканей, а также о новом законопроекте о донорстве органов человека и их трансплантации
Анна ЛАРИНА
Поделиться:
Комментарии: comments40
Посмертное донорство спасает десятки тысяч жизней каждый год.Посмертное донорство спасает десятки тысяч жизней каждый год.
Изменить размер текста:

- Закон о донорстве в старой редакции действовал с 1992 года. На ваш взгляд, его основные плюсы и минусы, чего не хватало?

- Начну с исторических фактов: первая трансплантация почки была произведена в России в 1965 году, когда никакого закона не было и в помине. Тогда больных спасали огромные, страшные диализные (очищающие почки в больничных условиях) аппараты, по сравнению с которыми нынешние — просто космос. Через шесть лет заговорили о трансплантации поджелудочной железы. К сожалению, тогда технологии были несовершенны, к тому же не шла речь о том, что донорские органы нужно забирать при работающем сердце. И первые операции (во всем мире, не только в России) были неудачными. Первые попытки легитимизировать у нас донорство появились в 80-е годы, когда о трансплантации в мире узнали уже много. И закон о трансплантации органов и тканей от 1992 года был маленьким, буквально на нескольких листах. И в нем была одна важная строчка: «Изъятие органов у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту». Во всех других случаях у нас действует презумпция согласия, то есть человек, у которого зафиксирована смерть и у которого подходящие здоровые органы, теоретически может и должен стать посмертным донором. Теоретически — потому что существует множество факторов, что органы не могут быть изъяты или не подойдут нуждающимся. Закон 1992 года сильно изменил ситуацию. До него проводилось не более 40 трансплантаций почек в год, половина из которых были неудачными. 70 процентов больных не дожидались операции и умирали...

КООРДИНАТОРЫ БУДУТ ПОМОГАТЬ РОДНЫМ ПРИНЯТЬ ВЕРНОЕ РЕШЕНИЕ

- Новый закон, разработанный Минздравом России и охватывающий больше вопросов по органному донорству, облегчит жизнь пациентов и врачей, лист ожидания станет меньше? Что делается в российском здравоохранении, чтобы ситуация изменилась? Обучение врачей, обеспечение областных больниц высокотехнологичной техникой, проведение информационных кампаний? Что нужно делать еще, чего не хватает?

- Начну с минусов старого закона, который не рассказывал, каким образом человек может зафиксировать свое согласие или несогласие на посмертное донорство. Сейчас будет создан регистр отказа, куда каждый не желающий становиться посмертным донором сможет внести свой отказ. Это можно будет сделать в своей поликлинике через врача, когда такой регистр заработает. Все, кто не внесет свой отказ, будут по-прежнему по умолчанию считаться посмертными донорами, то есть презумпцию согласия никто не отменял. В старом законе не обсуждалась возможность отказа родственников, но если родственники были против, изъятие органов не производилось. Но человек в горе может отрицать все — и смерть родного человека, и то, что его органы могут спасти жизнь еще пяти или шести людям. Сейчас, по новому законопроекту, при больницах должна появиться должность трансплантационных координаторов, которые будут разъяснять эти вещи, разговаривать с родными. В Москве такие люди уже есть, я могу сказать, что они отлично работают. Кроме того, в старом законе не оговаривалось, как должны действовать врачи-анестезиологи, реаниматологи (а ведь они играют огромную роль в сохранении жизнедеятельности тела, когда зафиксирована смерть мозга). Врачам было проще зафиксировать смерть и закрыть историю болезни. Сейчас будут определенные должностные инструкции, предписывающие правильные действия. Что же касается врачей-трансплантологов, высокотехнологичного оборудования, то в тех клиниках, где проводятся пересадки органов, все это на высшем уровне. Сейчас в России пока лишь в 25 регионах занимаются трансплантацией, большая часть проводится в Москве. Будем надеяться, что с принятием закона операций, спасающих жизни, станет больше.

Бригада врачей под руководством гл­авного трансплантолога страны Сергея Готье (на фото - в центре) из Федерального центра трансплантологии им. ак. Шумакова.

Бригада врачей под руководством гл­авного трансплантолога страны Сергея Готье (на фото - в центре) из Федерального центра трансплантологии им. ак. Шумакова.

МЕДИЦИНА ПОЗВОЛЯЕТ ПОДЛЕЧИТЬ ПЕРЕСАЖЕННЫЙ ОРГАН

- Какие органы нуждаются в пересадке чаще всего? Слышала достаточно откровенную фразу, что один посмертный донор может спасти восемь жизней – какие органы, действительно, жизненно необходимы? Почему, по каким причинам родственник не может быть донором и только орган совершенно чужого человека может спасти жизнь?

- Прижизненные доноры могут отдать родственникам часть печени или одну почку. Потом эти органы восстанавливают свои функции и донор живет практически без проблем. Не подойти органы могут по многим причинам: хронические болезни, в том числе гипертония, инфекционные (гепатиты, туберкулез), не та группа крови, несовместимость тканей. Хотя родственная трансплантация в ряде случаев предпочтительнее, она далеко не всегда может помочь. И, разумеется, при жизни нельзя изъять легкие или сердце. Надо сказать, что сейчас и посмертное донорство меняется. Например, еще десять лет назад к донору сердца предъявляли строгие требования — он должен был быть абсолютно здоров и не старше 40 лет. Сейчас, с развитием медицины, органы до глубокой старости остаются в хорошем состоянии, отлично действуют. Например, недавно мы пересадили сердце 70-летнего донора. А при необходимости органы для пересадки можно и подлечить. Например, если печень родственника из-за лишнего веса слишком ожиревшая и не подходит для трансплантации, мы можем вылечить ее и потом пересадить. Более того, при определенной степени ожирения печени посмертного донора мы можем пересадить ее реципиенту и провести лечение уже в другом теле. Таких случаев уже немало. Медицина не стоит на месте, с каждым годом растет не только количество трансплантаций, но и каких-то удивительных случаев, о которых мы даже не мечтали 20 лет назад.

- Да и отношение к посмертному донорству у людей сейчас начинает меняться. В интернете, на ТВ, в прессе появляется все больше взвешенной информации. Но при этом много здравомыслящих, образованных людей по-прежнему не готовы дать свое согласие на посмертное донорство. Как, на ваш взгляд, можно переубедить этих людей? Что сказать, чтобы они осознали, как бы пафосно это ни звучало, социальную значимость проблемы? Ее моральный аспект?

- Наши специалисты-координаторы могут найти индивидуальный подход к любому человеку, родственнику умершего, поговорить с ним. Скорее, в каждом случае все очень индивидуально. Меня очень вдохновляет позиция церкви: патриарх Кирилл считает трансплантацию богоугодным делом, ведь мы спасаем жизни. Знаю случай, когда родственников человека, который уже умер и лежал на аппарате ИВЛ, переубедил священник, уточнив только, что органы их усопшего родственника должны быть отданы больным бесплатно (улыбается). Но у нас и так операции и вся последующая поддерживающая терапия обеспечивается за счет государственного бюджета. Для больных все совершенно бесплатно. А вот как объяснить людям, что посмертное донорство — это то же милосердие, но уже после смерти?.. (задумывается). Не знаю. Наверное, просто нужно быть человеком.

СПРАВКА «КП»

Сергей Владимирович ГОТЬЕ, академик РАН, директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, главный трансплантолог Минздрава России, заведующий кафедрой трансплантологии и искусственных органов Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, председатель Общероссийской общественной организации «Российское трансплантологическое общество», заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор. Ведущий специалист Российской Федерации в области трансплантологии.

Сергей Готье выполнил первые успешные трансплантации комплекса «сердце-легкие», мультиорганные трансплантации (печени и почки, печени и поджелудочной железы), пересадки поджелудочной железы, первые родственные трансплантации, родственные пересадки фрагментов печени.

Еще больше материалов по теме: «Новое о донорстве»

 
Читайте также