Общество

Стоит в Подмосковье курная изба: корреспондент «КП» побывал на Русском Севере, проехав от МКАД 50 километров

О том, как плотники-энтузиасты возрождают традиции деревянного зодчества, читайте в репортаже нашего журналиста Павла Клокова
Фото с корреспондентом «КП» постановочное, но даже за эти пять минут он успел ощутить, как непросто махать топориком, особенно с непривычки

Фото с корреспондентом «КП» постановочное, но даже за эти пять минут он успел ощутить, как непросто махать топориком, особенно с непривычки

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Обстановка располагает к думе. Не к той, в которой Жириновский сидит. А к той, что, как у воронежца Алексея Кольцова, сродни молитве. Или песне, в которой есть всё - и мятежная душа, и буйный ветер, и дыхание былинок с ризами света.

Как будто сразу несколько маркеров оказались нанизаны на генетическую память. Русская бревенчатая изба. Чуть поодаль - банька. Деревянные ведра. Скамья... И амбар, возле которого орудуют мужики. Топоры постукивают в ритме «Божественной поэмы» Скрябина. То едва касаясь сосны, а то впиваясь в нее сантиметра на полтора. Одиночные удары сменяются волнительной очередью. Лбы музыкантов блестят на солнце. И, наконец... Один из плотников, взявший на себя роль дирижера, поднимает руку... И оркестр замолкает.

Вот так выглядела на севере курная изба для одной крестьянской семьи. По нынешним меркам, настоящий коттедж

Вот так выглядела на севере курная изба для одной крестьянской семьи. По нынешним меркам, настоящий коттедж

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Громадное бревно весом под триста килограммов обматывается веревками и под веселые мужицкие крики тянется на крышу. Хороший получился охлупень, справный. Его наши предки водружали на самый верх избы, закрывая стык скатов.

...Интересно, что всё это действие происходит не где-нибудь на Соловках во время очередной реконструкции или съемок фильма, а в пятидесяти километрах от Москвы в древнем селе Воздвиженское Сергиево-Посадского района. Именно здесь двенадцать лет назад появилось необычное подворье, которое и сейчас резко выделяется на фоне каменных особняков с тротуарной плиткой под окнами и автоматическими воротами.

Это бревно называется охлупень, оно венчало кровлю с помощью собственной тяжести - без каких-либо креплений и гвоздей

Это бревно называется охлупень, оно венчало кровлю с помощью собственной тяжести - без каких-либо креплений и гвоздей

Фото: Михаил ФРОЛОВ

НОВЫЕ БРЕВНА ПРОТЕЗИРОВАЛИ КАК ЗУБЫ

Плотник-реставратор Руслан Беляков похож на рыболова, лесника, охотника и ветерана-афганца одновременно. Окладистая борода. Штаны цвета хаки. Тельняшка. На поясе офицерская портупея.

Плотник-реставратор Руслан Беляков: «Русская изба - это практически модель мироздания»

Плотник-реставратор Руслан Беляков: «Русская изба - это практически модель мироздания»

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Не успели познакомиться толком, как уже чаепитие. В той самой курной северной избе с четырьмя окошками на фасаде. За большим деревянным столом. Из глиняных чашек собственного производства.

- У истоков нашей артели, - рассказывает Беляков, - стоял известный мастер Дмитрий Соколов (к сожалению, этой весной его не стало, - прим. авт). Он в своё время реставрировал на Хижгоре храм. И там же, на севере, увидел эту избу. Ее хотели распилить на дрова. Но Дмитрий Александрович не дал. И выкупил памятник деревянного зодчества.

Кот Диксон Борисович - старожил этих мест

Кот Диксон Борисович - старожил этих мест

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Дальше есть своя технология.

Брёвнышки пронумеровываются. Среди них выявляются сгнившие - чаще всего это нижние венцы. И после всех замеров и фотосъемки строение разбирается как конструктор, грузится в фуры и может ехать в любую точку планеты (в нашем случае это село Воздвиженское, которое многое чем знаменито - ну вот хотя бы тем, что здесь останавливался Михайло Ломоносов, сбежавший из дома ради учебы). Дальше готовится площадка. Кладутся камни, служащие фундаментом. И на них возводится изба в том первоначальном виде, в котором она и была ещё в конце девятнадцатого века.

Банька по-черному - без дымохода

Банька по-черному - без дымохода

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Во время сборки мы делали вычинки и вместо трухлявых брёвен ставили новые, - рассказывает Руслан Беляков. - Это напоминает протезирование зубов у стоматолога. Хотя и таких замен было немного. В целом дерево хорошо сохранилось.

Углы сглаживали, чтобы не пускать внутрь злых духов

Углы сглаживали, чтобы не пускать внутрь злых духов

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В ЕВРОПЕ - КРЕПОСТЬ, У НАС - ХРАМ

Так что же такое курная изба? Если совсем коротко... Это жилой дом русского крестьянина, в котором топили печь по-черному (без дымохода). На Русском Севере таких осталось немного. С виду кажется, что это какая-нибудь школа или контора вроде сельсовета. Но на самом деле, жилище для одной семьи (в которой было пять-шесть детей).

Вот эти камни и держат заветное тепло. Топить лучше дровами из сухой березы, дуба или осины

Вот эти камни и держат заветное тепло. Топить лучше дровами из сухой березы, дуба или осины

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В этом и была задумка Соколова - показать жителям столицы и Подмосковья традиционный северный дом, который никогда не был чем-то покосившимся, кривым или грязным (как думают некоторые). По нынешним меркам, это вообще трехэтажный коттедж (девять на девять метров).

- Никто не говорит, что нам нужно отказаться от кирпича с пеноблоками и удариться в старину, - продолжает Беляков. - Речь идет о сохранении облика традиционного русского дома и корнях, от которых нельзя отрываться. Любая курная изба - это же целая философия. Если в Европе дом ассоциируется с крепостью, то у нас, скорее, с храмом. Вместо алтаря - печь, возле которой служит богиня (хозяйка). Здесь красный угол и трапезная. Священное место, в котором люди вкушали плоды человеческого труда. Там, слева от входа, мужицкий кут. В нем глава семейства что-нибудь мастерил. Это его территория. И все это не делилось простенками. Жизнь протекала в едином пространстве. Да и зимой теплее.

В таком жилище и дышится по-другому, и думается

В таком жилище и дышится по-другому, и думается

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Некоторые почему-то думают, что печь по-черному - это непременно дымный ад с сажой на бревнах и сплошная антисанитария. Реставраторы утверждают обратное. И говорят, что при грамотных отверстиях в стене иссине-черными становились только высокие потолки, а гладко отесанные бревна были чистыми. Как и белая скатерть на столе.

С ПОМОЩЬЮ ДРУЗЕЙ ПОЛУЧИТСЯ МУЗЕЙ

Ох, как чаёк хорошо заходит. Аж в пот от него бросает. Да еще из самодельных кружек, которые обжигались здесь же - в Воздвиженском. На моей ручка выполнена в виде тесла (топорик с лезвием, перпендикулярным рукояти, - прим. авт).

Руслан улыбается моей восторженной похвале. Ну и в самом деле... Это всего лишь чай! Что за москвичи такие дикие пошли.

Дальше мы выходим на свежий воздух. И реставратор проводит для меня небольшую экскурсию.

Никаких подъемных кранов - всё вручную, как двести лет назад. Или даже раньше

Никаких подъемных кранов - всё вручную, как двести лет назад. Или даже раньше

Фото: Михаил ФРОЛОВ

…Вообще весь этот творческий коллектив (или артель) называется «Новое старое» (местечко, кстати, находится между новой и старой Ярославкой, - прим. авт). Входят в него люди самых разных профессий. Юристы, строители, музыканты, офисные работники, экономисты (Руслан Беляков, например), спортсмены. И каждый параллельно дипломной специальности горазд в чем-то еще. Один печник неплохой. Второй кузнец. Третий закончил кружок по гончарному делу. Четвертый умеет с топором обращаться. Ну и так далее.

Если совсем ничего не умеешь, будешь поначалу помощником. По-русски говоря, принеси-подай.

Артель строителей и реставраторов «Новое старое». Село Воздвиженское Сергиево-Посадского района

Артель строителей и реставраторов «Новое старое». Село Воздвиженское Сергиево-Посадского района

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Живут мужики там же - в деревянных избах, которые сами же и строят. Вас, между прочим, тоже могут принять в свои ряды. Но для этого надо работать. И не за деньги, а за идею. У каких-то проектов еще иногда находятся спонсоры, а что-то приходится делать за свои кровные.

- Ну вот вы, как сюда попали? - спрашиваю у первого попавшегося мужика, вытирающего рукавом пот со лба.

- Да так, - отвечает. - Сидел в офисе. И понял, что не могу больше... При этом с детства любил всё деревянное. Вот и приехал. Если ко всем этим бревнам относиться равнодушно, долго здесь не продержишься.

Есть в коллективе и настоящие профессионалы, которые занимаются реставрацией уже много лет. Вероятно, благодаря их заслугам, артель «Новое старое» получила не так давно аттестацию и теперь имеет право работать с памятниками федерального значения.

- Кроме этого, мы выиграли президентский грант и на эти деньги ставим сейчас двор (в традиционно русском понимании этого слова), - рассказал Руслан Беляков. - Это крытая хозпостройка, примыкающая к избе. А вот она, смотрите…

Мы зашли в просторное помещение, в котором запах свежей сосны напомнил мне душистый церковный ладан.

Всего на территории подворья с десяток строений - это и избушка гончара, и кузня, и амбар, и часовня, и другие

Всего на территории подворья с десяток строений - это и избушка гончара, и кузня, и амбар, и часовня, и другие

Фото: Михаил ФРОЛОВ

На первом этаже раньше обычно держали скотину. На втором - всякий инвентарь. А на третьем располагалась поветь с сеном.

- У нас же во дворе будет столярная мастерская, - продолжает плотник. - Можно будет учить новичков. Или проводить экскурсии. Также в планах восстановить внутри курной избы исторический интерьер. Тогда наше подворье окончательно станет музеем. Причем интерактивным. Приехал, поработал рубанком. Затем топором. Выучил несколько народных песен. Поел каши деревянной ложкой. И уехал, счастливый, обратно в Москву - в свой 22-этажный муравейник.

Кроме этого, в настоящий момент доводят до ума избушку гончара (ее тоже привезли с севера), кузню (построенную новичками, прошедшими курсы на этом подворье), часовню на входе и другие строения.

Работа здесь кипит каждый день.

- Жаль, что пандемия спутала все планы, - говорят мужики. - Обычно мы в мае проводим здесь для детей праздник традиционного русского пения. Теперь, видимо, в следующем году. Приезжайте, кстати, тоже.

Я согласился без всяких раздумий.

КАК ПРОЕХАТЬ В ВОЗДВИЖЕНСКОЕ

Общественный транспорт. Автобус №388 (от станции метро «ВДНХ» в сторону Сергиева Посада, остановка - село Воздвиженское).

Личный автомобиль. Ехать по Ярославскому шоссе до деревни Голыгино, за ней сразу поворот на Радонеж и Лешково. Следующее село - Воздвиженское. Подворье расположено рядом с храмом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«В последние годы йети активизировались…»: Как мы в подмосковных лесах искали снежного человека

Корреспонденты «КП» прошли «по следам» мифического примата (подробности)