2018-09-07T15:34:12+03:00

Гражданин Молдовы провел год в тунисской тюрьме: камеры по 135 человек, никакой блатной иерархии и сроки по 140 лет

Наш соотечественник в этой африканской стране попался на сбыте фальшивых долларов
Леонид РЯБКОВКорреспондент "КП" в Молдове
Поделиться:
Комментарии: comments8
В тунисских тюрьмах - самая высокая плотность населения в мире! (Фото: ntv.ru).В тунисских тюрьмах - самая высокая плотность населения в мире! (Фото: ntv.ru).
Изменить размер текста:

Бриллиант в полтора карата за 9800 фальшивых долларов

Мой собеседник, назовем его Александром, человек чрезвычайно авантюрный, с неистовой жаждой приключений. Сидим, пьем кофе на террасе, и он мне рассказывает, как провел год в африканской тюрьме.

- Я ездил в Тунис сбывать фальшивые доллары, - говорит Александр. - Покупал у молдавских ментов, которые наладили промышленное производство фальшивок. За 10 тысяч поддельных долларов я платил им тысячу настоящих, 20 тысяч уже шли за 95, 30 тысяч — за 8...

Схема работала так. Александр вместе с подельницей приезжал в курортный город Туниса, омываемый Средиземным морем. Приезжал, обвешанный фальшивыми долларами. Снимал квартиру за 500 долларов в месяц и одновременно номер в отеле. Так, на всякий случай. Потом с кучей фальшивых долларов ходил по курортным отелям и обменивал фальшивые доллары на местные динары.

- У меня для сотрудников ресепшена были браслеты всевозможных цветов, - усмехается Саша. - Заходил, просил обменять максимум 300 долларов. Если операция проходила без сучка и задоринки, просил обменять уже больше. Но не наглел, до тысячи долларов менял в одном отеле. За день обходил около десятка отелей.

В последний раз Александр приехал в город Саса. Там решил снять с кости руки пластину, которую ему поставили после того, как год назад он попал в ДТП. Заплатил в частной клинике 1000 долларов (настоящих), сняли пластину.

- Меня спасла моя рука! - убеждает меня Саша. - Если бы не она, гнил бы я до сих пор в тунисской тюрьме...

В тот роковой день Саша купил бриллиантовое колье в полтора карата за 9800 фальшивых долларов, потом пошел в отель. Там попросил обменять 200 долларов, естественно, поддельных. Портье увидел, что доллары фальшивые, вызвал секьюрити.

Александр год провел в нечеловеческих условиях (Фото: ntv.ru).

Александр год провел в нечеловеческих условиях (Фото: ntv.ru).

- Я бросился бежать, - вспоминает Александр. - У меня в рюкзаке фальшивок - на несколько тысяч, надо было от них избавиться! А спрятаться негде - улочки узкие. А за мной машина секьюрити медленно едет. Что делать?

Саша вытащил из рюкзака фальшивые доллары, смял их, сделав бумажный мячик, и незаметно выбросил под автомобиль. Тут он услышал полицейскую сирену. Его доставили в полицию.

- Я сказал, что мне дали фальшивые доллары на базаре, - продолжает Саша. - А бросился бежать, потому что испугался. Меня уже почти отпустили, как в отделение полиции зашла продавщица, у которой я купил колье. Она сразу закричала: «Это он! Он подсунул мне фальшивые доллары!» Тут за меня и взялись по-настоящему.

Александр назвал адрес гостиницы, в которой снимал номер на всякий случай. Провели там обыск, ничего не нашли (все фальшивки были на квартире у подельницы). Затем начались допросы, Саша стоял на своем — доллары купил на базаре, побежал, потому что испугался. почему в гостинице не оказалось личных вещей? Их украли. А приехал я в Тунис, чтобы сделать операцию на руке, видите, там я заплатил настоящими долларами...

- Привезли меня в тюрьму, - говорит Саша. - За всю историю местной тюрьмы я оказался всего лишь вторым белым арестантом. Первым был врач из России, он приехал в Тунис отдохнуть с подругой, та скончалась, перебрав алкоголя. Врача продержали два года в тюрьме, так долго делали судмедэкспертизу!

Срок в 140 лет — не предел!

А Саша провел в тюрьме год. У него при себе была пара тысяч настоящих долларов, их положили на счет арестанта.

- Жил, как белый человек, покупал себе еду и все остальное в тюремном ларьке — консервы, колбасу, воду, сигареты, - вспоминает Саша. - Нормально, короче, жил. Правда, камеры всегда были переполнены, в моей находились 135 заключенных. Надо было идти бочком вдоль шконок, чтобы добраться до туалета.

Остальным заключенным давали кус-кус, нечто вроде нашей мамалыги. Гулять выводили раз в день на часовую прогулку. Остальное время сидишь в камере, даже телевизора не было.

- Тупо ешь и спишь только, - смеется Александр. - Если хочешь побриться, тебя выводят на коридор, и обслуга тебя бреет. Я свое лицо в зеркале год не видел!

Сроки у многих были нереальные. У одного за продажу фальшивых чеков — 140 лет. Один чек — 5 лет. И это был не предел! Могли помиловать или сократить срок, амнистия происходила четыре раза в год. Зато никакой блатной иерархии - «воров в законе», «чертей», «петухов». Гомосексуальные связи — в порядке вещей...

- А через год был суд, - продолжает Александр. - Завели нас группой в небольшой зал суда. Сидит сам судья, по бокам — заседатели, на столе кипа дел. Сидят прокуроры и мой адвокат, я ей заплатил 500 долларов. Первым судья рассматривал мое дело. Он мне задал несколько вопросов, переводчик перевел, хотя к тому времени я уже выучил арабский. Я ответил на все вопросы. Через пять минут меня отвели в камеру. По дороге спрашиваю адвоката: «Сколько мне могут дать?» «Хамдула, - отвечает она. - Хамдула!» (с арабского - Бог знает, — прим. авт.)

По местным законам, могли освободить только в промежуток времени между 18.00 и 24.00. Кстати, о своем приговоре, если посадили на реальный срок, заключенный узнает не сразу, а месяца через два-четыре.

- Сижу, волнуюсь, - говорит Саша. - Семь часов, восемь, девять, десять... Ну, думаю, впаяли мне срок! В начале одиннадцатого заходят в камеру, кричат: «Молдова! выпускают на свободу!»

Сашин паспорт гражданина Молдовы оказался у детектива, который вел дело. Саша поехал к нему, провел в участке всю ночь, а утром пришел детектив, но паспорт не отдал, якобы не знает, где он. Он до сих пор был уверен, что Саша — фальшивомонетчик.

- Пошел в международную организацию AZIL, которая помогает лицам, у которых проблемы с паспортами, - продолжает Александр. - Позвонил отцу, он сделал скрин с молдавского булетина, переслал мне. Брат срочно стал делать мне «белый» паспорт. С этой бумажкой я и полетел на Украину, в киевский аэропорт «Борисполь». Билет, кстати, за свои деньги покупал, иначе застрял бы в Тунисе на годы.

В Киеве пограничники встретили Александра неласково:

- Что это за филькина грамота? Сажаем в самолет и летишь обратно!

- Да елы-палы! Я туда в жизни своей больше не вернусь!

Саша бросился бежать, выбежал на взлетную полосу, где его и скрутили.

- Взяли за руки-ноги и закинули в самолет, пришлось лететь обратно в Тунис.

Там его встретили с удивлением:

- Соскучился?

Пришлось еще два месяца ждать, пока искали, куда пришла посылка с «белым» паспортом. Уже был канун Нового года, рейсов было очень мало. Пришлось лететь с тремя пересадками — в Стамбуле, Афинах и в Франкфурте.

- Прилетел домой и понял, что такое ностальгия! - грустно улыбается Саша. - Я асфальт целовал в кишиневском аэропорту, пассажиры удивлялись. Больше в жизни не занимался фальшивыми долларами, да и менты свою лавочку, как оказалось, прикрыли. Как представлю, что мне могли впаять лет сто заключения, волосы дыбом до сих пор становятся!..

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также