2018-11-16T10:26:56+03:00

«Шантаж забастовкой». Эксперты объяснили, кто на самом деле виноват в топливном кризисе

Цены на бензин растут из-за большого рынка перекупщиков, которые теперь диктуют свои условия
Поделиться:
Комментарии: comments24
Остается только надеяться, что здравый смысл у всех игроков рынка возобладает. И подъезжая к заправке российским автомобилистам не придется хвататься за сердцеОстается только надеяться, что здравый смысл у всех игроков рынка возобладает. И подъезжая к заправке российским автомобилистам не придется хвататься за сердцеФото: Николай ОБЕРЕМЧЕНКО
Изменить размер текста:

На этой неделе государство заключило соглашение с нефтяными компаниями о заморозке цен на топливо. Для россиян этот вопрос - про постепенное подорожание бензина и дизеля - один из самых актуальных. Поэтому Правительство договорилось с нефтяниками закрепить цены на уровне конца мая 2018 года и сохранять их в таком виде как минимум до 31 марта 2019-го. Между тем в последнее время так называемые «независимые сети АЗС» пошли в открытую атаку на вертикально интегрированные компании (ВИНК). По версии «независимых», все беды - от крупных нефтедобывающих компаний. Мол, это они искусственно создают дефицит сырья и задирают оптовые цены.

Экономистов такие заявления, мягко говоря, удивили. Объясняют: ВИНКи - крупнейшие налогоплательщики страны, вкладывают огромные деньги в собственное развитие, в разработку новых месторождений, обновление оборудования (это реально стоит колоссальных денег), в конце концов несут в регионах, где работают, большую социальную ответственность. А вот те самые «независимые сети» эксперты считают откровенными спекулянтами, которые львиную долю своих доходов получают «в серую», мимо налогов.

НЕ БЕЛЫЕ И НЕ ПУШИСТЫЕ?

«Апеллировать к тому, что все «независимые» АЗС такие «бедные и несчастные», я бы не стал, - пишет политолог Алексей Мухин в авторской колонке на Газете.Ру - Некоторые из владельцев таких небольших топливных компаний уже давно постоянно проживают за рубежом, вывезя туда свои семьи и в России, так сказать, ведут только бизнес».

Известный экономист Никита Кричевский отмечает, что кризисная ситуация на топливном рынке возникла далеко не сегодня.

- Это нарыв, который созревал не один год. До поры до времени ВИНКи терпели эту ситуацию. Но в тот момент, когда так называемые независимые АЗС откровенно начали изображать из себя «униженных и оскорбленных», при том, что большинство из них являются по большому счету обычными спекулянтами, терпение ВИНКов, наконец, закончилось. Крупные компании вскрыли этот старый нарыв, обратив внимание общественности на то, что на бирже и региональных рынках бал правят перекупщики, формирующие посреднические цепочки и продающие колоссальные объемы нефтепродуктов своим аффилированным структурам. Эти недобросовестные компании попросту решили нагреться на топливном кризисе.

УДАР ПО ПОТРЕБИТЕЛЮ

Гендиректор компании «Инфотэк-терминал», ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев объясняет, что нефтяные компании стали заложниками сложной рыночной ситуации и вынуждены сейчас работать себе в убыток. Потому что именно на них, на ВИНКи, переложили проблему неликвидности бензинового рынка.

- Компании-посредники, компании-реализаторы забирают на себя прибыль и ожидания потребителей, что цены будут расти, - говорит Танкаев. - В результате получается ситуация, которую необходимо как-то решать. При этом Федеральная антимонопольная служба парадоксальным образом становится на сторону этих нехороших людей, скажем так. Эта картина временная, ее следовало ожидать, есть несколько способов, которыми эти участники рынка получают свою сверхприбыль. Первый способ: партии многократно перепродаются, они первично покупают на бирже по фиксированной цене, установленной соглашением, нефтепродукты, то есть бензин и дизельное топливо для дальнейшей продажи. Потом они перепродают, причем перепродают во многих случаях сами себе по несколько раз.

И что в итоге? Что в сухом остатке? Бензин по завышенной цене уходит в розницу, на АЗС - уже отсюда его покупают по не очень-то интересным ценам обычные водители. Страдает население, страдают вертикально интегрированные нефтяные компании. А у тех, кто стоит между ними все, получается, хорошо.

- Маржа получается в процессе накрутки между цепью аффилированных посредников, - подтверждает пресс-секретарь НК «Роснефть» Михаил Леонтьев. - Вся ситуация связана с нездоровой активностью, так называемых, независимых АЗС, точнее некой группы лоббистов, которая от их имени выступает. Все эти лоббисты являются активными игроками местного рынка. И не просто игроками, а полумонополистами или монополистами, перекупщиками и трейдерами. Они говорят, что им не хватает каких-то объёмов, но на самом деле в своих розничных сетях реализуют малую часть того, что закупают.

НИ ПРОВЕРОК, НИ АКЦИЗОВ...

Впрочем, пока понимающие в устройстве рынка хватаются за голову, удивляясь закручиванию ситуации, «независимые сети» продолжают развивать успех своих последних прорывов. По большому счету, начался уже откровенный шантаж. Если государство и вертикально интегрированные компании не идут на их условия, «независимые» угрожают устроить забастовку. То есть, закрыть заправки. Не отпускать бензин. Можно предположить, чем это чревато. Города встанут.

«Требования-то очень простые: по возможности, оставьте нас в покое с проверками, сертификацией, акцизами и позвольте бесконтрольно повышать цены для конечных потребителей, - говорит Алексей Мухин. - Конечно, доля «независимых» на рынке меньше, чем они провозглашают: не 60%, а 30%, но эти 30% влияют на ценообразование, так как их фактически поддерживает ФАС».

Президент Владимир Путин много раз на совещаниях по ситуации в топливно-энергетическом комплексе страны подчеркивал, что первоочередная задача - не нарушить интересы обычных потребителей, простых граждан страны.

- Мы (российские нефтяные компании, - Авт.) добываем примерно 520 млн. тонн нефти в год в стране, - напомнил в интервью «Коммерсант ФМ» глава «Роснефти» Игорь Сечин. - Мы абсолютно точно понимаем задачу, которую ставит президент страны - наполнить розничный рынок доступным и экономически обоснованным по цене топливом. Что это значит? Мы (Россия, - Авт.) потребляем 90 млн. тонн нефтепродуктов. Это как раз и есть 17,5% от общего количества добычи. Значит, если мы наполним рынок этим объемом, то никакого риска дефицита не будет. Это самое главное. Больше того, если рынок будет заполнен, то, вероятно, и цена снизится, потому что не будет рисков дефицита, правильно? Вот над этим и надо работать. Нам нужны универсальные решения».

Остается только надеяться, что здравый смысл у всех игроков рынка возобладает. И подъезжая к заправке российским автомобилистам не придется хвататься за сердце, видя обновившийся за ночь ценник.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также