2020-02-13T11:52:41+03:00

Александр Петров: Для «Льда-2» я научился петь. Но на эстраду точно не пойду

Самый популярный российский актер рассказал «Комсомолке» о том, каково ему было играть хоккеиста и по 12 часов кряду целоваться с Аглаей Тарасовой
Поделиться:
Комментарии: comments1
В продолжении фильма у героя Александра Петрова продолжаются отношения с героиней Аглаи Тарасовой. Фото: Кадр из фильма.В продолжении фильма у героя Александра Петрова продолжаются отношения с героиней Аглаи Тарасовой. Фото: Кадр из фильма.
Изменить размер текста:

«Самый популярный российский актер» - не преувеличение. Чуть ли не каждый фильм с Александром Петровым становится в прокате суперхитом: «Вторжение», «Притяжение», «Полицейский с Рублевки», «Т-34», три части «Гоголя» - «Начало», «Вий» и «Страшная месть». Сериалы вроде «Звоните ДиКаприо!» критики называют лучшими сериалами года. При этом звездная болезнь его явно не настигла: в жизни он выглядит и ведет себя очень скромно.

«ВТОРАЯ ЧАСТЬ? БЕЗ МЕНЯ, РЕБЯТА!»

- «Лед» оказался очень большим хитом, собрал в прокате почти полтора миллиарда рублей при бюджете в 150 миллионов. Но изначально никто не собирался снимать продолжение. Как получилось, что сейчас оно все-таки выходит?

- Да, всем казалось, что в первом фильме история полностью рассказана и закончена. Я даже не задумывался о сиквеле. И когда мне позвонил продюсер Саша Андрющенко со словами «Знаешь, есть такая идея – снять вторую часть «Льда», я мгновенно отреагировал: «Не-не-не, без меня, ребята». Саша ответил: «Подожди, ты еще не дослушал. Дай я тебе расскажу, какая нам пришла в голову идея». И как только он закончил рассказывать, я сразу сказал: «Как круто! Конечно, это надо снимать!»

- А поставил фильм Жора Крыжовников (псевдоним Андрея Першина. - Ред.), у которого вы сыграли лучшую свою кинороль в «Звоните ДиКаприо!»

- И я был этому очень рад. Он пришел в проект неожиданно, поначалу не планировалось, что он станет режиссером, но ему, как и мне, позвонили, рассказали про идею, которая лежит в основе «Льда-2» и спросили: «Андрей Николаевич, не хотели бы вы взяться за работу над сценарием или режиссуру?» И он согласился. Подозреваю, что ему очень близка главная тема фильма, взаимоотношения героя с дочерью - у него ведь у самого растет дочка. И еще это большое кино - поле, на которое Андрей давно не выходил. Видимо, для него это было важно с точки зрения профессионального роста. У «Льда-2» приличный бюджет, он смог воплотить на большом экране все свои идеи.

- Аглая Тарасова как-то обмолвилась, что вы с ней на съемках целовались чуть ли не по двенадцать часов подряд, причем длилось это несколько смен…

- Это была сложная сцена. Обычно такие делаются с помощью компьютерной графики, но Андрей решил построить в павильоне декорацию ЗАГСа, которая трансформируется в каток. Уникальная конструкция, невероятно круто выглядит, просто бомбически, как в фильмах Кристофера Нолана. Но и снимать эту сцену пришлось очень долго и со многих ракурсов - вот поэтому и поцелуй наш с Аглаей затянулся (улыбается).

- В первой картине вы не поете, а скорее говорите речитативом (Петров исполняет там, например, песню Богдана Титомира «Делай как я». - Ред.) А во второй - уже настоящее пение.

- Я специально занимался с педагогом. Это было тяжело, потому что я не поющий человек, у меня нет слуха. Ну, вернее, в каком-то виде он есть, я дико люблю караоке, и готов петь там что угодно, когда подбирается душевная компания, но совсем другое дело - петь для фильма: слух приходится развивать, это требует времени. Мне пришлось довольно резко выйти из зоны комфорта, но это было здорово. И с помощью профессионалов все-таки записал все, что нужно - «Тополиный пух» «Иванушек International», «Аллилуйя любви» из «Юноны и Авось», «Нас не догонят!» группы t.A.T.u., «Сансару» Басты. Но на эстраду точно не пойду, и исполнять песни со сцены не буду.

- Фигурному катанию, наверное, научиться оказалось легче…

- Конечно нет. Это тоже очень сложно. Фигуристы занимаются с раннего детства. У нас снималась девятилетняя девочка, так она катается с трех лет, и каждый день у нее по несколько тренировок. Это сумасшедший труд, и научиться кататься так, как профессионал, за период подготовки к съемкам невозможно. Но, к счастью, это все-таки кино, в котором можно использовать дублеров и монтаж… Лично у меня сцен с фигурным катанием как таковых не было, зато были хоккейные, и я потратил на них очень много времени: хоккей надо было снять по-настоящему круто, он очень важен для драматургии, для сюжета. В жизни я отношусь к нему достаточно холодно, мне всегда нравился футбол. Но это было интересно: опять выход из зоны комфорта. А я люблю из нее выходить, потому что только тогда у тебя происходит какое-то внутреннее развитие.

«Я БРЕДИЛ КАРЬЕРОЙ ФУТБОЛИСТА»

- Давайте поговорим о футболе. Следующий ваш большой проект после «Льда-2» - «Стрельцов», где вы играете одного из самых известных советских футболистов. Вы сами увлекались футболом в детстве?

- Не то слово. Это был фанатизм. Я мальчиком в Переславле-Залесском ходил в футбольную секцию, бредил карьерой футболиста, скупал пачками спортивные журналы, дома были склады печатной продукции и всякой соответствующей атрибутики… И сейчас я осознал, что весь этот опыт мне нужен был, чтобы потом сняться в «Стрельцове». Все-таки «Лед-2» - фильм не про хоккей, а «Стрельцов» - фильм именно что про футбол, и если бы я им не увлекался, если бы меня подменяли дублеры, так правдиво бы не вышло. Когда мы только готовились к съемкам «Стрельцова», мне казалось, что я буду получать невероятное наслаждение, потому что все сошлось - любимая актерская профессия и любимый спорт. Вышло не совсем так: съемки - все-таки процесс немного муторный, смена длится двенадцать часов, и одну сцену приходилось иногда снимать по нескольку дней. И те профессиональные хоккеисты, которые снимались в фильме «Лед», и те футболисты, которые снимались в «Стрельцове», в один голос говорили: на съемках ужасно тяжело, гораздо легче просто играть! Хоккеистам особенно трудно было по двенадцать часов в день проводить в амуниции…

- Сами вы играете в футбол?

- Да, мы собираемся с друзьями и играем. У меня весь круг общения - люди, связанные с кино: те, с кем я познакомился и подружился на съемочных площадках, премьерах, фестивалях. Продюсеры, режиссеры, сценаристы, артисты… Чаще всего мы собираемся двумя командами – люди из кинокомпаний «Водород» и Hype Films, снимаем поле в Москве и играем между собой. Это здорово: на футбольном поле, как в бане, генералов нет, и бывают жесткие игры, включается пацанство. Но мы все-таки достаточно бережно друг к другу относимся, стараемся не нанести травму.

- А за кого вы болеете?

- За «Спартак». Я большой фанат, с детства не переобувался. И точно так же, с детства я болею за «Манчестер Юнайтед». Все ребята в детстве болели за иностранные футбольные клубы - кто-то за «Интер», «Милан», за «Барселону»… А «Манчестер Юнайтед» почему-то был свободен. Мне понравились и команда, и сэр Алекс Фергюсон. Прошлым летом оказался на стадионе «Олд Траффорд», меня это сильно впечатлило.

Ну и, конечно, я смотрю футбол. «Стрельцова» мы снимали во время Чемпионата мира в России, и попросили продюсеров, чтобы они поставили телевизор на бровке поля. По сути, мы параллельно снимались и смотрели футбол. Это было великолепное время! Такая энергия на съемочной площадке, так все было мощно и круто! Уверен, это будет видно на экране, и эта энергия передастся зрителям.

У меня тогда еще были билеты на матч Россия – Испания, я уговаривал режиссера Илью Учителя отпустить меня со съемочной площадки, но нужно было работать. И в результате первый тайм я смотрел на съемочной площадке, на телефоне, между дублями, а ко второму тайму приехал на стадион и досмотрел этот исторический матч до конца.

- «Стрельцов» - все-таки фильм не только про футбол, но и про личную драму героя…

- Я про нее многое знал еще до того, как мне прислали сценарий, так что пришел на площадку очень хорошо подготовленным. Мне рассказывал о Стрельцове отец, потом я сам искал о нем в интернете информацию - стало интересно, почему лучший футболист страны сел в тюрьму, хотя мог добиться невероятных результатов и стать лучшим футболистом планеты. (В 1958 году, перед началом Чемпионата мира, Стрельцов был арестован по обвинению в изнасиловании и приговорен к 12 годам заключения, из которых отсидел пять. - Ред.) У него были потенциал, смелость, наглость, но при этом - тяжелый характер и тяжелейшая судьба.

- Стрельцов все-таки был виновен, или его оклеветали?

- Это сложный вопрос. Думаю, что на него нет однозначного ответа. Мы, конечно, пытаемся как-то ответить на него в фильме, но официальной версии, в которой все было бы убедительно доказано, не существует до сих пор… Можно перерыть все материалы дела - и все равно не докопаешься до того, что же произошло на даче в ту злосчастную ночь. Скорее всего, там все смешалось. Виноват ли был Стрельцов? Думаю, да. Но при этом, похоже, кому-то наверху не нравилось поведение этого «пацана», кто-то завидовал его внутренней свободе и смелости, тому, что он мог произнести вслух что угодно… Наверное, вот такая роковая совокупность факторов. Если бы у него был другой, более мягкий и покладистый характер, вряд ли история стала бы настолько резонансной: даже если что-то и произошло по пьяни на той даче, дело бы замяли.

«Я НЕ ВИНОВАТ, ЧТО ТАК ВОСТРЕБОВАН»

- У вас выходит по нескольку фильмов в год. Если бы была такая возможность, вы бы хотели сниматься в год только в одном?

- Наверное, нет. Раньше меня устраивало, что я много работаю и снимаюсь. Сейчас немножко другая ситуация. Прямо сейчас у меня нет съемок. Есть зарубежный проект, который будет весной сниматься в Греции (фильм «Человек божий», рассказывающий о святителе Нектарии Эгинском (1846-1920), кроме Петрова, в нем снимается Микки Рурк. - Ред.) Есть еще какие-то наработки. Но в целом я сейчас не нахожусь в состоянии погони, и даже не знаю, почему находился в нем раньше. Наверное, просто предлагали много хороших сценариев и ролей.

- Но в результате люди говорят: «Петров везде. Откроешь кран на кухне, и оттуда польется Петров…»

- Юмор - это здорово (смеется). Вообще я готов посмеяться над собой, у меня есть чувство юмора. Но тут дело в том, что практически все фильмы, в которых я снимался, имели продолжение. «Гоголь» - это три фильма, вышедших с интервалом в полгода. После «Льда» последовал «Лед-2», после сериала «Полицейский с Рублевки» - фильм о полицейском с Рублевки, после «Притяжения» - «Вторжение», после первого сезона сериала «Метод» - второй (его вскоре должен показать Первый канал. - Ред.) Мне это было интересно. Но если смотреть на конкретные названия, их было не так много. Потом, все эти роли - разные. И, в конце концов, я же не виноват, что у других артистов этого не происходит! То есть я рад за них, когда они востребованы, но так уж вышло, что в последние годы очень востребован я, и мне это нравится.

- Шаляпин говорил: я не червонец, чтобы всем нравиться. В интернете появилось много хейтеров, которые вас открыто оскорбляют. Как вы к этому относитесь?

- Нормально. Они есть у всех известных людей.

- И на критику вы не отвечаете?

- Нет. Зачем тратить на это свою энергию? Когда на человека обращают внимание, он сразу становится объектом для хейта. Я не считаю это нормальным, но так происходит, и бороться с этим я не собираюсь. В основном критики не объективны. Они просто нацелены на ненависть, посредством этого справляются со своими внутренними переживаниями и проблемами. Но на меня эти брызги не попадают. Собаки лают – караван идет.

- Люди вас узнают на улицах, в кафе, в самолетах. Многие звезды жалуются, что больше не могут спокойно зайти в бар или в магазин - все вокруг смотрят на них, зачастую теряя дар речи, и это вызывает некоторый дискомфорт. А вас тем более на днях в опросе на сайте Superjob назвали самым привлекательным мужчиной в стране после Путина. У него 19%, у вас – 4%…

- Серьезно? Не знал об этом опросе. Ну что сказать, приятно.

- На вас девушки не бросаются, как в свое время на певцов Сергея Лемешева или Ивана Козловского? У дома не дежурят?

- По-разному бывает. Я к этому отношусь спокойно, голову мне это не взрывает - приятно, и не более того. Я думаю, что популярность супер поп-звезд 2000-х, не говоря уже о тех, кто жил раньше, была немножко другой. Они были недосягаемыми. Не было социальных сетей, им нельзя было написать, никак нельзя было попасть в их личное пространство. Сейчас все по-другому.

Я живу обычной жизнью. Часто езжу за рулем. Хожу по улицам, в кафе, в рестораны. Ничем не отличаюсь от других. Мое лицо более узнаваемо, чем другие лица, но это просто издержки профессии. Никаких изменений в поведении у меня из-за этого не возникает. Единственное - я часто хожу в капюшоне, чтобы сохранить какую-то зону личного пространства, мне так проще. И я с уважением отношусь ко всем людям, которые меня узнают и ко мне подходят, которым нужны совместные фотографии или автографы, которые просто хотят поблагодарить меня или обменяться со мной несколькими словами. Это здорово. Особенно когда человек просто говорит «Спасибо» и жмет руку - ты понимаешь, что у твоей работы есть смысл.

Недавно мы снимали проморолики в кинотеатре «Октябрь» для фильма «Лед-2». Я вышел на улицу подышать воздухом. Подошел парень: «Здравствуйте, вы меня не знаете, но я вас знаю. Полтора года назад вы выкладывали пост в интернете по поводу сбора денег для моей мамы, она болела раком. Деньги собрали, ей сделали операцию в Германии, сейчас дело идет на поправку». Наверное, уже только ради этого стоит в кино сниматься.

- Вы часто выкладываете у себя в соцсетях такие посты?

- Да. Но только если я абсолютно уверен в информации, которую даю, знаю, что речь идет о конкретном больном человеке, которому нужны деньги, а не о мошенниках и не о фейках.

- Чем вы будете заниматься прямо сейчас, если не сниматься?

- О, я точно не соскучусь. У меня много дел. Буду играть в театре, репетировать новые постановки. После закрытия спектакля «Заново родиться» мы с командой думаем делать новый спектакль. Буду тратить свободное время на благотворительность. У меня возникла большая дружба с фондом «Дом с маяком», я этому очень рад, восторгаюсь его сотрудниками, в частности, Лидой Мониавой, которая этот фонд создала. У нас много планов, как осуществлять поддержку фонда с помощью популярных людей. Один из проектов – «Эстафетное интервью», которое мы делаем в театре имени Ермоловой: диалог двух известных людей на сцене, без репетиций и сценария. 5 марта будет очередной «раунд», в котором будут участвовать Саша Гудков и Максим Галкин. Всю прибыли от него мы направляем на благотворительность.

- Вы в юности играли в КВН. У вас не было желания попробовать себя в качестве комика, стендапера?

- Лет десять с небольшим назад мы делали разные миниатюры в ночном клубе. Тогда по стране шла невероятная волна популярности Comedy Club, в каждом городе в ночных клубах образовывались местные «камеди-клабы». Это было здорово. Но выступать в стендапе сейчас - зачем? У меня немножко другая профессия. В дипломе написано: «Артист драматического театра и кино», и меня это полностью устраивает. Я с удовольствием смотрю Comedy Club, но это не моя зона интересов.

- Ну и возвращаясь к тому опросу: кого бы вы назвали самым привлекательным мужчиной и женщиной в России?

- Не знаю. Особенно странно меня спрашивать по поводу привлекательных мужчин. Вообще, конечно, я бы назвал Сергея Бурунова - они должны с Александром Палем занять первые строчки, причем Бурунов должен быть номером один. Ну, а по поводу женщин мое мнение субъективно, и оглашать его я не буду.

«ГОТОВ СТОЯ АПЛОДИРОВАТЬ КРИСТИНЕ АСМУС И ВАНЕ ЯНКОВСКОМУ»

- Самый громкий ваш фильм из прошлогодних - «Текст». Он получил «Золотого орла», вы лично получили приз как лучший актер, но в интернете прежде всего обсуждали другое: эротическую сцену с участием ваших партнеров Ивана Янковского и Кристины Асмус. А еще вышла «Верность» Нигины Сайфуллаевой, в которой эротические сцены были не менее яркими - на «Кинотавре» во время показа зал прямо не дышал. Почему российское кино стало более откровенным?

- Думаю, что у людей просто меняется сознание. Мы все смотрим много зарубежных сериалов и фильмов, а в них откровенные сцены давно не новость. Они нужны для драматургии, для того, чтобы зритель больше верил истории и персонажам. Я рад таким переменам. Да, я прекрасно понимаю, почему эта сцена в «Тексте» вызвала такой ажиотаж - но когда еще в одном фильме появится откровенная сцена или разговор на откровенную тему, такой волны уже не будет. «Текст» и «Верность» стали в этом плане некими первопроходцами, и это здорово - мы теперь сможем откровенней говорить со зрителями.

- Да, но у вас-то самого в карьере откровенных эротических сцен не было. Вам легко было бы сниматься в таких эпизодах?

- Да, не то что у меня такого не было - а я вообще в российском кино ничего подобного не припомню… Конечно, это сложная штука! Я стоя готов аплодировать Ване и Кристине за то, что они смогли перебороть себя, свои внутренние комплексы и страхи, и, понимая, какую волну негатива могут получить, все-таки в этой сцене снялись. Они очень смелые артисты. В этой ситуации один из главных вопросов - для какого фильма ты это делаешь. Нужно все взвесить и понять, насколько ты доверяешь режиссеру и насколько режиссер доверяет тебе.

- Вы снялись у Люка Бессона в фильме «Анна», действие которого частично разворачивается в Москве в конце 80-х и начале 90-х. Вас не смутило огромное количество странностей и анахронизмов в изображении советской жизни? Банкоматы, ноутбуки с интернетом, рекламные тумбы с надписями «СССР»… Вы объясняли Бессону, что его представление о позднем Советском Союзе не имеют ничего общего с реальностью?

- С Люком очень круто работать. Он невероятный профессионал. И он любит нашу страну, поэтому и развернул действие «Анны» в России. Просто придуманный им сценарий требовал, чтобы в СССР были банкоматы, ноутбуки и интернет. Конечно, я говорил с ним обо всем этом, а он отвечал: «Да, я все понимаю, но я снимаю кино для всего мира, а не только для России, это блокбастер, в нем свой вымышленный мир, и мне важны эти вещи». Ну и действительно - это же не драматический сериал «Чернобыль», где требовались реалистичность и историческая точность в каждой детали! В «Анне» такая проработка не принципиальна. Наверное, можно простить ей неточности, закрыть на них глаза, и смотреть картину просто как боевик. Недавно я, кстати, летел в самолете, увидел что на борту среди прочих картин можно посмотреть «Анну», решил посмотреть пять-десять минут - но увлекся и досмотрел до конца, хотя видел ее раньше. Классное же кино.

- Вы готовы в голливудском кино играть плохого русского и дальше? Некоторые ваши коллеги говорят, что никогда в жизни на это не согласятся.

- А им предлагают?.. Я не думаю, что они отказались бы от роли у Люка Бессона. И потом, выбор роли - это ведь достаточно интуитивная вещь. Если предложат снова сыграть плохого русского у классного режиссера, Тарантино или Нолана - конечно, я соглашусь. Если роль будет интересная, если будут крутой сценарий и партнеры - этот опыт мне будет нужен, важен и интересен. Но у меня нет специальной цели играть плохих русских в западных фильмах. Хочется стремиться немножко к другому. Надеюсь, что у меня получится.

«ЕСЛИ БЫ В ПЕРЕСЛАВЛЬ ХОДИЛ СКОРЫЙ ПОЕЗД, МНОГИЕ МОСКВИЧИ ПЕРЕСЕЛИЛИСЬ БЫ ТУДА»

- Вы довольно скромно одеваетесь. Похоже, вас нельзя назвать шмоточником.

- Не, вряд ли. Мне нравится простая одежда. Даже если она дизайнерская - все равно, пусть лучше будет простой. У японцев много таких вещей, у немцев, в России появляется много классных дизайнеров и крутых брендов. Это практично, красиво и достаточно бюджетно.

- Как вы отдыхаете? Часто ездите за границу?

- Да, я стараюсь часто выезжать в разные страны, мне это нравится. Иногда по работе - например, с «Текстом» мы объездили несколько фестивалей русского кино за границей, - а иногда просто так. Я очень люблю Европу - старые маленькие городочки, уютные ресторанчики. Я там действительно отдыхаю.

- Во время «Прямой линии» с президентом вы как раз попросили его обратить внимание на проблемы маленьких городов. Только российских.

- И мне бы хотелось думать, что проблема малых городов России существует, ее замечают и не избегают. Я родился в Переславле-Залесском, там живут мои родные и друзья, как только у меня возникает два выходных подряд, я туда еду - это всего 120 километров от Москвы. И я прекрасно провожу там время. Свежий воздух, большое озеро, летом - просто красота. И таких городочков в России очень много. Это необработанные алмазы. Если бы были созданы фонды в поддержку малых городов, если бы их проблемы решались, их посещало бы гораздо больше туристов, чем сейчас. И молодежь не стремилась бы перебраться в Москву, Питер, Казань или Екатеринбург, чтобы себя там реализовать. Я, конечно, сам уехал из Переславля - но такая уж у меня профессия, что на малой родине я бы реализоваться не смог. А люди других профессий смогли бы. Но пока там не хватает ни рабочих мест, ни инфраструктуры. Нет даже железной дороги. Если бы она была, если бы - как я представляю себе в сладких мечтах - туда запустили бы скоростной поезд, преодолевающий расстояние до Москвы за полчаса, многие просто начали бы туда переселяться из столицы. Многие жители мегаполисов на самом деле предпочли бы жить в маленьком городе, рядом с невероятной природой. И речь не только о Переславле: в России могла бы появиться масса маленьких точек на карте, куда люди бы активно ездили отдыхать, у нас еще больше развивался внутренний туризм, и это пошло бы всем на пользу. Наверное, с этим я приходил на «Прямую линию» к президенту. Чем больше я думаю об этом вопросе, тем больше подковываюсь в этой теме.

- Вы открыли в Переславле гостиницу «Петров авеню». Как вы себя чувствуете в качестве отельера?

- Я придумал концепцию гостиницы, запустил ее с помощью друзей и знакомых - кто-то расписывал стены, кто-то делал мебель - а потом передал все в распоряжение сестры. И она прекрасно с этим справляется. А я себя не чувствую отельером. Я делал это не ради того, чтобы зарабатывать деньги - я не бизнесмен, просто реализовал творческую необходимость. И, главное, мне всегда хотелось, чтобы в моем родном городе было место, куда не стыдно пригласить знакомых. Приезжайте в «Петров Авеню», я лично гарантирую, что вам там будет хорошо, вы вкусно поедите, будете жить в комфортных номерах и гулять по красивому городу. Я же побывал во многих гостиницах - и та атмосфера, которая создана у нас, мне по-настоящему нравится.

"Лёд 2": "Во имя всего того, что нам предстоит пережить вместе...".

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также