2020-01-17T14:22:16+03:00

Узнал про рак и пошел в баню пить пиво: история борьбы со смертью легендарного тренера «Урала»

Александр Тарханов написал открытое письмо для тех, у кого диагностировали онкологию
Поделиться:
Комментарии: comments9
Александр Тарханов победил рак во возрасте 52 летАлександр Тарханов победил рак во возрасте 52 летФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Для многих услышать «у вас рак» - равноценно смерти. Но есть сотни примеров того, как люди побеждали смертельную болезнь и при этом относились к ней, как к обычной простуде. Заслуженный тренер России 65-летний Александр Тарханов написал открытое письмо для фонда Константина Хабенского, в котором рассказал свою историю борьбы с раком щитовидной железы.

В 2006 году, несмотря на диагноз, наставник совмещал лечение и работу в литовской «Ветре», а затем в самарских «Крыльях Советов», и «Кубани» из Краснодара. Сейчас Александр Тарханов занимает пост вице-президента «Пюника», но в Свердловской области его всегда добрым словом вспоминают, как легендарного тренера «Урала». Шмелей он тренировал с 2013 по 2015 года, а потом после небольшого перерыва с 2016 по 2018 годы.

- Когда мне сообщили о диагнозе - я не паниковал, - признается Александр Тарханов «КП»-Екатеринбург. – Просто нужно было вовремя сделать операцию, а затем следовать рекомендациям врачей. Ни на секунду не думал о том, чтобы уйти из футбола или прекратить тренировать.

С разрешения Александра Тарханова «Комсомолка» публикует отрывки из его открытого письма, которое он написал благотворительному фонду Константина Хабенского.

ПОЗВОНИЛИ ПО ТЕЛЕФОНУ: «У ТЕБЯ РАК»

«Рак мне нашли в России. Я все время езжу отдыхать в Железноводск. Особенно когда были камни в почках – проводил там 10 лет подряд. Сейчас их уже нет, но именно там у меня обнаружили проблемы с щитовидкой. Мне 45 или чуть больше. Врач проверила всего: сердце работает, сосуды чистые. Спрашивает: «Щитовидку проверял когда-нибудь?» – «Нет». – «Давай проверим? Мужчинам после 40 надо это делать». Там стояла очередь, говорю ей: «Не хочется в ней тоже стоять». Врач оказалась футбольной болельщицей: «Давай без очереди проведу».

Проверила – и нашла у меня узелки. Они бывают двух типов: гормональные и опухоль, или новообразования. Врач попросила дообследоваться, но я поехал работать в Литву и забыл обо всем. Когда вспомнил, сходил в клинику. Когда сообщили о результатах, я с друзьями парился в бане. Позвонили по телефону: «У тебя рак». Даже сказали его название, которое я уже забыл. Ответил: «Ну, хорошо, спасибо, что предупредили». Друзья сразу: «Ну чего у тебя?» – «Пойдем, попаримся. А то, может, в последний раз». И ушли в парилку. Потом выпили пива. Через неделю я уже сделал операцию. В сентябре с того события исполнилось 13 лет.

История Александра Федоровича в очередной раз доказывает, что рак - не приговор Фото: Алексей БУЛАТОВ

История Александра Федоровича в очередной раз доказывает, что рак - не приговорФото: Алексей БУЛАТОВ

Когда мне сказали про рак, меня вообще ничего не беспокоило. Я бегал по 10 километров в день и совсем ничего не чувствовал. Насколько я знаю, рак беспокоит тогда, когда уже все, четвертая стадия. У меня диагностировали третью.

«РАК НАЧАЛ ПРОГРЕССИРОВАТЬ»

В больнице я пролежал недолго, дня четыре. Тогда работал в «Ветре», ее держали русские ребята. Они отправили на побережье Балтийского моря в Палангу. На этом курорте находится йодистый парк – когда удаляют щитовидку, как раз нужен йод. В Паланге я вставал в шесть утра, два часа гулял по берегу моря, потом три часа сидел в парке на лавочке. Дышал йодом, через неделю вернулся к работе.

Все игроки знали про диагноз. Но я говорил: «Все нормально, я живой, здоровый». Они видели, что так и было, я быстро вернулся к работе. Хотя поддерживали, приходили в больницу.

Главное, что мою третью стадию вовремя обнаружили. Правда, сначала привезли не к тому доктору в другой город. Он оказался по легким. Сказал: «С ними все супер, но по щитовидке не я». Дальше направили в другую больницу.

Депрессии, упадка настроения – ничего в тот момент не было. Единственное: когда хирург делал операцию, сказал, что глубоко сидит еще одна маленькая опухоль. Ее не стали трогать, потому что операция и так шла 3,5 часа – пока ту кровяную шишку вытащили. Хирург попросил просто контролировать опухоль. Я контролировал полтора года, пока не началось небольшое обострение. В тот момент я обратился в онкологический центр на Каширке.

Мне сделали пункцию, УЗИ: «Ничего у тебя нет». Сдаю кровь – показывает, что есть. В итоге направили еще и в Герцена, за вторым мнением. Снова обследовали. Заключение – рак начал прогрессировать. Но сидел глубоко, нужен был особый специалист. Такие операции могли делать только три врача в России. Меня направили к одному из них – Сергею Алексеевичу Сергееву, хирургу, фанату ЦСКА.

БУДЕШЬ ТРЕНИРОВАТЬ, УМРЕШЬ

Сложность операции была в том, что надо пройти все голосовые связки и не задеть их, а то мог без голоса остаться. Когда Сергеев вез на операцию, мы шутили: «Алексеич, слушай, мне через неделю нужно быть в команде, я же в «Кубани» работаю». – «Александр Федорыч, я тебя сейчас разрежу, завяжу – а ты умрешь через две недели». – «Ну ладно, хотя бы неделю потренирую».

В итоге он все сделал идеально. Уже через неделю я ушел из больницы, хотя он не отпускал: нужно было снять швы. Но он сделал идеальные швы, потом нарисовал, как их снимать, чтобы доктор команды снял на базе.

Единственный минус – я действительно потерял голос, он стал хриплый-хриплый, я еле говорил. Все из-за чистки связок, потому что рядом находились образования, которые приходилось убирать. Но он нашел хорошего логопеда – тот за два месяца восстановил мне голос. Правда, из «Кубани» пришлось уйти – работать без голоса стало невозможно.

Тарханов спокойно отреагировал на новости об онкологии Фото: Алексей БУЛАТОВ

Тарханов спокойно отреагировал на новости об онкологииФото: Алексей БУЛАТОВ

Сейчас я обследуюсь каждый год. Скоро пойду снова: сдаю анализы, маркеры, проверяю шею, все органы. Ну и пью те самые лекарства по утрам. Как-то спросил врача: «Что будет, если не пить?» – «Умрешь, все просто».

ОТНОСИТЬСЯ К БОЛЕЗНИ С ЮМОРОМ

Жить без щитовидки – не страшно. Я не чувствую ее отсутствия. Вообще. Единственная рекомендация: нельзя загорать. Но я и до этого не любил солнце, даже в море купался рано утром.

Я не считаю, что относиться к болезни с юмором – это что-то особенное. Врач, которая вела меня во время болезни, сказала: «Слушай, я первый раз вижу, что о своей болезни кто-то так хладнокровно рассказывает. Обычно все приходят в трагизме». – «Да чего сделаешь, жизнь такая».

Знаю одного большого российского тренера, у которого нет половины щитовидки. Спрашиваю его: «А ты как себя чувствовал?» – «Я чуть с ума не сошел, когда узнал». Мой совет: воспринимать это спокойно. В жизни все может быть.

Мой отец умер от рака пищевода. Ему было 79, два года до этого он ничего не ел. Мама кормила через желудок. То есть желудок вырезали, в него что-то вставляли – мама кормила через отверстие жидкой пищей. У отца был мощный организм. Сам по себе сильный, поэтому умирал покойно. Хотя ему делали операцию. Но какие операции тогда в Казахстане? Это сейчас там город Аксай под Уральском, а тогда была просто станция Казахстан.

От рака груди и пищевода умерли и две сестры. Молодые – в 60 и 66 лет. Жизнь такая, всех хороню. Всем памятники ставлю.

ЛУЧШЕ ВОСПРИНИМАТЬ БОЛЕЗНЬ СПОКОЙНЕЕ

Недавно на турнире имени Бескова встретил Василия Кулькова. У него сложное онкологическое заболевание, связанное с пищеводом, недавно делали операцию часов на 14. Видно, что сильно похудел, но внешне спокоен. Я ничего не говорил ему по этому поводу. Лучше эту тему не трогать. Каждый по-своему воспринимает.

Я не скрываю. Чего скрывать? Мне нравится, как к этому относятся за рубежом. Там люди воспринимают болезни и смерть по-другому.

Лучше воспринимать болезнь спокойнее. Чего паниковать? Только хуже делаешь. С ума можно сойти не от болезни, а от психологии.

Когда все время думаешь об этом, нервная система работает отрицательно. Даже в футболе тренеру иногда нужно отключаться. Особенно если проиграл. Если долго думать о поражении, обязательно проиграешь и следующую встречу.

Уже после болезни Тарханов руководил «Крыльями Советов», «Уралом», «Химками», московской «Никой» и болгарской «Славией» Фото: Алексей БУЛАТОВ

Уже после болезни Тарханов руководил «Крыльями Советов», «Уралом», «Химками», московской «Никой» и болгарской «Славией»Фото: Алексей БУЛАТОВ

Однажды Лобановского спросили: «Как вы воспринимаете победу и поражение?» – «Я думаю о них два часа. Потом готовлюсь к следующей игре».

Так и надо жить.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также