2018-09-13T21:03:52+03:00

«Проблема выборов не в мифических вбросах»: как я работала наблюдателем на едином дне голосования

Корреспондент «КП»-Самара» поработала на участке и поняла, что на результаты голосования больше влияет то, что председатель комиссии хочет есть, а за секретарем уже приехал муж
Поделиться:
Комментарии: comments2
Явка на участке 3335 была очень низкой - всего 24%Явка на участке 3335 была очень низкой - всего 24%Фото: Мария ШЕСТЕРИКОВА
Изменить размер текста:

Как и на выборах президента России 18 марта, я снова наблюдатель от Общественной палаты Самарской области – независимый, неоплачиваемый и неприкормленный.

День на УИК 3335 в Самаре начинается спокойно. Председатель комиссии лениво, после вопроса, оглашает количество избирателей и полученных бюллетеней. В 8:00 участок открывается. Голосование за благоустройство двора, «Любэ» из колонок во дворе школы, курники с семгой за 44 рубля (как это все сочетается, не знаю, - прим. авт) – в общем, все, чтобы гражданин таки проявил сознательность и воспользовался избирательным правом.

«А как там муж? Не докапывается?»

В это время на участок лениво тянутся самые сознательные. Пока комиссия всех принимает-оформляет, наблюдатели (а их у нас аж пять, и это без меня) ведут светские беседы. Сложно сказать, как разговоры уровня: «А как там муж? Не докапывается?» приживаются на избирательном участке, но они стали, так сказать, ядром всего происходящего.

- Странно, что выборы губернатора называют досрочными. Опечатались, что ли, - два наблюдателя – женщины средних лет – вдруг решают поговорить о деле. Прислушиваюсь.

- Наверное. Досрочные – это же когда за несколько дней голосуют. Спать хочется… - женщины тоскливо вздыхают.

Перед началом голосования показали: урна пустая, и ее опечатали Фото: Мария ШЕСТЕРИКОВА

Перед началом голосования показали: урна пустая, и ее опечаталиФото: Мария ШЕСТЕРИКОВА

Позже выяснится, что участковая избирательная комиссия (УИК) в основном сформирована из учителей школы, где и расположен участок. Одна из наблюдательниц – мать заместителя председателя УИК, другие – коллеги и подруги председателя. Треп, бездумное тыкание в телефон, кроссворды – все что угодно, только не наблюдение.

- А вы от какого кандидата? - спустя час после начала голосования не выдерживаю и пытаюсь прояснить, откуда вообще такие таланты взялись на выборах.

- В смысле?

- Ну, вас же кто-то направил на участок.

- Ну вот, девочки, - раздраженно отвечает одна из наблюдательниц и показывает на председателя комиссии с таким видом, как будто это я ничего не смыслю в избирательном законодательстве. Ладно, не связываюсь.

А вот по телевизору сказали…

Уже к 9:30 становится понятно, что явка на этих выборах высокой не будет. По крайней мере, на нашем участке. За полтора часа проголосовало 42 человека – меньше 1% от общего числа избирателей (2224 человека).

- Такого никогда не было, - удивляются в комиссии. – Ни один год. Что же это? На дачах, что ли, все?

- Если сколько-то процентов не наберем, то придется второй тур проводить, - председатель УИК произносит сакраментальную фразу.

В комиссии, естественно, переполох. Как второй тур? Зачем? Сколько должны прийти, чтобы выборы состоялись?

Поясню: действующее избирательное законодательство не предполагает минимального порога явки. Второй тур проводится только если ни один из кандидатов не получил 50% голосов избирателей, которые ПРИШЛИ на выборы.

Но на участке я молчу и наблюдаю, как будут дальше развиваться события: любопытно. На все вопросы председатель УИК говорит, что нужно уточнить. В итоге она куда-то уходит и возвращается счастливая со словами:

- Выборы состоятся при любой явке. Так по телевизору сказали! Ну и ладно, зато считать меньше.

Занавес.

Нежелание наблюдателей и УИК работать - главное, что удручает на участке Фото: Мария ШЕСТЕРИКОВА

Нежелание наблюдателей и УИК работать - главное, что удручает на участкеФото: Мария ШЕСТЕРИКОВА

«Вам же не принципально?»

В один прекрасный момент я решаю сходить на голосование вне помещения. Секретарь почему-то отправляет двух «своих» наблюдателей.

- Я тоже пойду, - говорю.

- Вас там и так много уже, ну идите, конечно, но вас в акте не будет указано. Мне не жалко, но графы только две.

«Своим» наблюдателям снова абсолютно параллельно, что происходит в мире. Они даже не поднимались в квартиру.

- А вы зачем пошли? – спрашиваю.

- Ну сказали, что обязательно надо.

- Раскрою тайну, но нет.

С этого момента женщины расслабились совсем.

К проведению голосования на дому никаких претензий – все по правилам. Зато когда приходим, секретарь составляет акт о проведении голосования вне помощи. Беру ознакомиться. Все заполнено верно. Вот только стоит подпись наблюдателя, которого с нами не было.

- Ой, это я случайно. Ну вам же не принципиально?

Да действительно.

Дома ждут, дети есть хотят

20:00. Участки закрываются – пора подводить итоги голосования. Еще за полчаса до этого секретарю УИК стали названивать.

- Ой, ты уже приехал? Ну я же сказала, приезжай в восемь, полдевятого… Блин, ну ладно, что-нибудь придумаю, - отвечала на звонки секретарь. С этого момента она была похожа на реактивный снаряд.

Сразу после закрытия участка члены УИК стали метаться: а что делать-то? С чего начинать? У нас, кстати, ни камер, ни КОИБов – полная свобода действий. Погасили неиспользованные бюллетени - а дальше? Порядок подсчета голосов, к слову, висит прямо над головами. Пересказываю, что нужно делать.

Итоговая явка составила около 24% - это 534 человека. Так что посчитали все быстро – даже без нарушений. Вместе с одной девушкой из УИК (если вы это читаете, то вы прекрасны!) пытались объяснить, что действовать надо по инструкции, а не как быстрее и как бог на душу положит.

Считать голоса члены УИК пытались как бог на душу положит Фото: Мария ШЕСТЕРИКОВА

Считать голоса члены УИК пытались как бог на душу положитФото: Мария ШЕСТЕРИКОВА

Секретарь вносит все в увеличенную копию протокола, пересчитывает данные и – вот незадача! – два бюллетеня не сходятся. Пересчитывают. На этот раз медленнее.

Добравшись до заполнения протоколов, снова возникают проблемы. С той самой девушкой из УИК пытаемся с боем забрать копии протоколов, заверенные всеми членами комиссии. «А зачем? Мы всегда без этого делали…»

Вместо P.S.

Нет, вряд ли все эти люди хотят сделать выборы нечестными и непрозрачными. Им просто абсолютно все равно – это всего лишь способ зарабатывания денег. Понятно, что этих учителей попросили посидеть на выборах. Да и к наблюдателям у нас относятся однозначно: посидеть и получить свою тысячу. Или сколько сейчас платят кандидаты?

Человеческая безалаберность и непрофессионализм членов комиссии – главная проблема в процессе голосования, а не якобы непрозрачность.

Думаешь, что нечестно голосуют? Что вбрасывают? Так сходи наблюдателем на выборы. Пройди обучение и иди работать в УИК. Только так, чтобы ориентироваться в законодательстве. Сделай так, чтобы хотя бы на твоем участке все было честно.

В этот день я возвращалась домой на такси.

- Что вы, с выборов? – завязал диалог водитель.

- Ага.

- Кем?

- Наблюдателем.

- Ааа, и что, думаете, вы за всем уследили? Я-то вот десять лет в администрации проработал и знаю, как оно там все у них. А вы это, просто слишком молодая. Вот и верите в сказки. А я не верю, поэтому и не хожу на выборы.

Конечно. Такой план-то уж точно сработает.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

"Мне бы карточку для работы": как я наблюдала за выборами президента РФ (подробности)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также