Политика

Прямая линия с Владимиром Путиным: "Про нас ниче не будет? Будет. Про всех будет"

20 июня в 12 часов дня президент начнет свою уже 17-ю по счету Прямую линию
Владимир Путин ответит на вопросы, которые ему прислали со всей страны

Владимир Путин ответит на вопросы, которые ему прислали со всей страны

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

20 июня в 12 часов дня президент начнет свою уже 17-ю по счету Прямую линию с Владимиром Путиным. Он ответит на вопросы, которые ему прислали со всей страны (а их на вчерашний день набралось уже более 1,2 миллиона).

А "Комсомолка" вспомнила о героях прошлой Прямой линии, дозвонившихся президенту в 2018-м. И решили узнать – решились ли их проблемы, о которых они рассказали Путину.

МОСКВА

«Не должно быть выдачи своих на расправу»

Писатель, депутат Госдумы Сергей Шаргунов попросил президента на прошлой Прямой линии декриминализировать статью УК, по которой преследовали людей за лайки и репосты в соцсетях. Мы ему позвонили.

Александр Гамов

- Сергей, год назад вы сказали президенту, что доходит до маразма - граждан обвиняют за публикации в интернете. И сажают как «экстремистов»

- Это правда. Я еще сказал тогда, что можно посмертно судить и Пушкина, и Есенина, всех их объявили бы «экстремистами».

Президент дал поручение разобраться с вопросом.

В итоге удалось, во что многие не верили (и я тоже), все-таки смягчить наше законодательство. Уже осужденные люди раньше срока вышли на свободу. А миллионы граждан, которые находились под потенциальным ударом, были от этого избавлены.

Конечно, людям стало легче дышать. Это очень хорошо.

Сергей Шаргунов. Фото: Николай Галкин/ТАСС

Сергей Шаргунов. Фото: Николай Галкин/ТАСС

- Если бы у вас снова была возможность 20 июня задать Путину вопрос, что бы вы спросили?

- Я бы спросил о нашем отношении к соотечественникам. О судьбах людей, которые оказались в застенках других государств. Надо активнее их защищать и поддерживать – от гвардии полковника Меля, которого в Литве посадили, до многих наших людей на Украине, которых часто хватали просто за российский паспорт. И еще — о людях, которых наши правоохранители высылают из России на Украину, где им грозит расправа. Все эти чиновники, судьи, обвинители вечерами, наверное, ахают, глядя на ток-шоу об Украине, но, тем не менее, не дрогнув, выдают Киеву людей.

Мне бы хотелось, чтобы был сигнал от президента, - чтобы людей, которые нам поверили, которые за нас, - не выдавали на расправу. Это страшно. Мне приходилось участвовать в спасении многих бывших ополченцев… Некоторых снимали с поезда уже рядом с границей.

Не должно быть выдачи своих на расправу.

ДОНБАСС

"Надеюсь, серьезные намерения сохранились"

Юлия Алехина

«КП» дозвонилась и до писателя Захара Прилепина, который в 2018-м спрашивал у Путина — не развяжет ли Украина новую войну на Донбассе. Президент тогда ответил: «Если киевские власти на такое безумство пойдут, это станет катастрофой прежде всего для самой Украины и для ее государственности.» Ответ был явно услышан в том числе в Киеве. Новой острой фазы войны в Донбассе Украина за этот год не развязала. Хотя обстрелы мирных городов, конечно, не кончились.

А Россия тем временем начала выдавать жителям Донбасса паспорта РФ.

Прилепин нам ответил емко:

- В прошлом году меня удовлетворил даже не столько президентский ответ, сколько то, что за ним стояло. А стояли самые серьёзные намерения. Надеюсь, они сохранились.

«КП» дозвонилась до писателя Захара Прилепина

«КП» дозвонилась до писателя Захара Прилепина

Фото: Михаил ФРОЛОВ

АЛТАЙ

Спасение сельской школы

Дарья Савенко

Она была в шаге от закрытия, но теперь живет и процветает

Год назад жители небольшого села Старая Суртайка на Алтае обратились к Путину с просьбой сохранить их школу, которой грозило закрытие. Еак в итоге сложилась судьба этой школы, «КП» узнала у ее директора Ирины Вольных.

После Прямой линии у школы началась вторая жизнь. Здесь провели ремонт и даже привлекли молодых преподавателей.

– Сейчас у нас учится 34 ребенка, – рассказывает директор. - Работают 12 преподавателей. Четверо из них пришли год назад. Все молодые, активные и талантливые.

После того, как о проблеме сельской школы рассказали президенту, на ее ремонт выделили 3 миллиона рублей. Сразу же нашелся и автобус, чтобы возить учеников из соседних деревень.

Все в Старой Суртайке уверены, что если бы не Прямая линия с президентом, двери и окна школы сейчас наверняка были бы просто заколочены. А село осталось бы без будущего и опустело.