«Дядя Костя спросил, хорошо ли я город знаю»: Как 12-летний крымчанин стал связным у партизан во время фашистской оккупации

91-летний Нури Абибуллаев поделился с «Комсомолкой» воспоминаниями о войне
Нури Абибуллаеву сейчас 91 год

Нури Абибуллаеву сейчас 91 год

Фото: Анастасия ГОНЧАРОВА

Нури Абибуллаеву было 12 лет, когда началась Великая Отечественная война. Его четверо старших братьев сразу ушли на фронт. А маленький мальчик остался с родителями и сестрами в Крыму. Во время оккупации стал связным партизанских отрядов.

«ВСТРЕЧАЛИ ВЗРОСЛЫЕ И ЗАБИРАЛИ ТЕЛЕГУ С ПРИПАСАМИ»

Жил Нури в селе Мамут-Султан, так до 1945 года называлось Доброе. Сообщение о первых бомбежках услышал на симферопольском рынке, куда они с отцом в воскресенье, 22 июня 1941 года, приехали продавать овощи со своего огорода.

- Примерно часов в десять-одиннадцать из динамиков объявляют: «Внимание! Внимание! На нас вероломно напала Германия!». Отец побледнел сразу, сказал мне лошадей запрягать. Я ему возразил поначалу, мол, мы же не все продали, но он твердо стоял на своем. Едем обратно через район, где сейчас Перевальное. Навстречу колонна солдат, понурые все. Без всякой техники. Четырьмя лошадьми пушку тащили, впереди – ездовой на лафете, у него снаряды. Помню, к вечеру объявили о светомаскировке: чтобы света нигде не было. Так и жили, - вспоминает Нури Абибуллаев.

Нури Абибуллаев получил свой Орден Мужества и другие награды уже будучи взрослым

Нури Абибуллаев получил свой Орден Мужества и другие награды уже будучи взрослым

Фото: Анастасия ГОНЧАРОВА

12-летний мальчишка начал помогать партизанам почти сразу, как только гитлеровцы зашли в Крым. Правда, маленький Нури об этом даже не подозревал. Ему просто поручили помогать колхозникам: возить на телеге продукты, которые прятали в лесу для партизан. Заготавливали картошку, муку – все, что могло храниться.

- Грузили нам, мы ехали туда, там нас встречали взрослые, которые телегу с припасами и забирали. Куда увозили – не знаю; мы оставались на месте и ждали. А я сидеть без дела не могу – заготавливал дрова. Через какое-то время телеги пригоняли обратно, помогали загрузить дрова, и я шел домой, - рассказывает партизан.

Впервые немцев Нури Абибуллаев увидел 2 ноября 1941 года. Начался обстрел, вся семья спряталась в подвале, а как выглянули – гитлеровцы уже шагают по улице. Мальчик очень удивился, что немцы, оказывается, без рогов – не такие, как на советских карикатурах.

«И Я ПОШЕЛ»

Связным парнишка стал благодаря знакомому семьи – Константину Бурову. Он работал в компании «КрымСоюзТранс», которая обслуживала автобусы, ездившие на Южный берег Крыма. Инструктировал туристов по поводу техники безопасности. А Нури рядышком продавал приезжим розы.

- Как-то раз мне дядя Костя говорит, мол, мы в оккупации, Нури, это конец. И еще спрашивает, хорошо ли я город знаю. Я ему в ответ, что относительно хорошо. Дядя Костя дает мне указания сходить на базар и встретиться с определенным человеком, сказать ему такую-то информацию. И я пошел, - говорит Нури Абибуллаев.

Именно пошел – транспорта-то никакого не было, и мальчик шел из Мамут-Султана в Симферополь пешком. Иногда его подвозили румынские солдаты – не подозревая, естественно, что взяли «на борт» партизанского связного. Собственно, сам юный связной тоже долго не понимал, чем именно занимается.

В военном билете Нури сделали младше на один год, но исправлять уже никто не стал

В военном билете Нури сделали младше на один год, но исправлять уже никто не стал

Фото: Анастасия ГОНЧАРОВА

Нури просто приходил к нужному человеку в Симферополе, который ему рассказывал, где и когда пойдут колонны вражеской техники из Симферополя в Алушту и Бахчисарай. Мальчик запоминал все это и передавал дяде Косте. Тот с партизанами устраивал засады: машины сжигали, а боеприпасы и все, что могло пригодиться – забирали.

«ВСЕХ ХОДЯЧИХ УВЕЗЛИ, БОЛЬНЫХ – РАССТРЕЛЯЛИ»

Однажды отец попросил Нури передать еды родственнику, которого вместе с другими военнопленными содержали в лагере «Картофельный городок». Это название мало кто из нынешних крымчан знает, в отличие от совхоза «Красный». А там тоже погибло немало людей. Пересыльный концлагерь появился сразу же после оккупации Симферополя на месте бывшей овощной базы недалеко от железной дороги – отсюда и народное название.

Партизаны читают газету «Правда». Автор фото: Иван Запорожский / Интернет-выставка Музея ЦДСФ

Партизаны читают газету «Правда». Автор фото: Иван Запорожский / Интернет-выставка Музея ЦДСФ

Первыми заключенными стали шесть тысяч красноармейцев, захваченных в плен на Перекопе. А в 1942 году там же оказались защитники Севастополя. Людей держали в сырых подвалах или просто под открытым небом. Почти не кормили. По полсотни человек умирали каждый день от холода, истощения, инфекций. Сначала там были только военнопленные, а потом там же приходилось ждать отправки в Германию и гражданским, отобранным в качестве остарбайтеров.

- В этом городке сто тысяч пленных было, а то и больше. Отец мне сказал, что там в плену один наш родственник, и надо бы ему отнести еды. Дали мне котомку с лепешками и отправили. Подхожу к проволочной ограде и спрашиваю, мол, такой-то где. И тут к ограждению как подбегут все, как начнут кричать: «Вот он я, я тут, я здесь». Крики заглушила автоматная очередь немца, так что я быстро перекинул котомку через ограду и ушел. Когда я вернулся через какое-то время, никого уже там не было – пустырь. Говорят, всех ходячих погрузили и увезли куда-то, а всех больных расстреляли, - рассказывает Нури Абибуллаев.

«ЖЕНЫ ИХ ПО ОДЕЖДЕ УЗНАВАЛИ»

В 1943 году уже 14-летний Нури уходит в лес к партизанам - в 4-ю бригаду 6-го Южного соединения. Там он продолжает «работать» связным и помогает, чем может: то женщин и детей в укрытие сопроводит, то в операции примет участие. Но на серьезные вылазки вроде засады для вражеской колонны мальчика не брали – маленький.

- В каждом отряде были свои связные. Мы друг друга не знали. И каждый выполнял свое задание, у каждого была своя ячейка подпольной организации. Мою организацию, например, в 1944 году за 2-3 дня до освобождения Крыма кто-то заложил. Кто сумел убежать – убежал, кто не сумел – попал в руки немцев и был изуродован до такой степени, что жены их по одежде узнавали, - вздыхает партизан.

Подпольщиками, которым доставлял информацию маленький Нури, руководил как раз дядя Костя. Его вместе с братом Александром Буровым, по словам Абибуллаева, расстреляли в концлагере на месте совхоза «Красный».

- Я помню, как мы за ними поехали. Около этих ям [куда гитлеровцы сваливали тела расстрелянных] дышать невозможно было; не знаю, сколько они глубиной были, но все доверху трупами заполнили. Дядя Костя с братом наверху самом были, - партизан замолкает, закрывает глаза, но потом собирается с духом и продолжает: - Мы их двоих погрузили и привезли в Мамут-Султан. Там омыли и похоронили в одной могиле.

Партизаны в Симферополе". 14 апреля 1944 года. Автор фото: Иван Запорожский / Интернет-выставка музея ЦСДФ

Партизаны в Симферополе". 14 апреля 1944 года. Автор фото: Иван Запорожский / Интернет-выставка музея ЦСДФ

В апреле 1944 освободили Симферополь, а за ним – и родное село Нури. Мальчишка показал советским солдатам, где немцы заминировали дорогу, когда уходили в сторону Алушты. Это была его последняя партизанская миссия.

Письма старших братьев с фронта Нури Абибуллаев бережно хранит

Письма старших братьев с фронта Нури Абибуллаев бережно хранит

Однако ни ранение (в 1944-м мальчика зацепило осколком мины), ни заслуги перед партизанским движением не уберегли Нури Абибуллаева от депортации из Крыма. Уже через месяц он с семьей оказался в Узбекистане. Там женился, работал на свинцовом руднике, а потом – на Ташкентской ГРЭС. В 2000-х вместе с семьей вернулся в Крым.

Нури Абибуллаев с женой и детьми. Ташкент. 1965 год. Фото из личного архива

Нури Абибуллаев с женой и детьми. Ташкент. 1965 год. Фото из личного архива

Поселились в Бахчисарае. Обустроившись в новом доме, Нури Абибуллаев первым делом поехал в родное село, которое называется теперь уже Доброе – навестить могилу дяди Кости. Обнаружил ее запущенной, неухоженной. Пошел в ветеранскую организацию села, рассказал, что лежат там подпольщики, замученные фашистами. Пожилому партизану пообещали помочь с уходом за могилой, но когда Нури вернулся через некоторое время, обнаружил захоронение в том же виде.

Ветеран общается с молодежью как можно чаще, невзирая на преклонный возраст

Ветеран общается с молодежью как можно чаще, невзирая на преклонный возраст

Фото: Анастасия ГОНЧАРОВА

91-летний пенсионер готов показать всем желающим, где покоится дядя Костя и его брат Саша, отдавшие жизни за всех нас. Ветеран очень хотел бы, чтоб могилу подпольщиков все-таки привели в порядок.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

ФСБ в Крыму рассекретила документы о зверствах гитлеровцев на полуострове

На Крымской земле нацисты несколько лет безнаказанно убивали тысячи людей (подробнее)

«Бесстрашная Маруся» из Крыма одна уложила полтора десятка фашистов

Медсестра Мария Байда в 1942 году расстреляла 15 солдат и офицера из автомата, еще четверых убила прикладом и ушла со своим отрядом, захватив оружие противника (подробнее)