2020-05-31T19:16:55+03:00

Как химическая лаборатория в центре Москвы превратилась в приют для бомжей

Корреспонденты «КП» пробрались в старинное здание на 2-й Бауманской улице
Поделиться:
Комментарии: comments15
Эх, хорошо, что Дмитрий Иванович не видит этого безобразияЭх, хорошо, что Дмитрий Иванович не видит этого безобразияФото: Михаил ФРОЛОВ
Изменить размер текста:

Обычно, когда говорят о сталкерах (это люди, которые посещают и исследуют заброшенные места), речь идет о далеких уголках нашей необъятной страны. Представляешь себе какую-нибудь советскую фабрику, заросшую борщевиком. Или детский лагерь, примостившийся в лесу.

Еще часто сталкеры забираются в усадьбы, которые также приказали долго жить. Некоторые из них охраняются, а некоторые нет. Блогеры снимают видеоролики на этажах, по которым хаживали всякие барыни. Уличные художники разрисовывают стены граффити. А краеведы и историки, глядя на разрушающиеся здания, хватаются за головы и начинают рассылать письма в самые различные структуры (от Союза реставраторов до Президента) - с просьбой остановить беспредел и принять меры по восстановлению.

При этом, как выяснилось, совершенно необязательно ехать в Тьмутаракань - на электричках с тремя пересадками, потом на автобусе и такси.

Бывшему корпусу технического училища 120 лет - по архитектурным меркам, не так уж и много Фото: Михаил ФРОЛОВ

Бывшему корпусу технического училища 120 лет - по архитектурным меркам, не так уж и многоФото: Михаил ФРОЛОВ

Вот, пожалуйста, Москва.

До недавних пор излюбленным местом у сталкеров была Ховринская больница. За двадцать восемь лет обросшая легендами (трупы, самоубийства, провалившиеся этажи, надписи кровью на стене). Год назад ее снесли. Но остались и другие здания. Недостроенный телецентр ВГТРК, например. Или бывшая Городская клиническая больница скорой помощи №6. Или дом Роберта Германа на территории бывшей дворянской усадьбы Виноградово. И другие.

Недавно в одной из социальных сетей всплыли фотографии с улицы 2-й Бауманской. А именно - из бывшей химической лаборатории Императорского Московского технического училища (дом №10). Она уже много лет заброшена. Никем не охраняется. И даже стала прибежищем столичных бродяг.

Лестницы в аварийном состоянии - есть крупные трещины и даже дыры размером с футбольный мяч Фото: Михаил ФРОЛОВ

Лестницы в аварийном состоянии - есть крупные трещины и даже дыры размером с футбольный мячФото: Михаил ФРОЛОВ

Честно говоря, мне и фотокорреспонденту «КП» Михаилу Фролову до последнего не верилось, что нам удастся пробраться внутрь. Не может этого быть. Напротив легендарная Бауманка. Рядышком здание Следственного комитета РФ. Военный университет РХБЗ (радиационной, химической и биологической защиты). И вообще это Басманный район - центр Москвы.

ГЛАВНОЕ, НЕ ПРОВАЛИТЬСЯ

Угрюмое желтоватое здание напоминает районную больницу где-нибудь под Курском или Ельцом. Угрюмые пыльные окна с деревянными рамами. Обшарпанные стены. Карнизы с отвалившейся штукатуркой. И типичные художества местных малевичей, на редкость пошлые и безвкусные.

Вот здесь бомжики и ночуют - в четырех километрах от Кремля Фото: Михаил ФРОЛОВ

Вот здесь бомжики и ночуют - в четырех километрах от КремляФото: Михаил ФРОЛОВ

Для того, чтобы найти дыру в заборе, требуется не больше пяти минут. Потом еще одна, чтобы войти внутрь.

И вот мы в той самой лаборатории.

Миша еще на входе повел себя как сотрудник спецслужб. А именно приложил к своим губам указательный палец и кивнул мне на разбитую лестницу. Я был уверен, что провалюсь. Ступени выглядят как после бомбежки. В одну из дыр можно бросить трехлитровую банку. Но обошлось.

Несмотря на разруху, здание признано объектом культурного наследия регионального значения Фото: Михаил ФРОЛОВ

Несмотря на разруху, здание признано объектом культурного наследия регионального значенияФото: Михаил ФРОЛОВ

Миновав эти развалины, мы оказались в одной из аудиторий. Обстановка, как и в любой другой заброшке, производит удручающее впечатление. Вырванные с корнем электрические выключатели, осколки бутылок, обрезанные трубы отопления, разбитая плитка, выломанные двери, краска на стенах, облезающая лоскутами... И сквозняки, от которых холодеет спина. Любой шорох кажется опасным. Особенно я опасался крыс. Но, к счастью, мы их не встретили. Впрочем, как и бомжей. Хотя следы от них просматриваются совершенно четко. Мусор, окурки, одноразовая посуда.

Вообще местечко для ночевки сомнительное. По некоторым данным, три года назад здесь производили замер радиации. И она оказалась в 130 тысяч раз выше нормы. Сталкеры до сих пор обсуждают это на форумах. И советуют обходить это здание стороной.

Четвертый этаж надстроили в советское время Фото: Михаил ФРОЛОВ

Четвертый этаж надстроили в советское времяФото: Михаил ФРОЛОВ

- Восемь рентген/час - это вам не шутки, - пишет житель Подмосковья Николай. - При допустимой норме - 60 микрорентген в час.

Строение, даже на наш с Мишей непрофессиональный взгляд, пребывает в аварийном состоянии. На верхних этажах из-за нетрезвых гостей периодически случаются пожары. Многие кафедры выгорели.

Но при этом четыре года назад здание поощрили почетным статусом «объект культурного наследия» (вместе с доходным домом Бурениных на Красносельской улице, архитектор - Вячеслав Олтаржевский). Парадокс.

Самое время углубиться в историю.

Проектировал здание небезызвестный архитектор Лев Кекушев Фото: Михаил ФРОЛОВ

Проектировал здание небезызвестный архитектор Лев КекушевФото: Михаил ФРОЛОВ

РАЙОН БЫЛ ЭЛИТНЫМ - ДЛЯ ИНОСТРАНЦЕВ И РУССКОЙ ЗНАТИ

Мы стоим напротив лаборатории (через дорогу) - рядом с Бауманкой. Миша рассказывает о забавной традиции выпускников, с которой администрация вуза борется всеми фибрами души. Речь идет о знаменитых тазиках, на которых студенты любят кататься после получения диплома. Привязывают их к машине и - вперед! Высекая искры на асфальте.

В шестнадцатом веке эту местность освоили в связи с основанием здесь первой Немецкой слободы, в которую переселили всех иноземцев, заполонивших центр. Но после большого пожара в 1610 году район опустел. Новую слободу начали активно застраивать в 1652-м. К концу семнадцатого века это было уже крупное поселение с тремя церквями. 2-й Бауманской тогда еще не было. А был на ее месте Коровий Брод (скот здесь через Яузу переводили, потому и название такое).

При Петре Первом слобода, оставшаяся жилой, стала очень престижной (типа сегодняшней Рублевки). И среди ее жителей были не только иностранцы, но и представители русской знати. Дворцы вдоль Яузы был один лучше другого. Позже здесь проживала и сама императрица Елизавета.

Несколько веков назад эта улица называлась Коровий Брод. Потом Лефортовской. А еще позже - Технической Фото: Михаил ФРОЛОВ

Несколько веков назад эта улица называлась Коровий Брод. Потом Лефортовской. А еще позже - ТехническойФото: Михаил ФРОЛОВ

Но вернемся к лаборатории.

В 1895 году у Императорского Московского технического училища (ныне МГТУ им. Николая Баумана) появился свой устав с перечнем специальностей и сроками обучения. И одним из преподавателей стал практикующий архитектор Лев Кекушев. По его проектам строители возвели еще несколько дополнительных административных зданий и в том числе - химлабораторию, в которой мы с Мишкой только что побывали. Это 1898-1899 годы.

Изначально здание было трехэтажным (в советское время надстроили еще один этаж). Архитектурный стиль специалисты определили как неогреческий (из-за немногочисленных деталей фасадов).

Вот как описывает строение доцент кафедры реконструкции и реставрации в архитектуре МАрхИ Ирина Крымова:

- Несмотря на сравнительно небольшую высоту и значительную протяженность, здание поражало своей монументальностью. Благодаря симметричной композиции с тремя ризалитами (выступами, - прим. авт.) на главном фасаде. Зеленый откос, превращавший первый этаж по краям здания в полуподвал, придавал сооружению дополнительную «устойчивость». Проектом также была заложена каменная ограда, представлявшая собой достаточно высокий цоколь, на котором была размещена протяженная решетка в каменных столбах. До настоящего времени ограда не сохранилась.

До 1930-х годов в здании учились студенты химического факультета будущей Бауманки. Этот факультет стал впоследствии Вторым Московским химико-технологическим институтом. На базе этого института в 1932-м основали военно-химическую академию РККА. Теперь она называется Военная академия РХБ защиты (имени маршала Тимошенко). Она-то со своей лабораторией и занимала эти стены до 2006 года. В 2006-м академию перевели в Кострому. А десятый дом по 2-й Бауманской улице остался пустовать.

ОФИЦИАЛЬНО

Судя по акту государственной историко-культурной экспертизы, который был опубликован в 2017 году на официальном сайте Правительства Москвы (mos.ru), в последние десятилетия здание, действительно, занимало Минобороны («в настоящее время оно отселено», «и нуждается в срочном проведении работ по консервации»).

Заказчиком экспертизы выступило ГКУ «Мосреставрация».

В результате определили ценность: «здание было построено по передовым технологиям того времени», «качественный декор», «штукатурка фасадов», «рельефная кладка», «столярное заполнение ряда оконных проемов».

И дальше любопытно.

- Можно предположить, что в интерьерах сохранились элементы качественного первоначального оформления, характерные для архитектора, - говорится в документе.

То есть внутрь автора экспертизы Ирину Крымову не пустили. И напротив строчек «пространственно-планировочная структура» и «архитектурно-декоративная отделка интерьеров» стоит один и тот же ответ - «в помещения нет доступа».

Не могла же Ирина Крымова как мы с Мишкой - через дырку в заборе.

В результате здание бывшей химлаборатории (улица 2-я Бауманская, 10) признали объектом культурного наследия регионального значения и памятником архитектуры («учитывая важную градостроительную роль» и «высокое качество его архитектурного решения»).

КУДА ЕЩЕ ХОДЯТ СТАЛКЕРЫ В МОСКВЕ

- Дом Германа - излюбленное место у сталкеров. Он расположен в самой северной точке столицы - на окраине парка «Долгие пруды». Особняк нужно искать на территории бывшей дворянской усадьбы Виноградово, которой почти сто лет владели Бенкендорфы. Позже здесь был госпиталь для раненых и больных туберкулезом, потом дом отдыха для рабочих, районный исполнительный комитет и кардиоревматологический детский санаторий. Сейчас все закрыто. На территории один охранник. Пока он не спит, пробраться в дом проблематично. А вот ночью вполне. В Сети полно сталкерских историй об этом. Говорят, что в этих стенах живут привидения.

- Заброшенная железная дорога на территории национального парка «Лосиный остров». Она когда-то вела в ракетно-артиллерийское управление. Рельсы летом опутаны повиликой и бурьяном. Рядом бегают зайцы и лисы. Путешествие напоминает квест сквозь лесные заросли по сгнившим шпалам. Во время дождя маршрут длиной несколько км пройти проблематично. Из-за огромных луж.

- Басманная больница недалеко от ст. м. «Комсомольская» (бывшая Городская клиническая больница скорой помощи №6). В этих стенах была когда-то картинная галерея, которую ни много ни мало называли маленьким Эрмитажем. Усадьбу построили в конце 18 века для уральского заводчика Никиты Демидова. Главный дом сохранил первоначальный облик. И не пострадал от пожара 1812 года, в отличие от большинства своих соседей. Сталкеры, побывавшие внутри усадьбы, любят хвалиться фотографиями. Потому что сделать это непросто. На дверях висит замок.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также