2018-12-17T15:41:00+03:00

За кулисами Донбасс Оперы: об аншлагах во время войны, новых постановках и сгоревших декорациях

«Комсомолка» заглянула за кулисы Донецкого театра оперы и балета, чтобы узнать, какой ценой он продолжает работать и через что ему пришлось пройти
Поделиться:
Комментарии: comments2
Сегодня «Комсомолка» заглянет за кулисы донецкого театра и увидит то, что до этого было скрыто. ФОТО: рекламный отдел Донбасс ОперыСегодня «Комсомолка» заглянет за кулисы донецкого театра и увидит то, что до этого было скрыто. ФОТО: рекламный отдел Донбасс Оперы
Изменить размер текста:

Война началась неожиданно и затронула каждого. Она заглянула во все дома, под каждую крышу, остановила работу школ и университетов, цирка и дельфинария. Казалось, что жизнь в городе вдруг замерла, замёрзла и только ежедневные, мощные обстрелы напоминали: это не время остановилось, а война пришла.

Ни для кого не секрет, что «Комсомольская правда» давно и надёжно стала настоящим фанатом Донецкого государственного академического театра оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко. Мы с удовольствием рассказываем вам, наши читатели, о грандиозных премьерах и громких возвращениях, мы с радостью пишем о тех вершинах, которые достигает наш театр, мы радостно передаём вам все планы, о которых нам только удаётся узнать.

До этого дня была только одна сфера жизни театра, в которую мы никак не могли, а где-то и не решались заглянуть, хотя давно хотелось. У нас всё не хватало смелости войти в театр, когда он пуст, когда чутко спит, ожидая своих зрителей, новых постановок или громких репетиций. Мы не решались заглянуть за кулисы, боясь потревожить этот шумный улей и нарушить его организованный строй.

Сегодня «Комсомольская правда» решилась войти в это царство, покрытое для нас мраком тайны, чтобы рассказать о том, как страшный пожар унёс жизни самых дорогих и больших спектаклей нашего театра, как сердце этого огромного живого организма вдруг замерло на один миг, чтобы забиться с новой силой и новой энергией, чтобы показать вам обратную сторону фееричного праздника, который дарит нам Донбасс Опера.

Муха внимательно следит за сохранностью того, что уцелело

Как и у любого большого театра, у Донбасс Оперы был свой склад декораций, куда после каждого представления отправлялись большие помосты, сложные металлические конструкции, огромные тканевые полотна и прекрасно выполненные колонны. На складе их аккуратно складывали на свои места, где они в покое ожидали своего следующего появления на сцене.

Так было со времён появления театра оперы и балета в Донецке и так должно было быть всегда, но роковой 2014 год нарушил все устои и правила. Во время очередного мощного обстрела, снаряд попал прямо в склад декораций, которые мгновенно вспыхнули. Огонь бушевал с такой силой, что ломал бетонные конструкции, скручивал металлические трубы, плавил стёкла. В нём невозможно было уцелеть.

Следы страшного пожара видны даже на прилегающих к складу зданиях Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Следы страшного пожара видны даже на прилегающих к складу зданияхФото: Цесанна АНТОНЕНКО

— Они все вместе ждали свои спектакли, а потом вместе сгорали. Жуткий треск стоял, похожий на вой, — вспомнил Александр Григорьевич, который согласился провести нам экскурсию.

Он заведует цехом по эксплуатации автотранспорта и тепло-энергетического оборудования и помнит тот жуткий день так, будто и не было этих четырёх лет. Помнит он и то, каким был склад до пожара, где стояли какие декорации, как они сгорали, пока не приехали сотрудники МЧС. Тогда спасти не удалось почти ничего.

— Теперь это здание снесут, оно не подлежит ремонту, и поставят новое, — поделился Александр Григорьевич и видно было, что это ему говорить и грустно, и радостно.

От здания склада осталось не так много Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

От здания склада осталось не так многоФото: Цесанна АНТОНЕНКО

Нам разрешили зайти в здание сгоревшего склада, посмотреть на то, что осталось от некогда величественного «Летучего Голландца», воинственного «Богдана Хмельницкого» и многих других постановок театра. Осталось немного. Скрученные трубы, обрывки обгоревшей ткани, полуразрушенная звезда Советского Союза, почти уничтоженные поздравительные банеры. Этот пожар уничтожил почти всё, но оставил самое главное – надежду.

Эти покорёженные трубы – всё, что осталось от грандиозного «Летучего Голландца» Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Эти покорёженные трубы – всё, что осталось от грандиозного «Летучего Голландца»Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

— У нас тут раньше была прачечная ещё, а сейчас, конечно, нет. Зато своя котельная, сами себя отапливаем углём, который нам государство выдаёт. Выбитые окна восстановили, крышу перекрыли, сейчас готовимся третий этаж восстанавливать, — уверенно повёл нас дальше по территории склада наш экскурсовод. — Сейчас зайдём в гараж, там я вас с главным охранником нашим познакомлю.

Небольшая котельная, восстановленная своими силами, согревает все помещения склада Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Небольшая котельная, восстановленная своими силами, согревает все помещения складаФото: Цесанна АНТОНЕНКО

Высокую должность на складе занимает жизнерадостный пёс Мухтар или Муха, как его здесь все называют. Он внимательно осматривает всех гостей своего маленького царства, а потом проводит их по небольшому лабиринту уцелевших декораций, чтобы похвастать своими владениями.

— Он у нас ветеран. Всю войну прошёл, защищает и охраняет нас. Добрый он, всех любит, — рассказал Александр Григорьевич про своего хвостатого подопечного.

Мухтар и правда всех любит, а быть может мы ему просто понравились, но внимательно обнюхав новых людей, осмотрев их с головы до ног, пёс весело залаял и важно направился к сложенным неподалёку декорациям недавно восстановленной «Аиды». Спорить с хозяином – дурной тон, поэтому мы, в сопровождении Александра Григорьевича, поспешили следом за Мухой.

Эти шикарные костюмы тоже хранятся на складе в уцелевших помещениях. Для постановок их уже не используют Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Эти шикарные костюмы тоже хранятся на складе в уцелевших помещениях. Для постановок их уже не используютФото: Цесанна АНТОНЕНКО

Головы египетских фараонов, высокие колонны и чёрные статуи-шакалы из оперы «Аида» лежали вместе со старыми христианскими куполами, весь золотой блеск которых давно сошёл. Когда-то они блистали в постановках «Тарас Бульба» или «Богдан Хмельницкий», а теперь ютятся здесь, рядом со служебными машинами театра.

— Им здесь, конечно, не место. Видите, они грустят, — заметил наш экскурсовод, а Муха согласно залаял.

Вот так сейчас хранятся декорации недавно восстановленной «Аиды» Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Вот так сейчас хранятся декорации недавно восстановленной «Аиды»Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Декорации и правда грустят, потому что им одиноко среди машин, им хочется на сцену, хочется сиять в свете театральных софитов, наслаждаясь музыкой великих композиторов. Возможно, это кажется странным, но декорации – тоже живые, тоже артисты и им тоже нужно внимание, ведь без них ни один спектакль не может состояться.

Театр уверенно идёт вперёд

Театр – это сложный живой организм, который не может функционировать без одного органа. Декорации – это сердце театра. Именно они, оставаясь почти незаметными для зрителя, создают волшебную атмосферу в зале. Они помогают артистам воплотить свои роли в жизнь. Без них невозможно создать настоящий шедевр, поэтому со склада мы отправились прямиком в Донбасс Оперу, чтобы узнать, как театр справился с потерей декораций и как теперь восстанавливаются балетные и оперные постановки.

Рассказать нам о закулисье каждой премьеры согласилась заслуженный работник культуры Украины, заместитель генерального директора по художественно-постановочной части Корниенко Валентина Алексеевна.

— Когда мы узнали о пожаре, все были в шоке, в ужасе. Было непонятно, как восстанавливать, за что восстанавливать, где восстанавливать. Настоящий кошмар. Тем не менее, мы смогли оставить это позади и сейчас театр идёт вперёд. Мы открыли театральную гостиную, представили «Пиковую даму», полностью восстановили «Аиду», — рассказала нам Валентина Алексеевна.

В старом и новом репертуаре Донбасс Оперы вы не найдёте ни одну постановку, чьи декорации не унёс бы тот страшный пожар. Там погибли такие спектакли как «Летучий Голландец» и «Фальстаф» и восстановить их невозможно до сих пор, настолько они были масштабными. Настолько уникальными.

— Наш репертуар был и остаётся уникальным. «Фальстаф» шёл только у нас и мы ездили с ним по всей Украине и никто не посмел бы сказать, что это незначительная постановка. «Летучий Голландец» срывал овации на лучших сценах Европы, — вспоминает Валентина Алексеевна. — Тот пожар подкосил нас, но прошло уже четыре года и каждая копейка, которая появляется, идёт на восстановление театра, восстановление утерянного репертуара, — заверила она.

Донецкий театр продолжает идти вперёд, добиваясь новых вершин. ФОТО: рекламный отдел Донбасс Оперы

Донецкий театр продолжает идти вперёд, добиваясь новых вершин. ФОТО: рекламный отдел Донбасс Оперы

Донбасс Опера не стоит на месте и не жалеет себя. Взгляды всех сотрудников театра от билетёра до примы устремлены только вперёд. В ближайшем будущем всех влюблённых в оперу и балет ждёт возвращение «Трубадура», который был полностью уничтожен огнём, «Отелло», «Кармина Бурана» и премьера «Призрака Оперы».

— Мы живём по-новому, хотя иногда и сожалеем о том прошлом, которое у нас забрал пожар. Там ведь были настоящие произведения искусства, которые создавались художниками Донецка – лучшими в Украине, — с улыбкой рассказала Валентина Алексеевна. — Нельзя сказать, что там погибло всё. Сохранилось самое дорогое – задники, расписанные нашими художниками. Это была бы невосполнимая потеря.

Невосполнимой потери не случилось и театр открылся в октябре 2014 года с бесплатной оперетты «Летучая мышь». Тогда боялись, что никто не придёт, но люди пришли. Был полный зал, многие сидели просто на ступеньках или стояли в проходах, а где-то снаружи, перекрываемые голосами артистов и великолепной музыкой, шумели очередные обстрелы.

Постановка «Летучая мышь» открыла театральный сезон в октябре 2014 года и с тех пор в театре не сорвалось ни одного представления, ни одного концерта. ФОТО: рекламный отдел Донбасс Оперы

Постановка «Летучая мышь» открыла театральный сезон в октябре 2014 года и с тех пор в театре не сорвалось ни одного представления, ни одного концерта. ФОТО: рекламный отдел Донбасс Оперы

В тот день в зале были не только преданные поклонники театра, которые не смогли оставить его в столь сложный час, но и военные, которым прекрасная постановка подарила несколько часов передышки, мгновения отдыха от ужасов войны. На соседних креслах сидели дети и старики, дамы, по привычке надевшие вечерние платья, и рядовые в камуфляже, на котором видны пятна грязи, а может и крови. Всё это было не важно, потому что театр принимал каждого, для каждого становился убежищем.

С того страшного октября в Донбасс Опере не сорвалось ни одной постановки, ни одного концерта. На входе всех гостей встречает приветливые сотрудники театра, в гардеробе к любой одежде относятся, как к самым дорогим мехам, в зале творится настоящая магия, а на сцене сияют не только лучшие из лучших артисты, но и самые прекрасные в мире декорации.

Всё это и немного больше – это наш прекрасный театр, живой и неповторимый, дарящий нам праздник и уют, приносящий покой и немного счастья. Он живёт ради нас и ради нас идёт вперёд. Это ли не надежда…?

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также