2018-02-05T11:22:57+03:00

Стремление ввысь...

30 января 1934 года советские стратонавты установили мировой рекорд высоты. Ценою собственных жизней
Поделиться:
Комментарии: comments16
Изменить размер текста:

Смотрю в то далекое время, исполненное трагических событий, творимых сознательно и по воле случая, и поневоле думаю: время само по себе таким сложилось или это мы своими руками сотворили его...

Тот день, 30 января, был морозным и ветреным. На стартовой площадке под Москвой, в Кунцеве, сморщенной свечой возвышается оболочка стратостата, на голубой гондоле которого написано: «ОСОАВИАХИМ-1». Гондола изобретена знаменитым швейцарцем Огюстом Пиккаром за три года до того и уже весьма успешно использована советскими конструкторами: четыре месяца назад стратостат «СССР-1» поднялся на 19 километров и установил мировой рекорд. Зимой полет много сложнее, и такого опыта еще не было ни у нас, ни вообще в мире. Старт приурочили к XVII съезду партии, и новое достижение должно было окрылить весь советский народ. Стратонавты к полету готовы, воодушевлены. Командир, конструктор корабля, Павел Федосеенко многоопытен - почти двадцать лет на воздушных шарах летает, молодой исследователь Илья Усыскин сделал мировое открытие в изучении дифракции электронов и в полете собирался продолжить свою работу, помогать ему должен был Андрей Васенко.

Через час стратонавты достигли высоты 19 с небольшим километров - высоты, на которую человек еще никогда не поднимался, - и в эфире прозвучал торжественный голос Федосеенко: «Привет ЦК ВКП(б) во главе с товарищем Сталиным!» Это был первый и последний привет вождю из заоблачных высот. Полет далее складывался тревожно: неполадки проявились к 12 часам на рекордной высоте в 20 500 метров. Натужно, не по расчету, работало устройство, поглощавшее выдыхаемую экипажем углекислоту и влагу, стало трудно дышать. Солнце сильно нагревало оболочку, и газ, расширяясь, не по расчету из нее истекал. Самое время остановить подъем - мировой рекорд уже установлен - и начать спуск, но Федосеенко, нерасчетливо сбрасывая балласт, стремился все выше и выше.

Достигнута высота в 22 километра, но стратостат потерял слишком много газа, и уже почти не осталось балласта для спуска: замедлить скорость при спуске было практически нечем. Потом оборвалась радиосвязь. То, что произошло в небе, навсегда осталось тайной, хотя расследование показало, что одна из восьми строп от огромной скорости спуска - практически уже падения - оборвалась и гондола повисла боком. Гондолу Пиккара, надо заметить, удерживали 32 стропы.

Их похоронили в нише Кремлевской стены, позади Мавзолея, рядом с прахом Луначарского. Урну с прахом Федосеенко нес сам вождь мирового пролетариата, за ним шел Молотов с урной Усыскина. Сталину было очень холодно, и он опустил уши на меховой шапке. Лицо вождя выражало глубокую скорбь. Герои сделали то, чего вождь ждал от них.

Еще больше материалов по теме: «Леонид Репин «Свидетель истории»»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также