2018-12-03T09:10:00+03:00

Штурман угольного бассейна

При наращивании объемов производства угледобывающих предприятий актуальным является вопрос подготовки высококвалифицированных специалистов горнодобывающей отрасли.
Работа маркшейдеров «Сибирского Антрацита» в разрезе.Работа маркшейдеров «Сибирского Антрацита» в разрезе.
Изменить размер текста:

Угольная отрасль в Новосибирской области динамично развивается. При наращивании объемов производства угледобывающих предприятий актуальным является вопрос подготовки высококвалифицированных специалистов горнодобывающей отрасли. Наш регион не имеет образовательных традиций в этой сфере. Однако и компании, и руководство области заинтересованы в том, чтобы на предприятиях работало больше местных жителей.

В августе «Сибирский Антрацит» заявил о своем участии в проекте «Академгородок 2.0». На форуме «Технопром» компания в присутствии главы региона А. А. Травникова подписала соглашение с четырьмя институтами Сибирского отделения РАН и двумя вузами НСО. Одним из ключевых направлений взаимодействия является создание образовательной инфраструктуры для подготовки специализированных кадров.

Мы решили выяснить, какие же профессии востребованы сегодня на современном угледобывающем предприятии. Серию публикаций открываем рассказом о маркшейдерах.

Штурман угольного бассейна

Маркшейдер - это горный инженер, ведущий пространственно-геометрические измерения в недрах земли. Это математик, художник, проектировщик и провидец в одном лице. Каждый маркшейдер уверен: его профессия самая что ни на есть творческая, а творит он главным образом с помощью точных цифр и формул.

Год - это 12 возможностей

Об основных задачах профессии нам рассказал главный маркшейдер «Сибирского Антрацита» Евгений Юров. Сам он работает на предприятии с 2014 года, в отрасли - с

1997-го, прошел путь от участкового маркшейдера до руководителя.

Евгений Юров прошел путь от участкового маркшейдера до руководителя. Фото: Андрей КОПАЛОВ

Евгений Юров прошел путь от участкового маркшейдера до руководителя.Фото: Андрей КОПАЛОВ

- Маркшейдер выходит на участок самым первым - вместе с геологами. Они делают разведку месторождения, а инженер определяет, как безопаснее и выгоднее его разрабатывать, - начинает рассказ Евгений Юров. - Создает план, проект… Первые колья, по которым позже пойдут экскаваторы, также вбивает маркшейдер. Следующий этап разработки - это ежедневный контроль. Важно следить, чтобы добыча угля проходила строго по плану. Кстати, планирование - месячное, квартальное, годовое - тоже вотчина маркшейдера.

Профессия весьма основательная: даже если напрямую за что-то маркшейдер не в ответе, нюансы при работе обязан учитывать все.

- На каждом корабле есть штурман, он прокладывает путь и потом следит за движением. Так и на горном предприятии… - образно объясняет руководитель.

Горный штурман разбирается в составе породы, должен понимать и правильно оценивать объемы добычи и вскрыши, представлять еще на этапе проектирования, чем закончится работа в карьере и как его впоследствии рекультивировать. В голове маркшейдера, словно в матрице мощного компьютера, вертится объемная модель любого участка. Он разложит его на слои, вычленит в системе координат точный рисунок и выберет единственно верный путь для добычи угля.

Профессия эта на удивление творческая, тот не станет маркшейдером, кто не имеет объемного мышления и не чувствует симфонии геометрических задач. Кстати, в их решении учитывается даже время - физическая величина.

- Планирование - важная часть работы маркшейдера, и год для нас - это не единица, мы делим его на месяцы, - продолжает Евгений Александрович. - Год - это 12 возможностей достичь контура участка так, чтобы равномерно прийти к цели.

От оптического теодолита до электронного тахеометра

Умение творить, конечно, важно, но без цифр и общения с ними на «ты» маркшейдеру вовсе никуда. Именно благодаря этому навыку у горных инженеров и получается составлять идеальные планы. В расчетах помогает техника: раньше это были оптические приборы для топосъемки. Смотришь в такой, как в объектив камеры, ловишь точку на вешке - гигантской линейке - и «цепляешь» цифру на карандаш. И в мороз, и в дождь, и в снег доставал маркшейдер блокнот, не боялся обветрить руки. Приходил после съемки в кабинет, расшифровывал свои данные, а после начинался художественный процесс. Цифры из блокнота, записанные «в полях», переносились в систему координат на карту чернильным пером. И тут уж маркшейдер должен был проявить кропотливость, усидчивость, аккуратность. Карты эти сродни произведениям искусства. Малюсенькие цифры, плавные линии карьеров, дороги и даже будущие слои разработок - все разных цветов, разных шрифтов - все это представляет собой точную, выверенную до долей миллиметра картину.

Технологический процесс облегчил жизнь маркшейдерам. В карьер спускаться по-прежнему необходимо, но вместо оптического теодолита - электронный тахеометр, прибор сам цепляет нужную точку, сам записывает все данные на флешку. Сольешь их в компьютер, загрузишь в программу - и уже на экране чертишь мышью, а не пером. Карту распечатает огромный цветной принтер.

Евгений Александрович, кажется, с грустью вспоминает студенческие времена, когда электроника еще не была так популярна:

- В мое время уже были инженерные калькуляторы, а раньше все считали вручную. Наши профессора-преподаватели наизусть знали шестизначные таблицы с косинусами и синусами.

Семейный подряд Каменских зарегистрировал отношения.

Семейный подряд Каменских зарегистрировал отношения.

Семья профессионалов

Маркшейдеров в «Сибирском Антраците» много. Кроме главного и заместителя на разных участках трудятся маркшейдеры трех категорий, в зависимости от стажа. Иногда на работе они встречают свою судьбу.

Максим и Мария Каменские вот уже 7 лет работают вместе, их сыну 5 лет. Максим трудится на Ургунском участке, Мария - на Горловском. После съемок в карьере приезжают в один офис.

- Друг другу помогаем и на работе, и дома, - говорит Максим. - Маша пришла в компанию после института, опыта было мало, и я ее везде брал с собой, подсказывал, учил. Теперь я у нее чему-то учусь - она быстрее меня разбирается в новых программах и мне помогает.

В народе говорят: мужу с женой вместе работать нельзя, спорить много будут. А тут еще и профессия такая - каждый любит свои планы строить. Но это не про Каменских.

- Мы не надоедаем друг другу и практически никогда не спорим - наоборот, есть чем поделиться, ведь работа интересная, - улыбается Мария.

Видимо, эти инженеры сумели составить идеальный план не только участков, но и семейной жизни.

Женщина в карьере

«Стоит ли выбирать эту профессию девушкам?» - спросили мы у главного маркшейдера, и он отправил нас к Наталье Бардокиной. Она работает в «Сибирском Антраците» 12 лет и уж точно вправе давать советы.

- Скажу прямо: работа не женская. И одежда, и внешний вид не для тех, кто любит платья и каблуки, - предупреждает Наталья Бардокина. - Основная сложность - погодные условия, ведь и в морозы до 30 градусов, и в жару, и в дождь мы снимаем наравне с мужчинами, без поблажек. Но мне моя работа нравится. Чем? Понимаете, здесь постоянно от тебя что-то зависит: куда пойдет экскаватор, сколько объемов угля он добудет. Это и ответственность большая - ты же часть огромного проекта, важно не отойти от контура.

Найдут себя здесь сильные характером дамы, которые любят принимать решения и не боятся сложностей.

Справка «КП»

Слово «маркшейдер» происходит от немецкого Markscheider, где Mark значит «отметка», «граница», а Scheider - «отделитель». В давние времена богатые землевладельцы часто спорили, где же проходят границы их родовых имений. Людей, владеющих мастерством разделять участки, назвали маркшейдерами. Уже намного позже такие профессионалы понадобились в горном деле.

Еще больше материалов по теме: «Новости компаний»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также