Политика

Павел Крашенинников - о президентских предложениях в Конституцию: Поправки - железобетонные. Чтобы ни у кого не было желания что-то откусить

Об этом глава Комитета Госдумы по законодательству рассказал нашему обозревателю Александру Гамову
Павел Крашенинников.

Павел Крашенинников.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- Павел Владимирович, к вам в Госдуму пришли поправки в Конституцию с подписью президента.

- Да, 24 страницы.

- И подпись не факсимиле, а настоящая?

- Это документ, на основе которого принимается закон, по которому потом мы все будем жить.

- Какие-то неожиданности есть?

- Нет, это скорее такое завершающее, важное послание Президента России. 2 марта закончился срок подачи предложений...

Мы теперь должны все рассмотреть - наряду с другими поправками, которых более 300.

Мы все это анализируем, обсуждаем на заседаниях Комитета по законодательству. И в будни, и в выходные.

Мы обсуждали многие вещи, связанные с наукой, культурой, экологией.

Совершенно неожиданно, например, пришли предложения, чтобы обложить собак налогами. Важно было текстуально все выверить, чтобы поправки стыковались с другими конституционными нормами, не противоречили бы им. У нас есть 1-я и 2-я главы, которые незыблемы. Нужно, чтобы впоследствии, с того момента, когда Конституция в новой редакции вступит в силу, механизм работал безупречно.

10 марта будем рассматривать предложения во втором чтении.

- На мой взгляд, очень не хватало пункта о правопреемственности России от СССР. С ядерным оружием все было понятно, но возникла масса всяких нюансов.

- Знаете, к сожалению, есть люди, которые отвергают нашу историю, говорят, что все, что происходило в Советском Союзе, было плохо. А во время революции 1917 года часть людей отвергала то, что было до этой революции, говорили, что все это было неправильно.

На самом деле - все это наша история, и то, и другое. Плохо или хорошо, но это наше: и раны, и болячки, и какие-то завоевания. Не получится зачеркнуть, это наша жизнь, наша с вами, Александр. Понятно, что уже есть люди, которые выросли после 90-х, но мы все-таки еще живы… И от этого никуда не денешься.

И надо понимать, что когда Советский Союз распался, Россия приняла на себя обязательства СССР. Там были и активы, и пассивы…

- И долги.

- Да, пассивы это и есть долги. А активы - это и членство в ООН, и то же имущество, которое было советское, а стало российским.

Такое решение непростое, но оно было, его сейчас закрепили. Мне кажется, это нормально. Сейчас ситуация оказалась немножко обостренной, но в 1993-м году это точно не прошло бы, даже на стадии обсуждения.

- Наконец-то появится у нас параграф о недопустимости действий и призывов к отчуждению частей территории России. Его озвучил известный актер Владимир Машков.

- Железобетонная поправка, как ее охарактеризовали впоследствии. Да, эта норма появилась. Страна у нас большая, может быть, есть некоторые желающие что-то откусить, есть и желающие уступить, и, я считаю, надо бы закрепить норму неделимости на высочайшем уровне - в Конституции.

- А что вы думаете о предложенной поправке о подвиге народа в Великой Отечественной войне? О том, что любое его отрицание будет считаться антиконституционным. Мы 75 лет жили без этой поправки. Казалось, все и так ясно: подвиг народа для нас – святое. Почему сейчас президент решил внести такую формулировку в Конституцию?

- Мне кажется, Александр, вы правильно говорите, что в сознании россиян есть понимание подвига. Это проверено временем. Просто предлагается закрепить в Основном законе то, что подавляющее большинство и так считает важным, нужным.

- Есть предложение сделать запись о русском народе как о государствообразующем. Это актуально? В нашем многонациональном государстве?

- В нашей Конституции указано, что наша страна - многонациональная, и никто это вычеркивать или менять не собирается. Я считаю, это наше преимущество очень большое, что у нас такая многонациональная страна, многонациональная культура…Все прекрасно дополняют друг друга. Не думаю, что упоминание русского народа кого-то может принизить. Я не вижу каких-то норм, которые кого-то обидели бы, по-моему, все очень тщательно выверено.

- И слава Богу, что о Боге президент напомнил.

- То, что предки передали нам, надо хранить. В том числе и веру. У нас многоконфессиональная страна. Насколько я знаю, на межконфессиональном совещании новые тезисы обсуждали и нашли вполне универсальную корректную для всех формулу.

- Президентский пакет оживил работу вашей рабочей группы?

- Конечно, это самые главные поправки. Президент предложил свой вариант, свое видение, и, конечно, это чрезвычайно важно для основного закона.

- Насколько для вас неожиданно было, что такое бурное обсуждение поправок по всей стране получилось?

- В первую неделю, честно говоря, я не очень ожидал такой активности, но потом мы отвечали на вопросы, заслушивали, фиксировали, спорили. По-моему, все идет нормально.

- Сколько человек приняли участие в обсуждении поправок?

- Мы пока не считали. Смотрите, около тысячи предложений было. Мы выступали перед разными организациями, перед разными профессиональными сообществами... Я думаю, что сосчитать все это невозможно. Но можно сослаться на социологов, которые утверждают, что больше половины взрослого населения России в курсе и обсуждают эту тему.