Экономика

«Больше половины предприятий оценивают свое положение как кризис или катастрофу»: как бизнес в Калининграде переживает пандемию коронавируса

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Калининградской области Светлана Нижегородова рассказала об актуальных проблемах регионального бизнеса
Больше всех пострадали туризм, общепит и непродовольственный ритейл.

Больше всех пострадали туризм, общепит и непродовольственный ритейл.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Пандемия коронавируса и сопутствующие ей карантинные ограничения жестко ударили по бизнесу. Потери фиксируют практически все предприятия региона. О том, что происходит в региональной экономике, мы поговорили со Светланой Нижегородовой, уполномоченного по защите прав предпринимателей Калининградской области.

ВЫПОЛНИЛИ ГОДОВОЙ ПЛАН ПО ОБРАЩЕНИЯМ

- Светлана Борисовна, по совершенно понятным причинам, в последнее время к вам наверняка стали гораздо чаще обращаться калининградские предприниматели?

- Действительно, обращений было очень много, начиная с конца марта, когда были введены первые ограничительные меры. За последние два месяца оказалась превышена годовая норма. И эти обращения можно разделить на две группы: вопросы ограничений и – это уже сейчас – проблематика снятия этих ограничений; и доступ к господдержке.

- Можно определить самые пострадавшие отрасли?

- Наиболее пострадавшей отраслью стал, конечно, общепит. Но самое интересное, ко мне обращаются представители из непострадавших отраслей – то есть, для меня они пострадавшие фактически, но официально таковыми не признанные. Это предприниматели, которые либо попали под действие ограничительных мер и вынужденно не работали в этот период, либо те, которые не были закрыты, но выручка у которых упала просто катастрофически. При этом в списке пострадавших отраслей на федеральном уровне они не значатся, в связи с чем они оказались лишены доступа к большинству мер федеральной поддержки. Например, это представители частной медицины, которая весь этот период практически не работала. Или оптовые торговцы, скажем, поставляющие посуду и прочие товары для предприятий общепита - после закрытия которых они также фактически не работали. Их код ОКВЭД (общероссийского классификатора видов экономической деятельности – Ред.) не включен в число пострадавших, и ни на какие субсидии или льготные кредиты они права не имеют. Еще пример. К нам обращались владельцы кафе, которые, кроме этого, занимаются изготовлением и продажей кулинарии. У них основной код ОКВЭД – «Кулинария», дополнительный – «Общепит». И поскольку все основные меры господдержки даются по основному коду, эта проблема представляется весьма существенной.

- В результате проведенного недавно опроса среди калининградских предпринимателей более половины респондентов - 50,3% - сообщили, что по основному ОКВЭД их компания формально не входит в число наиболее пострадавших отраслей согласно правительственному перечню. Хотя реально они пострадали.

- Я знаю, что этот вопрос поднимался на уровне Минэкономразвития России, кажется, даже публиковалось обращение министра относительно того, чтобы дать бизнесу возможность уточнить свой ОКВЭД. Понятно, что раньше предприниматели относились к этому как к некой формальности, а по сути, в настоящий момент это обстоятельство стало важнейшим условием доступа к господдержке. Судьбу этого обращения я не знаю, но, по крайней мере, пока субсидии выдаются только по основному ОКВЭДу.

- Однако, насколько известно, на региональном уровне вопрос с дополнительными ОКВЭДами удалось решить?

- Это другая история. Я как омбудсмен с самых первых дней обозначила проблему того, что меры федеральной поддержки будут доступны не всем. Губернатор меня услышал. Поэтому первая и основная мера поддержки на начальном этапе – льготный кредит, практически бесплатный, под 0,1% у нас выдается вообще без привязки к ОКВЭДу. Это очень эффективная мера, и я знаю, что многие калининградские предприниматели ею воспользовались. Насколько я помню, изначально бюджетом на эти цели выделялось 300 миллионов рублей, сейчас, по-моему, пошли на расширение этой меры. Максимальная сумма на одно предприятие – около 10 миллионов рублей. Что интересно – кредит этот условно целевой, он позиционируется как направленный на поддержку занятости в том числе, но может тратиться и на текущую предпринимательскую деятельность. Показательно здесь то, что воспользовались этой мерой поддержки многие отрасли, которые не попали в официальный список пострадавших не попали. Например, мебельщики наши довольно активно брали эти кредиты…

Далее. Исходя из понимания того, что федеральная помощь не всем доступна, у нас в регионе были введены прямые субсидии для микропредприятий. И по нашей просьбе, правительством регионов был серьезно расширен перечень ОКВЭДов для получателей этой меры. Она также очень востребована, выдано и до сих пор выдается очень большое количество субсидий – в том числе и по дополнительному ОКВЭДу. На последнем совещании в правительстве губернатор поддержал нашу просьбу продлить действие этой меры субсидирования. Сначала она была предусмотрена до 1 июня, но была пролонгирована до 15 июля. Кстати, данная субсидия также привязана к занятости, а значит, направлена и на поддержание рынка труда. Первый лимит здесь составил 85 миллионов рублей, уже подписано соглашений более чем на 66 миллионов рублей, большое количество заявок сейчас находится на рассмотрении.

- Насчет большого количества можно уточнить?

- По состоянию на 1 июня принято 2 204 заявки, из которых одобрено 1 500, подписано соглашений – 1 160, находятся в работе – 704. Это, я считаю, достаточно много, а главное – сама по себе эта мера поддержки чрезвычайно эффективна.

Светлана Нижегородова считает, что по уровню господдержки Калининградская область находится в числе лидеров.

Светлана Нижегородова считает, что по уровню господдержки Калининградская область находится в числе лидеров.

КАЛИНИНГРАД - В ЧИСЛЕ ЛИДЕРОВ ПО УРОВНЮ ПОДДЕРЖКИ

- Можно сравнить меры поддержки у нас и в других регионах РФ? И насколько своевременной эта поддержка оказалась в некоторых случаях?

- Подобный анализ делается в рамках института федерального уполномоченного, составляются даже рейтинги, и Калининградская область находится среди регионов, позитивных для бизнеса в части его поддержки. При этом особо выделяется тот факт, что наш регион одним из первых ввел свои субсидии – далеко не все оказались на такое способны. Кроме того, признано, что мы достаточно комфортно снимаем установленные в связи с пандемией коронавируса ограничения. Ведь на самом деле главное, что просят бизнесмены – это дать им работать.

Что касается своевременности господдержки… Допустим, в моем понимании непродовольственная розница, которая оказалась закрыта фактически с первого же дня действия ограничений, априори должна была сразу же попасть в список наиболее пострадавших отраслей, чтобы предприятия могли воспользоваться мерами господдержки. Но это сделано не было, и она оказалась там уже позднее, и я знаю, что многие предприниматели даже не успели заявиться с получением федеральных субсидий на май, да и льготные кредиты первое время не могли взять.

Сейчас уже идут отклики по поводу льготной программы кредитования под 2%* - тоже очень востребованная мера. Предприниматели охотно пользуется ею, но мы видим, что есть и отказы банков, причем часть их, на наш взгляд, не сильно обоснована.

- А с чем это связано?

- Банк обычно ссылается на финансовое положение заемщика, хотя ведь практически у всех представителей пострадавших отраслей оно сейчас неважное. Но мы со всеми основными банками находимся в постоянном контакте, так что иногда удается найти какое-то компромиссное решение.

А КАК ПОМОГАЮТ ЗА ГРАНИЦЕЙ?

- Можно ли сравнить отечественную помощь бизнесу с аналогичными мероприятиями за рубежом?

- Я недавно ознакомилась с аналитикой по мерам поддержки бизнеса в период пандемии коронавируса в странах Европы, в Китае, Америке. Кто-то делает упор на льготное кредитование, кто-то, как в США, на т. н. «вертолетные» деньги, вливая в экономику значительные значительное их количество, чтобы стимулировать спрос. Кто-то усиленно поддерживает тех, кто сохраняет штат работников. Так вот, Россия взяла от всего понемногу. Стратегия, на мой взгляд, выбрана правильная. Если бы еще расширили доступ по ОКВЭДам, дав возможность тому или иному бизнесу доказать, что он является пострадавшим, потому что упала выручка на 70 процентов и более. Наверное, тем самым можно было бы обеспечить больший охват.

- Это еще реально сделать или, что называется, поезд ушел?

- Ну, вообще, никогда не поздно сделать бизнесу что-то хорошее. Но сейчас, мне кажется, государство выходит на следующий этап поддержки, от кризисной поддержки переходя к снятию ограничений в целях скорейшего восстановления экономики. Когда большое внимание уделяется, например, восстановлению спроса. Те же субсидии на детей в моем понимании тоже мера, направленная на восстановление спроса, поскольку эти деньги неизбежно вливаются в экономику.

- Эксклавное положение нашего региона заметно влияет на экономическую ситуацию?

- Поскольку у нас сильна зависимость от импортного сырья и комплектующих, уже во время первой волны коронавируса предприниматели начали говорить о том, что страдают поставки из-за границы. И в этой связи, например, срывается установка импортного оборудования, поскольку все супервайзеры, которые делают монтаж, являются иностранными гражданами и не могут теперь прибыть к нам без прохождения обсервации.

- Насколько сильно коронавирус ударил по калининградскому бизнесу?

- На основании проведенного институтом федерального уполномоченного опроса российских предпринимателей, в числе которых были и наши, 37,8% из них оценили свои шансы выжить как 50 на 50. Ниже свои шансы на выживание оценивают 62% бизнесменов. В общем, ситуация достаточно сложная, особенно если принимать во внимание еще одну информацию: 53% отечественных компаний характеризуют свое нынешнее положение как кризис или катастрофу. Хотя нужно учесть, что эти данные были получены 19 мая, когда наша страна находилась на пике эпидемии и, соответственно, связанных с этим ограничений.

- Можете что-то сказать о ближайших перспективах?

- Понятно, что сейчас с особым нетерпением ждут полноценного открытия калининградские предприятия общепита, которым каждый день простоя приносит колоссальные убытки. При этом понятно, что еще какое-то время нам придется жить в условиях заметного падения спроса. В том числе по объективным причинам, ведь требования Роспотребнадзора жестко ограничивают пропускную способность магазинов, кафе и ресторанов. Непростая ситуация на рынке занятости грозит снижением покупательской способности населения – а это для бизнеса едва ли не основной фактор. По оценке специалистов Сбербанка, восстановление потребительской активности населения сегодня составляет около 7% в неделю. Хотелось бы, конечно, больше, но предпосылок для этого пока не видно.

- А начинающийся туристический сезон нам в этом плане не поможет хотя бы отчасти?

- Надежды есть, поэтому правительство региона уже прорабатывает дополнительные меры помощи предприятием данной отрасли. По крайней мере, на последних совещаниях шла речь о необходимости секторальной поддержки. Ну а вообще нашим предпринимателям я могу сказать следующее. Наша страна переживала такое количество кризисов, таких разных и таких глубоких, что сейчас нужно мобилизовать весь свой ресурс, использовать все доступные меры господдержки и постараться просто выжить в этот сложный момент. А потом все непременно наладится. В случае необходимости обращайтесь в аппарат Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Калининградской области – поможем всем, чем только можем.

* - По условиям программы, если работодатели, получившие такой кредит, в течение полугода сохранят 90% рабочих мест, государство полностью выплатит их задолженность. Если будет сохранено 80% рабочих мест, государство выплатит половину кредита и процентов по нему. То есть если предприятие выполнит заявленные условия, возвращать деньги не придется - основной долг и проценты будут погашены за счет федерального бюджета. Программа стартовала с 1 июня 2020 года.