Звезды

Гинекологическая поэзия в тренде

Наш корреспондент о чувстве стыда и модном жанре
У поэзии все хорошо. Высота держится на уровне пояса.

У поэзии все хорошо. Высота держится на уровне пояса.

Фото: wikimedia.org

Есть такая особая категория стихов, которые нужно называть "испанскими стихами". Слушая эти стихи, испытываешь адскую неловкость, именуемую испанским стыдом: когда слушателю стыдно за автора, а автору - абсолютно не стыдно. Автор, наоборот, горд за себя: искусство должно ошеломлять? - Да! Мои стихи ошеломляют? - Еще как. Искусство? - Отож!

Модные поэтические вечера выглядят так. Выходит тетка к микрофону и начинает завывать:

"Как начались мои первые месячные?

Мои месячные начались так.

В пионерлагере не было прокладок.

Я зубами прогрызла дыру в полосатом матрасе

и надергала ваты оттуда...

Вата была желтого цвета и из нее сыпались опилки".

Выходит вторая с лицом страдалицы:

"Я предприняла сто пятьдесят четыре попытки забеременеть.

Я научилась ходить на работу и в магазин "Пятерочка" в положении "полуприсед",

не вынимая вагинального градусника..."

- Ой, да это фигня, я вам лучше расскажу, как меня дефлорировали, - перебивает третья. -

Это произошло на икеевской кровати "нейден",

Каркас 14х200

2500 рублей

Желтый ценник".

В конце вечера, как правило, выходит королева бала, она читает самые гениальные стихи про то, как ее изнасиловал взвод солдат. Все хлопают, товарки завидуют потрясающему жизненному опыту. А слушатели недоумевают, почему тошнит их, хотя 154 попытки они не предпринимали.

В основном испанские стихи пишут женщины, потому что у них, во-первых, ресурса больше; а во-вторых, популярность Оксаны Васякиной свое сыграла.

Особо бесстрашные мужики тоже, впрочем, могут рискнуть и написать в испанском жанре. Например, про то, как у них случилась первая эрекция. Или, наоборот, не случилась в нужный момент. Или как они стали геями.

Но эффект от мужиков не велик. Во-первых, как они не пыжься, их не жалко, потому что они козлы. Во-вторых, у них нет физиологического ресурса для актуального поэтического высказывания.

Как-то сидела в больничной очереди, а в кабинет дверь была приоткрыта. А внутри сидела какая-то женщина. И такой крутой верлибр зачитывала. С паузами, со вздохами.

"Вчера у меня снова был акт, - рассказывала женщина. - Всякий раз после акта я чувствовала, что..."

Судя по всему, верлибр назывался "Цистит". Мне в этот момент стало ужасно жалко, что вместо врача в кабинете не сидит редактор отдела поэзии какого-нибудь толстого журнала. А так хорошо было бы. Нажаловалась женщина, а врач ей рецепт выписывает. Что там у вас, девушка, задержка? - В "Звезду". На осмотр? - "В Воздух". А что там у вас. Ооооо! Да с этаким богатством - можно сразу на премию подаваться. Первой поэткой станете.

Сейчас литературные журналы жалуются, что им денег не дают, они на ладан дышат и закрываются. Просто прогрессивнее надо быть. Публиковать актуальное. Сделать журнал не просто поэтическим, а поэтико-гинекологическим и чтоб его министерство здравоохранения финансировало. Например, в Питере с журналом "Звезда" совсем плохо. Так и вижу постановление о журнале "Звезда" и "Новая Звезда".

"В нашем кино скоро уровень плинтуса будет недосягаемой высотой", - сказал критик Валерий Кичин по поводу одного фильма.

У поэзии все хорошо. Высота держится на уровне пояса.