Общество

Женское ЧК супротив русского мужика

Наши дамы-активистки все чаще вскрывают неглупых и даже солидных мужчин как консервную банку
Наши дамы-активистки все чаще вскрывают неглупых и даже солидных мужчин как консервную банку

Наши дамы-активистки все чаще вскрывают неглупых и даже солидных мужчин как консервную банку

Фото: Евгения ГУСЕВА

Одно и тоже я вижу в наших интернетах в последнее время: то довольно немолодые и весьма неглупые, а то и просто популярные и солидные люди прогрессивных убеждений ползают на коленях перед активистками-сестрами.

И неважно, о чем именно идет речь - о разоблачении ли страстного Венедиктова, о разоблачении фильма "Дау", о разоблачении очередной неизвестной мне знаменитости в инстаграме, но суть всегда та же самая: каяться надо.

И дело идет.

Эти известные-небедные-солидные - они растеряны и унижены, а сестры - те, наоборот, четкие, жесткие, фантастически озлобленные, что твоя Розалия Землячка в ЧК 1919 года, и, главное, ноздри у них раздуваются от запаха победы.

Сестры поняли самое главное. Они знают рецепт, с помощью которого можно вскрыть благородное общество как консервную банку.

Нужна Модная Заграничная Идея, та, которую "там" все носят - и, если так, то против нее уже нельзя возражать, и тогда можно, орудуя этой идеей как ломом, навести свой порядок.

- Вы написали позорную чушь! - кричит сестра на какого-нибудь либерального политолога, даже не в отцы, а уже почти в деды ей годящегося.

- Я с вами во всем согласен, я солидарен с вашими чувствами, просто здесь, понимаете ли, словесная игра... - жалко бормочет политолог.

- Не надо оправдывать свою мерзость!

А спорить с ней - не говоря уж о том, чтобы отправить ее по известному адресу вместе с товарками - немыслимо.

Честно говоря, отцов благородного общества совсем не жалко.

Ведь они положили свою жизнь именно на то, чтобы любая Заграничная Идея воспринималась в России как священный закон, и даже их оппозиция нынешней власти - она вся только про то, что власть имела неосторожность фрондировать по отношению к этому внешнему порядку, а вовсе не про то, что она, власть, плохо и мало любила родину.

Но этот внешний порядок за последние четверть века изрядно поменялся. Где стол был яств, там гроб стоит - и где рассказывал свои анекдоты Рейган, там теперь заседает партбюро гендерных комиссаров, и, значит, кончилось время шуток и легкомыслия, придется ползать на коленях перед победителем.

Их, повторяю, не жалко.

Но не придется ли заодно пострадать и всем остальным?

И вот тут есть одна хорошая новость.

Дело в том, что в России - стране принудительного государственного феминизма уже больше ста лет, - учение сестер малопривлекательно для многих женщин.

Это в мире благополучного, хуторского протестантизма - оказалось очень соблазнительно победить вечно крепких мужчин, но это же и мир совсем не наш, и вовсе не наш соблазн.

Русская женщина - за исключением редких, травмированных и несчастных натур, - хорошо умеет руководить мужчинами, ставить на место мужчин, обходиться без них, и уж точно - быть сильнее их.

Но не хочет.

Это же скучно. Это тупик для нее - вся эта насаждаемая сестрами атмосфера пассивной агрессии, тоталитарного морализма и однополой исправительной колонии.

Ну, победила она мужика, загнала за Можай.

Дело нехитрое, мы не в Саудовской Аравии живем, да и русский мужик на ринге долго не держится, и уже довольно быстро валится вниз как мешок.

Но зачем он ей после этого такой нужен?

Что ей делать с этой ненужной и дурацкой победой?

Разве что к психотерапевту ходить и в партбюро с сестрами заседать.

Счастья от этого - ноль, и только один сплошной мультигендер, унылый как доклад Леонида Ильича на забытом съезде.

Нет, это никак не русская женская мечта.

Так что топтать ногами устаревших политологов, кинокритиков, инстаграмщиков и прочих тусовочных сексистов можно сколько угодно, но сами женщины в безусловном своем большинстве любят независимых, показывающих характер мужчин, а командовать парадом могут, - но не любят.

И никакому сестринскому ЧК этот факт не запретить.