2020-05-20T15:15:03+03:00

Детский врач Алиса Медкова: Если ребенок тяжело дышит и вы не можете сбить температуру – бейте в набат

Пресс-секретарь ЦКБ Ольга Сорокина по просьбе «Комсомольской правды» сняла новое видео в «красной зоне» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Что должно насторожить родителей, если ребенок заболел в период коронавирусной эпидемии?Что должно насторожить родителей, если ребенок заболел в период коронавирусной эпидемии?Фото: Иван МАКЕЕВ
Изменить размер текста:

Заведующая детским инфекционным отделением Центральной клинической больницы Управления делами Президента России, кандидат медицинских наук Алиса Медкова объяснила, что должно насторожить родителей, если ребенок заболел в период коронавирусной эпидемии.

Вопросы доктору задавала пресс-секретарь ЦКБ Ольга Сорокина. Кстати, обе женщины недавно переболели коронавирусом.

- Алиса Юрьевна, вы, наверное, знаете, что очень многие родители крайне озабочены новостями, поступающими из западной Европы, США относительно того, что дети болеют инфекцией COVID-19, и болеют тяжело. Как обстоит с этим в нашей стране?

- Да, изначально нам говорили, что дети практически не болеют или переносят эту инфекцию очень легко. И действительно, в первый период в те стационары, которые открылись под детскую госпитализацию в Москве, маленьких пациентов поступало очень мало. Но сейчас их становится все больше с каждым днем.

Сказать, что они в большинстве болеют тяжело, мы не можем. Все-таки основная масса ребятишек переносит COVID-19 относительно легко, хотя встречаются пациенты и с дыхательной недостаточностью.

Но, к сожалению, тяжелые случаи течения инфекции COVID-19 у детей есть. Как правило, это ребятишки с отягощенным соматическим анамнезом или с тяжелыми заболеваниями, например, онкологическими. Очень уязвимы малыши после пересадки органов. Это те дети, которые уже изначально находятся на иммуносупрессивной терапии.

- А вы лично в клинической практике уже столкнулись с маленькими пациентами с этой инфекцией?

- Да, нам пришлось столкнуться. Знаете, сложность в том, что в эпоху COVID-19 дети заражаются и другими острыми респираторными вирусными инфекциями. И среди тех, кто поступает изначально с иным диагнозом, могут оказаться носители COVID-19. Вот такой ребенок у нас сейчас лежит в стационаре, уже, слава Богу, в стадии выздоровления, мы его потихонечку долечиваем.

- Тяжелое течение было?

- Относительно тяжелое. У ребенка, к сожалению, отягощенный эпидемиологический анамнез. Тяжело болел папа в этой семье, и еще двое детишек тоже инфицированы COVID-19, правда, с более легким течением болезни, поэтому они лечатся дома. А вот третий ребенок из семьи попал к нам.

- Есть ли в России дети, находящиеся на терапии ИВЛ?

- Да, к сожалению, такие детки есть. Это ребятишки с онкологическими заболеваниями и с тяжелыми иммуннодефицитными состояниями.

- Всех детей удается спасти?

- Все дети, с которыми нам пришлось столкнуться, и о которых я знаю, выздоровели, поправились и сейчас находятся дома под наблюдением врачей. А, в принципе, все данные по детской смертности есть в открытом доступе в Минздраве, с ними можно легко ознакомиться, я думаю.

- Алиса Юрьевна, правда ли, что тяжесть заболевания при COVID-19 зависит от возраста ребенка? И какой возраст в группе риска в данном случае?

- Вообще, как правило, в группе риска маленькие дети, до года, потому что у них еще несовершенны антитела. Понятно, что за такими малышами у нас всегда особое наблюдение и повышенное к ним внимание. А вообще, считается, что, чем старше ребенок, тем тяжелее он может переносить инфекции. Соответственно, после 18 лет человек может болеть как совершенно взрослый.

- Если дети болеют бессимптомно, как долго они могут быть распространителями вируса?

- По детям пока таких данных нет, потому что за ними как-то мало наблюдают, в отличие от взрослых. Но они могут выделять вирус достаточно долго – до 5-6 недель. В принципе, это наблюдается и при других вирусных инфекциях. И вообще, дети считаются основным элементом в эпидемиологической цепочке передачи вируса.

- Алиса Юрьевна, а дети, рожденные от матерей, переболевших COVID-19, могут ли заразиться как во время беременности, так и во время родов?

- Таких данных пока нет, но есть исследования, которые провели китайские коллеги в госпитале в Ухане. Они посмотрели когорту матерей беременных, которые перенесли COVID-19, а потом обследовали младенцев, которые родились от этих мам, И обнаружили, что дети рождаются уже с антителами к вирусу SARS-CoV-2. То есть, эти новорожденные на первые три месяца, как минимум, защищены антителами.

- Тяжело нам сидеть в изоляции, уже пацаны измучились. Есть ли смысл соблюдать ограничения и дальше?

- Конечно, самый лучший вариант - выехать с ребенком за город и изолироваться, так сказать, на собственном дачном участке. Так, конечно, малышам легче: можно на воздухе поиграть, побегать. Да и режим дня не такой жесткий, как в квартире, в четырех стенах.

Безусловно, не у каждого есть такая возможность, поэтому приходится как-то существовать в условиях московской квартиры.

Иногда можно, наверное, по расписанию выйти с ребенком ненадолго на улицу, дойти, скажем, до того же магазина и, конечно, желательно соблюдать правила безопасности, масочный режим.

Единственная проблема - не на каждого пацаненка можно надеть маску. Вот у нас во время госпитализации малыш сорвал ее не только с себя, но еще и с сотрудников, которые пытались у него взять кровь на анализ. Такие казусы тоже бывают. Но все же нужно постараться соблюсти правила.

- Что, как врач, можете посоветовать тем, кто живет в четырех стенах городской квартиры?

- Почаще проветривать комнаты, причем, открывать окна настежь. Естественно, не сидеть в этот момент в данном помещении. Почаще проводить влажную уборку, можно даже без дезинфицирующих средств каких-то.

И, конечно, обязательно мыть руки и обрабатывать все упаковки продуктов, которые приносим из магазина, какими-то антисептическими салфетками, прежде чем поставить их в холодильник или передать ребенку.

- Реально ли маме, не имея медицинского образования, отличить обычное ОРВИ от COVID-19?

- В первые часы, к сожалению, нет. Вот это честный ответ. И даже не то что у детей, у взрослых-то мы не можем иногда в первые сутки-двое отличить обычное ОРВИ от COVID-19.

Поэтому, в первый день, если у ребенка повышается температура до 37,5, даже до 38 градусов, но он при этом относительно неплохо себя чувствует –активный, хорошо ест, играет – тогда, в принципе, можно более-менее спокойно наблюдать и пользоваться средствами, которые мы рекомендуем в обычное сезонное для респираторных инфекций время года. Это интерфероновые капли в нос, какие-то симптоматические средства: промыть носик, горло прополоскать.

Ну, и наблюдать за ребенком, используя жаропонижающие в обычных возрастных дозировках. Из препаратов предпочтительнее всего - парацетамол. Потому что, по последним данным, другие жаропонижающие средства, в том числе ибупрофен, который мы привыкли применять в детской практике, неблагоприятно сказываются на свертывающей системе крови.

- Когда имеет смысл бить в набат, паниковать, требовать скорую и госпитализироваться?

- Когда вас начинает что-то настораживать в состоянии вашего ребенка. То есть, это, в первую очередь, высокая температура. Если она становится стойко выше 38, и вы не можете сбить обычными жаропонижающими средствами, тогда это уже повод запаниковать. Хотя бы повод вызвать врача на дом, чтобы вас посмотрели и взяли как минимум общий анализ крови и общий анализ мочи.

В условиях такой неблагоприятной эпидемиологической обстановки, как сегодня, конечно, если вам будут предлагать обследование на COVID-19, надо соглашаться. Особенно, если у вас есть точно подтвержденный случай контакта с больными COVID-19.

Второе, что должно насторожить – это изменение дыхания ребенка. Если он вдруг тяжело задышал, чаще задышал, чем обычно, это повод уже вызывать скорую и прямо настаивать на госпитализации, просить, чтобы отвезли в стационар. Потому что те обследования, которые нужны при COVID-19, их, к сожалению, в обычной поликлинике не сделаешь. Да и в условиях такой пандемии, как сейчас, посещать поликлинику – не самая лучшая идея.

- Алиса Юрьевна, по вашим прогнозам, как долго все это может продлиться?

- К сожалению, есть у нас разные эпидемиологические модели развития ситуации. Сейчас, я надеюсь, мы проходим пик заболеваний и дальше все постепенно пойдет на спад.

Но потом возможен и второй пик, например, осенью. Либо будут наблюдаться какие-то спорадические эпизодические локальные вспышки. Но с ними будет уже легче справиться.

Но в любом случае, даже при благоприятном прогнозе режим больших ограничений в Москве продлится до конца мая. А что будет в июне, к сожалению, пока сказать невозможно.

Сайт kp.ru ранее публиковал фильм, снятый Ольгой Сорокиной в "красной зоне". Съемки продолжались целую неделю - в реанимации, палатах и лаборатории.

Врач-инфекционист Алиса Медкова рассказала о детском COVID-19.

ПО ТЕМЕ

"У врачей заклеена переносица, а у кого нет - кровавые раны". Пациентка и сотрудница Кремлевки сняла фильм о "красной зоне" коронавируса

Пресс-секретарь ЦКБ Ольга Сорокина рассказывает про съемки, которые продолжались неделю - в реанимации, палатах, и лаборатории (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Работа идет спокойно»: Доктор Мясников показал, как лечат зараженных коронавирусом в «красной зоне»

Его больница, как и многие московские медцентры, перепрофилирована под лечение COVID-19 (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Распространение коронавируса в мире»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также