Общество

Космонавт Олег Артемьев: Если увижу на орбите НЛО, нужно будет обязательно его снять. Но пока не видел

Накануне Дня космонавтики мы позвонили Герою России Олегу Артемьеву - человеку, который провел в космосе 365 суток, 23 часа и еще 05 минут
Космонавт Олег Артемьев

Космонавт Олег Артемьев

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Радио "Комсомольская правда" накануне одного из самых популярных у нас "профессиональных праздников" позвонило космонавту Олегу Артемьеву:

- Олег, с праздником! Сейчас самый популярный вопрос для космонавтов – это про режим самоизоляции. Как вы там столько времени в изоляции проводите и выдерживаете. В этому году вот и День космонавтики проводится в режиме самоизоляции. Хотя, мне кажется, у вас там, на орбите, времени свободного не так много - пострадать в заточении.

- У нас посчитана каждая минута. И на счету каждая секунда. Распланировано все еще на Земле, задолго до старта. Мы знаем, что будем делать каждую минуту. Ты знаешь не только свое расписание, но и чем занимаются твои товарищи. Это нужно для того, чтобы, если вдруг нештатная ситуация, ты понимал бы, кто и где находится. Кого надо спасти и кто тебя спасет.

АМЕРИКАНЦЫ СДАЮТ ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНЫЙ ЭКЗАМЕН ПО РУССКОМУ

- У вас 365 суток 23 часа и 05 минут, проведенных в космосе. Плюс еще выходов в открытый космос почти сутки. Когда говорят про космонавтов, главное физическое или психологическое здоровье?

- Тут все. Если будет только физическое, этого недостаточно. Психологическое? Тоже недостаточно. Поэтому все должно быть гармонично. Это как в школе. Если ты будешь заниматься только физкультурой, будешь хорошим спортсменом, но просядешь по учебе. Или ты будешь круглым отличником по всем предметам, а будешь забывать про ежедневную зарядку, тоже будут проблемы. Надо быть гармонично развитым человеком. Особенно нельзя забывать про физкультуру и про язык. Многие предметы можно за ночь выучить, как студенты, а физкультуру и английский, иностранный язык за вечер не выучишь. Они требуют постоянной тренировки.

- А официальный язык на МКС русский или английский?

- Официальный английский. Но те корабли, которые сейчас летают на станции – это наши российские корабли, там все на русском. Поэтому американцы сдают очень серьезный экзамен по русскому языку. Он даже серьезнее, чем мы сдаем по английскому. Так как мы в той или иное мере хорошо знаем и английский, и русский, то у нас на борту микс языков. Он называется «руслиш», то есть, мы можем начинать фразу на английском, заканчивать на русском. Велкам к столу – это пример такого языка.

Олег Артемьев после полета

Олег Артемьев после полета

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ВИРУС НА ОРБИТУ НЕ ПРОЙДЕТ

- А можно ли плохо себя почувствовать, находясь на корабле? Вроде вирусы там быть не должны, но все равно. Можно же почувствовать недомогание какое-то, температуру, озноб. Как лечиться? И чем?

- У нас все есть. Полная медицинская укладка. И, конечно, люди всегда могут в определенных условиях почувствовать себя нехорошо. На днях стартовал экипаж очередной, тот, кто первый раз летит, на него особенно сваливаются факторы космического полета. Недомогание, подташнивание, неработоспособность. Поэтому трудовой распорядок у них, рабочий день немного сокращен. Их жалеют, они меньше работают. И привыкают. Но никогда такого не было, чтобы человек не мог привыкнуть к невесомости. Потом он хорошо адаптируется. Насчет болезни. Можно, конечно, заболеть, обжечься, пораниться. Единственное, чего нет, это инфекционных болезней. Несмотря на эпидемии, пандемии, у нас всегда есть карантин перед тем, как улететь в космос. И он всегда такой будет, если будем летать на другие планеты, чтобы не занести болезнетворные микробы на другие планеты. Тем более, на станцию. Мы этот карантин проходим. И никакие инфекционные болезни на станцию не попадают.

- Олег, раньше так было, что и после приземления существует карантин.

- Конечно. Потому что мы привыкаем жить в такой атмосфере, где нет болезнетворных микроорганизмов, поэтому когда прилетаем, тоже попадаем в карантин. Минимум контактов. И через некоторое время, когда организм уже привыкнет к той среде, в которую он попадает, мы выходим и спокойно общаемся с другими людьми.

ЕДЫ ИЗ ТЮБИКОВ НА СТАНЦИИ БОЛЬШЕ НЕТ

- Как вы относитесь к словам, что вот нынешним космонавтам легко, там можно годами жить, на международной космической станции. Интернет есть, на одной флешке можно с собой увезти чуть не коллекцию фильмов. То ли дело раньше! И начинают вспоминать восьмидесятые годы, когда ставились рекорды по длительности нахождения на орбите. А сейчас тьфу и все!

- В чем-то есть правда в этих словах, потому что когда раньше мы летали, у нас станции были небольшие. Места было мало. Сейчас, работая целый день, можем даже не встретить никого из того экипажа, с кем летаем. Только на совместных приемах пищи, что очень важно при изоляции. В любой изоляции совместные приемы пищи очень важны.

- Это как? Добро пожаловать за стол? Вы все садитесь, достаете тюбики, по-прежнему ведь тюбики есть?

- Тюбиков, конечно, уже нет. У тюбиках у нас остался мед и приправы. Остальное все у нас в пакетах, консервах, которые мы открываем. Разогреваем или заправляем водой. Сублимированная пища. Вы пробовали макароны «Доширак», все можем понять, как все происходит. И что мы делаем с этими макаронами, чтобы их можно было кушать.

- У вас первый полет 192 дня длился. Это же может приесться! Или разнообразие есть?

- Вот раньше были четырехсуточный паек, каждые четверо суток он повторялся. Потом по замечаниям космонавтов он сделался восьмисуточным, а сейчас шестнадцатисуточный рацион. Это сделано для того, чтобы еда не приедалась. А еда очень вкусная! И если питаться по меню, которое разработал институт медико-биологических проблем, наши ученые, то еда никогда не приестся, она очень вкусная и питательная. И полезная.

МКС на земной орбите

МКС на земной орбите

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

О ВСТРЕЧАХ С ИНОПЛАНЕТЯНАМИ

- Фантастика какая-то! Мы задаем самые банальные вопр