2019-06-17T08:30:49+03:00

Роберт Стуруа в Воронеже: Спектакль с актерами «Бригады» стал моим позором

На гастролях в нашем городе легендарный режиссер рассказал также про суетливость нынешнего театра и как пугал немцев Сталиным
Роберт Стуруа в Воронеже.Роберт Стуруа в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Изменить размер текста:

Два дня подряд Платоновский фестиваль показывал воронежцам постановку театра имени Шота Руставели из Тбилиси «Вано и Нико». Спектакль по рассказам писателя Эрлома Ахвледиани поставил легендарный режиссер Роберт Стуруа.

"Вано и Нико". Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

"Вано и Нико".Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Это очень грузинский спектакль. С присущими этому народу громогласностью, эмоциональностью, иронией и притчами. Истории из жизни друзей Вано и Нико перетекают друг в друга практически без перехода, живые персонажи на сцене перемежаются с манекенами, внося в спектакль некий сумбурный колорит и типичную грузинскую атмосферу. Бутылки вина, съемные крылья, прекрасная музыка и художественный свет – все атрибуты создают красивый спектакль о добре и зле.

"Вано и Нико". Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

"Вано и Нико".Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

- Это постановка про сложные взаимоотношения добра и зла. Когда одновременно грустно, весело, про современность, где мы не можем отличить, где какие полюса, так все перемешалось. Когда добро ленится. А злу надоело быть злым. И они поменялись местами. Потом они вновь вернутся к своим первоначальным смыслам, чтобы получился хэппи-энд. Мы так иронически напоминаем о вечных ценностях. Хорошие люди не должны изменять себе и идти на компромисс. Но жизнь сложная, нам приходится меняться. Поэтому я снисходительно отношусь к людям, - признался 80-летний Роберт Стуруа.

Роберт Робертович очень харизматичен, как многие грузины. Очень ироничен, по-отечески мудр. «Комсомолка» собрала интересные цитаты мастера с нашего разговора с режиссером.

ТЕАТР СТАЛ СУЕТЛИВЫМ

- Многие не понимают, что делает режиссер, и это правильно. Искусство эфемерная вещь. В театре, как и в жизни, нужно быть немного рискованным и смелым. Работать в театре должны очень мужественные люди. Сегодня театр стал всеядным. У меня ощущение, что качество, всегда присущее театру, сейчас исчезает. Меня раздражает, что театр сегодня часто существует на уровне «здравствуй – до свидания». Это при том, насколько сильно усложнилась литература. Театр стал поверхностным, суетливым. Стали меньше заниматься какими-то главными, основными вопросами. Забываем, откуда театр возник. Я ставил спектакль в древнем городе Эпидавр в Греции. Репетировали мы по ночам, потому что днем слишком жарко. Я приходил ночью в театр, сидел на месте, где когда-то сидели гениальные мыслители, смотрел на небо, чувствовал вдали Эгейское море и понял, что мы что-то утеряли, какую-то метафизику, которая существовала в театре. Он уничтожен сейчас какими-то мелочными вещами - зарплатами, дрязгами, как лучше получить роль. Мне тоже приходится ими заниматься. Но хочется, чтобы театр был еще и храмом. Пусть и храмом блуда… Вот хочу попробовать высокие технологии, которые мне не очень нравятся, но нужно. У меня есть идея, чтобы Александр Калягин сыграл в спектакле «Мертвые души» всех персонажей кроме Чичикова. А Чичиковым он был бы сам, но голограммой. Это сложно. Я видел только выступление голограммы Майкла Джексона на сцене, еще не совсем это все освоено.

СПЕКТАКЛЬ С АКТЕРАМИ «БРИГАДЫ» БЫЛ УЖАСНЫМ

- В Москве я ставил самый ужаснейший из моих спектаклей. Это «Ромео и Джульетта» с замечательным актерами из модного тогда сериала «Бригада». Но я не смотрел этот телефильм. Спонсор дал денег. Мне прислали список репетиций, все актеры заняты в каких-то съемках. И вот представьте, у меня завтра премьера, сегодня генеральная репетиция, а у меня Меркуцио в Париже снимается. Я его вообще не вижу, а завтра уже показ. Я долго думал, что мне делать: отложить спектакль или нет? Но решил не откладывать, потому что надо отвечать за свои поступки. В театре ты не можешь скрывать, что у тебя что-то не получилось. Художник может выбросить холст и новый начать. Даже в кино можно выбрасывать какие-то неудачные кадры. А в театре так нельзя. В итоге показали спектакль… У меня были постановки удачные, неудачные, очень хорошие, но вот таких очень плохих не было. А это был прямо ужасный спектакль, позор. Но надо отвечать за свои поступки.

КАК ИСПУГАЛ НЕМЕЦКИЙ ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПРОФСОЮЗ СТАЛИНЫМ

- В Германии у меня произошла интересная история, когда я ставил Шекспира. В спектакле была любовная сцена старого шута и молодой девушки. Хорошая сцена была, но когда я прогнал полностью спектакль, оказалось, что он затянулся на четыре часа. Немцы обожают длинные спектакли. А для меня невозможно столько сидеть. И я решил эту сцену вырезать. Этим я очень обидел 16-летнюю актрису, и она обратилась в профсоюз. Она мотивировала, мол, я мучилась три месяца, хорошо сыграла, и вдруг режиссер так со мной поступил. Когда я пришел в театр на следующую репетицию, то попал на «Нюрнбергский процесс». Все театральное сообщество собралось в зале, чтобы судить меня. И когда мне дали последнее слово перед тем, как вынести приговор, я сказал: «Я не немецкий режиссер. Я из Советского Союза. Из той страны, где родился Сталин». Присутствующие сделали большую паузу и молча разошлись, решив, что я тоже что-то страшное.

Роберт Стуруа в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Роберт Стуруа в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также