2019-05-08T17:30:22+03:00

«Помогите! Чувствую, что снова сяду»: как челябинец перевоспитывает людей, которым судьба дала второй шанс

Сотрудник ФСИН с необычной профессией откровенно рассказывает о служебных буднях
Поделиться:
Комментарии: comments2
Сергей Кисиль служит в УИИ.Сергей Кисиль служит в УИИ.Фото: Андрей АБРАМОВ
Изменить размер текста:

На синем кителе 43-летнего капитана Кисиля — медали за участие в боевых действиях на Северном Кавказе. От разговоров про то время офицер отмахивается — давно было, давайте лучше о том, что сейчас.

Сергей служит инспектором уголовно-исполнительной инспекции в Челябинске. Его работа в глазах обывателя выглядит неординарно: перевоспитывать преступников, которых суд не стал отправлять в колонию, и следить за теми, кому назначили домашний арест.

НИКТО НЕ ХОЧЕТ БЫТЬ ТЮРЕМЩИКОМ

— В детстве все хотят стать летчиками и космонавтами. Работать в тюрьме — такой мечты нет. Все же думают, что ФСИН — это на вышках с автоматом стоять. После армии я окончил школу милиции. 2001 год. Семья появилась, а времена, сам знаешь — не самые хлебные. Работал на железной дороге. Но потом снова потянуло служить родине.

Отправился в полицию, а по дороге решил в ГУФСИН заехать — спросить, есть ли вакансии. Предложили пойти в колонию, и я согласился. А пока занимались оформлением — перезвонили и сказали, что нужны мужчины в уголовно-исполнительную инспекцию.

Она тогда переживала обновление: появлялась техника и искали людей, готовых быстро ее освоить. На тот момент даже не знал, чем занимается эта структура. Мы люди военные, сказали — надо, значит — надо.

Отбор кандидатов серьезный. Многие не могут пройти тест на психологическую совместимость со службой. Каждый день — с преступниками. За этим социальным клеймом нужно увидеть человека и помочь ему измениться.

Медали героя. Фото: Андрей АБРАМОВ

Медали героя.Фото: Андрей АБРАМОВ

ОФИЦЕР — НЕ БЭТМЕН, НО НА ПОМОЩЬ ВСЕГДА ПРИДЕТ

— Юридическая грамотность людей оставляет желать лучшего. Звонишь человеку, чтобы приходил вставать на учет, а он возмущенно: «Мне же «условку» дали, я ничего не должен».

В дальних поселках люди не особенно понимают, кем я служу. Видят человека в форме — значит, во всех вопросах разбирается и поможет. Проверяю подопечного, а у него вся семья меня поджидает с жалобами на соседа, который забор не так поставил или врача, что таблетки не те выписал.

Офицеры, конечно, не Бэтмены. Но после рабочего дня все равно не могут снять китель и жить другой жизнью. Шел домой со службы через мост у вокзала. Услышал, как дедушка зовет на помощь. Парень выхватил у него сумку. Кинулся за ним и догнал. Привел в дежурную часть. Оказалось, на нем серия ограблений.

«В детстве все хотят стать летчиками и космонавтами. Быть тюремщиком — такой мечты нет». Фото: Андрей АБРАМОВ

«В детстве все хотят стать летчиками и космонавтами. Быть тюремщиком — такой мечты нет».Фото: Андрей АБРАМОВ

КАК КОЛОНИЯ СПАСАЕТ ЖИЗНИ

— К нам попадают за преступления небольшой тяжести. Много алиментщиков и попавшихся пьяными за рулем во второй раз. Сейчас больше половины приговоров не связаны с лишениям свободы.

На одного сотрудника в среднем 150 подопечных. У каждого индивидуальный приговор. Кому-то просто отмечаться, другие должны быть дома после 22.00, третьи — не выезжать из города, четвертые — пройти лечение от наркомании. Иногда все вместе. Не соблюдаешь — получишь предупреждение, а потом и в суд обращаемся, чтобы все-таки отправили человека в заключение.

Парадокс: иногда колония спасает жизни. Стояла на учете компания парней с условными сроками. Вели распутный образ жизни — каждый вечер пьянки, наркотики. Родные устали от такого и прекратили выпрашивать для них второй шанс за нарушения «условки». Парни отправились в колонию. После полутора лет за решеткой взялись за ум, чтобы больше не попасть на зону. А два их друга, что остались на свободе, умерли от наркотиков. Встречал родителей погибших. Они сокрушались: «Почему вы нас не убедили, что им за решеткой будет лучше?». Хотя они же сами в слезах упросили суд оставить ребят на свободе...

Так выглядит пункт слежения за людьми, которые находятся под домашним арестом. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Так выглядит пункт слежения за людьми, которые находятся под домашним арестом. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

СБЕЖАТЬ ИЗ-ПОД ДОМАШНЕГО АРЕСТА...

— Недавно в России появилась новая мера — домашний арест. Дают за нетяжкие преступления, чтобы не держать человека до суда в изоляторе. Мера исполняется незамедлительно: как только пришло решение суда, ты все дела в сторону и едешь устанавливать систему слежения.

Прибор состоит из браслета на ногу и передатчика. Внешне выглядят просто, но внутри мощный датчик, сигнал которого безопасен для человека. Пластик гипоаллергенный.

Иногда люди срезают браслет посреди ночи и сбегают. Тут же на пульт приходит сигнал. Человека ловят, отправляют под стражу, еще и за поврежденную технику платить приходится. Бывает, обмотают устройство толстым слоем фольги и думают, что сигнал не пройдет, после чего выходят из дома.

Не все сбегают, чтобы скрыться. Люди могут «психануть» в четырех стенах и на эмоциях сорваться отдыхать с друзьями.

Браслет состоит из системного блока (1), в котором находятся датчики разрыва и вскрытия, а также приемопередатчик, постоянно обменивающийся информацией с контрольным устройством. Ремешок (2) должен быть застегнут всегда.

Браслет состоит из системного блока (1), в котором находятся датчики разрыва и вскрытия, а также приемопередатчик, постоянно обменивающийся информацией с контрольным устройством. Ремешок (2) должен быть застегнут всегда.

«ОТСТАНЬТЕ ОТ МАЛЬЧИКА, ОН ЗА ДЕВУШКУ ЗАСТУПИЛСЯ»

— Иногда после освобождения из колонии должны встать к нам на учет. Сидельцы возвращаются в город, где их никто не ждет. Мужики приходят со слезами на глазах: «Помогите! Я чувствую, что снова сяду». Даем совет: где найти работу, снять жилье.

Удивительно, некоторые поднадзорные скрывают свое положение от родных. Кто-то вообще не говорит, другие врут насчет статьи. Приходишь, а тебе родственники: «Отстаньте от мальчика! Он герой, за девушку заступился...». На деле «герои» часто попадаются с наркотиками.

Много хожу по чужим домам и вижу неблагополучные семьи — как в них растут дети. 2019 год, а они живут как первобытные без воды и электричества — отрубили за неуплату. Ничего удивительного, что ребята вырастают и оказываются на скамье подсудимых. Они когда в изолятор попадают, удивляются чистой наволочке, горячей еде. Некоторые телевизор там впервые видят. Такой вернется на свободу и расскажет сверстникам, как в тюрьме хорошо.

Браслет носят на ноге. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Браслет носят на ноге. Фото: Михаил ФРОЛОВ

ВСТРЕЧАЮТ ЧАЕМ И КУЛАКАМИ

Одному на службе не справиться. Дружим с полицией. Мы им помогаем, а они нам. В канун Нового года ограбили дом предпринимателя. Поступила оперативная информация: подозреваемый скрывается в одном из поселков под Челябинском. Участковый попросил помощи. Я обошел своих подопечных, раздал ориентировки. Вскоре звонок: видели вашего человека у ломбарда. Приехал и задержал грабителя.

Хоть мы и работаем с людьми на воле, риск есть всегда. Приходишь проверить человека, а тебя встречает пьяная компания его друзей. Бывали нападения на сотрудников. Ведь большая часть подопечных — люди асоциальные. Но бывают и дружелюбно настроенные: чай ставят, интересуются делами. Мы не враги людям, за которыми надзираем.

Есть подопечные, которые полжизни провели в лагерях и им впервые дали наказание без лишения свободы. Одни не верят своему счастью и наглеют от такого. Другие наоборот удивляются и ведут себя дисциплинированно, зная, каково по ту сторону забора с колючей проволокой.

О ПРАЗДНИКЕ

— 7 мая уголовно-исполнительная инспекция отмечает 100-летие со дня образования. Желаю коллегам научиться грамотно распределять силы, не выгорать и получать моральное удовлетворение от службы. Смотреть вперед с высоко поднятой головой. Всегда помните, что мы служим на благо родине. Мы ее защита, важный оборонительный рубеж спокойствия граждан. Пусть в ваших семьях всегда будет мир, а в сердце — гармония. С праздником, товарищи офицеры!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Челябинске отбывающих срок на свободе больше, чем сидящих за решеткой

Настоящий полковник Наталья Забелина рассказала, как контролируют преступников на воле. Даму в погонах с тремя большими звездами увидишь не часто. В областном ГУФСИН женщин в таком звании можно пересчитать по пальцам. (далее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также