2020-06-26T22:15:54+03:00

Тутта Ларсен: Сейчас я бы поаплодировала себе времен 90-х годов

Звезда утреннего шоу «Взрослые люди» радио «КП» Тутта Ларсен рассказала, почему стала редко появляться на ТВ, за что благодарна коронавирусу и почему моет пол вместо старшего сына
Поделиться:
Комментарии: comments6
Тутта Ларсен рассказала КП, что в ней осталось от девчонки-оторвы 90-х годов.Тутта Ларсен рассказала КП, что в ней осталось от девчонки-оторвы 90-х годов.Фото: Иван МАКЕЕВ
Изменить размер текста:

«Ну вы же взрослые люди, а ведете себя, как...».

«Ну вы же взрослые люди, а ведете себя, как...» - такой слоган получило новое утреннее шоу на Радио «Комсомольская правда». И, правда, ведущие проекта — Тутта Ларсен (настоящее имя Татьяна Романенко) и Валентин Алфимов — уже вполне себе респектабельные товарищи. Но ничего не мешает им не только обсуждать новости, но и хулиганить в прямом эфире. С вопроса о том, что осталось в Тутте от девчонки-оторвы 90-х годов мы и начали интервью.

МTV огромная и важная часть жизни Татьяны. Фото: Личный архив.

МTV огромная и важная часть жизни Татьяны. Фото: Личный архив.

- Для многих вы навсегда остались символом МTV – которое, в свою очередь, символизировал свободу и безбашенность девяностых. С каким чувством вы вспоминаете те времена и какой совет сегодня вы бы дали той Тутте?

- Это огромная и важная часть моей жизни, и было бы странно ее отрицать. Иногда люди подходят ко мне и говорят: «Я вырос на ваших передачах», но не очень понимают, чем я занимаюсь сейчас. Но я осознаю, что эти люди провели со мной свое детство, а эти впечатления самые мощные. Для меня это был невероятный профессиональный фундамент, который позволяет мне сегодня оставаться открытой, свободной и искренней в том, что я делаю. Совершенно нечего мне сказать той Тутте из сегодняшнего дня. Кроме как просто поаплодировать: «Так держать, девочка, вперед».

- Тогда вы ассоциировались с модной музыкой. А недавно признались, что сейчас предпочитаете классику, неоклассику. Современная музыка перестала вас волновать?

- Музыка сильно деградировала по сравнению с девяностыми годами. Все-таки тогда и качество исполнителей было неизмеримо выше, и качество того, о чем они пели. И, главное, было очень много музыкантов, которые пели от себя, они не были продуктом деятельности продюсеров. Даже рок-группы, которые сегодня создаются, это уже не Rage Against the Machine, не Nirvana, которые пели, потому что не могли не петь. Что касается русского рэпа: если вы имеете в виду матерящихся людей с грязным языком, которых слушают современные подростки, я бы не стала вообще марать о них прекрасное слово «рэп». Я на самом деле люблю хип-хоп. И в России есть, например, Oxxxymiron, «25/17». Есть люди по-настоящему талантливые. Да у того же Басты есть очень интересные треки.

- Сегодня тема ваших профессиональных интересов – материнство, детство, воспитание, семья. Развлекательная журналистика вас разочаровала?

- Я люблю работать в разных жанрах. И развлекать людей мне очень нравится. Но объявлять клипы – это уже неинтересно. Я люблю делать интервью, прямые эфиры со слушателями, зрителями. Сейчас в этом плане мне гораздо больше возможностей дает радио. На телевидении все-таки либо грандиозные развлекательные шоу, либо совсем уж междусобойчики, как на Муз-ТВ, RU.TV. Мне там было бы тесновато.

Иногда люди подходят ко мне и говорят: «Я вырос на ваших передачах». Фото: Личный архив.

Иногда люди подходят ко мне и говорят: «Я вырос на ваших передачах». Фото: Личный архив.

«ВПЕРВЫЕ В УТРЕННЕМ ЭФИРЕ»

- Во сколько вам теперь приходится вставать, чтобы в восемь утра выйти в эфир? И кто теперь готовит завтрак детям?

- В 6.30 — в семь. Завтраком занимается муж. Я с 1996 года работаю на радио, но никогда не работала в утреннем эфире. Я бы не сказала, что это супертяжело. Сейчас лето, рано светает, за окном поют птички, и ранний подъем вообще не напрягает.

- Учитывая, что пока вы выходите в эфир из дома, не было моментов, что посреди программы в комнату заходили домашние?

- Один раз зашел в комнату супруг - тенью на экране промелькнул, и практически никто этого не заметил. Дети встают позже и первые полтора часа, пока я работаю, в доме совсем тихо. Они уже знают, что, если мама работает, лучше к ее комнате не приближаться.

- Как вам на Радио «КП»? Еще не хотелось чем-нибудь стукнуть вашего соведущего Валю Алфимова?

- Нет, что вы. Во-первых, я очень уважаю и люблю мужчин. А во-вторых, я обожаю эти споры, когда сталкивается мужское и женское. Иногда это может давать очень интересные, парадоксальные результаты. Например, сегодня у нас был очень смешной разговор о патриотическом воспитании в школе. Я говорила о том, что это любовь к родине, а любви нельзя научить в школе, этому должна учить семья. А мой соведущий Валя Алфимов - папа четырех детей — сказал, что он мечтает об интернате типа Царскосельского лицея, только чтобы туда можно было сдавать не в десять лет, как Пушкина, а прямо с года. И мы так ржали.

«ЗА ГОРОД ПЕРЕЕЗЖАЛИ В РЕЖИМЕ ЭВАКУАЦИИ»

- Одни вспоминают самоизоляцию с ужасом. Другие благодарят судьбу за то, что она дала им время побыть с семьей. Как вы оцениваете два последних месяца?

- Я их оцениваю как все-таки очень волшебные и промыслительные. У нас случилась удивительная история. Мы чудом успели год назад купить участок и построить дом. Достроили в декабре и потихоньку его обставляли – то кухню завезем, то какую-то посудку, кровати купили. Тут началась пандемия. И мы первый раз в жизни ночевали в новом доме. Переезжали мы туда в режиме эвакуации, катапультировались буквально. Участок находится в 150 км от Москвы в довольно безлюдном месте - непонятно было, где покупать продукты, где ближайшая аптека, что делать, если кто-то заболеет. Это было серьезное испытание. И, конечно, большим стрессом было резкое падение доходов - стали пачками отменяться мероприятия, съемки, создавалось ощущение, что ты падаешь в пропасть. Дистанционное обучение для детей тоже было сначала сложно настроить. Но по прошествии пары недель стало понятно, что мы в раю. У нас прекрасный дом, за окном изумительная природа, до ближайшего соседа триста метров. Мы смотрим на лес, любуемся птицами. У нас хороший интернет, мы можем работать, учиться. Мой супруг - он детский тренер по карате, начал онлайн-тренировки, и они оказались даже более востребованными, чем в зале. Вдруг оказалось, что нам хорошо. Эти изоляционные месяцы мы прожили в относительном балансе - я бы сказала, как у Христа за пазухой. Нам только очень не хватало возможности ходить в храм. Это было таким существенным для нашей семьи препятствием для полноценной радости, потому что мы религиозные люди. Я думаю, мы стали гораздо более близкими и более нежными друг к другу, более чуткими и внимательными.

- Некоторые священники - как на Западе, так и у нас, высказывались в духе, что коронавирус ниспослан человечеству за грехи. Вам эта позиция кажется допустимой?

- Мне кажется, очень самонадеянно делать такие выводы. Мне больше близка позиция тех священников, которые говорили, что Господь послал нам это испытание для того, чтобы мы что-то изменили в своей жизни, чтобы посмотрели на нее со стороны, чтобы ценности наши выстроились в более осмысленном порядке. Вариантов было два – довериться Богу или бояться. Мы соблюдали все правила безопасности. Но в то же время понимали, что все равно не застрахованы. И приходилось полагаться на Божий промысел.

- Я люблю работать в разных жанрах. И развлекать людей мне очень нравится. Фото: Личный архив.

- Я люблю работать в разных жанрах. И развлекать людей мне очень нравится. Фото: Личный архив.

«ТРИ РЕБЕНКА — РАЗУМНЫЙ МИНИМУМ»

- На время карантина пришлось 15-летие вашего старшего сына Луки. Как он справляется с отрочеством и как с этим справляетесь вы?

- День рождения Луки прошел очень тихо и камерно - совсем не так, как обычно мы его отмечаем. Ему тяжелее, чем всем нам дается изоляция, потому что он в том возрасте, когда ему жизненно необходимо общение со сверстниками. Ему нужна его стая. Поэтом он очень много времени сейчас проводит за компьютером - не только играя, а общаясь. Может часами в Zoom сидеть со своими одноклассниками и друзьями, трепаться. Мы это никак не пресекаем. В то же время ему приходится по полной программе быть старшим братом и старшим сыном, осваивать такие неведомые для него виды деятельности, как чистка картошки, мытье посуды, пылесошенье и прочее. Он возмущается иногда: «Я вам не домработница!». Но потом идет и все довольно аккуратно делает.

В целом он прекрасный подросток. Убеждение, что подростки – это ужасные дети, очень жестокий и несправедливый миф. Подростки – прекрасные люди, очень тонкие, чуткие и ранимые. А если они ужасные, то это наша вина: мы не научились с ними общаться, мы не дали им то, что им необходимо, мы не помогли им справиться с их чувствами и тревогами.

У меня в подростковом возрасте вообще не было никакого бунта. Потому что у меня были очень мудрые и доверяющие мне родители. Я стараюсь такие же отношения выстраивать со своими детьми, в частности с Лукой. У нас с ним бывают какие-то мелкие конфликты на бытовой почве, но мы очень близки.

- Я тут прочел, что вы запретите детям делать татуировки, если они вдруг их захотят...

- Это неправда, я такого сказать не могла. Я говорила, видимо, о том, что они сами не захотят, потому что татуировки есть у меня. Дети, скорее, будут что-то делать вопреки родителям, а не подражать им. Для меня-то это было что-то невероятное - самовыражение, мощное высказывание миру. А для моих детей это просто украшение. Просто картинка на теле. Это уже давно не является чем-то из ряда вон выходящим. Но однажды я посмотрела один сериал и подумала: а что, если у детей будет модно не татуировки делать, а, например, отрезать себе фалангу пальца или вживлять какие-то рога, удалять нос? Мало ли какое родится мировое безумие. И тут мне стало дурновато. Здесь, наверное, мне придется вести с детьми серьезную беседу. Но, по-моему, пока ничего такого у них не намечается, они вообще довольно консервативны.

- Ваша публичность автоматически распространяется на детей: вы публикуете их фотографии, рассказываете о них. Лука не против?

- Мы всегда обсуждаем посты с ним, которые я выкладываю. Я всегда это делаю с его дозволения. Я и у Марфы уже разрешения прошу. Думаю, что ребенок, родившийся в публичной семье, априори родился для того, чтобы его фотографии выкладывали в инстаграм. Я здесь не вижу никакой проблемы. Я же не выкладываю голые фотографии, да?

- Всех троих детей можно любить одинаково и поровну?

- Ты любишь всех по-разному, но одинаково сильно. Мой опыт показывает, что любви мало не бывает, ее всегда хватает на всех. Я не знаю, как это происходит в семьях, в которых восемь детей. Но когда у тебя трое, вполне реально распределить внимание между всеми. У нас, мне кажется, очень сбалансированные отношения. А еще же есть муж, которому тоже нужно уделять любовь. Думаю, что когда у тебя один ребенок – это сама сложная ситуация. Ему достается и вся родительская любовь, и все родительские ожидания, и все хотелки, боязни, страхи. Все на одного ребенка – это довольно серьезная ноша для него. Три ребенка – это такой разумный минимум. А дальше, мне кажется, чем больше детей, тем больше любви. С каждым новым ребенком приходят новые ресурсы- и эмоциональные, и энергетические, и материальные. И каждый новый ребенок тебя делает более зрелым, опытным, талантливым. Для меня дети – это огромная батарейка.

- Любящая мама имеет право устать от обязанностей, чтобы взвалить все на супруга и сбежать к подругам?

- Не просто имеет право, а обязана это делать. Иначе она может превратиться просто в очень уставшую маму, а то и в фурию. Обязательно у мамы должно быть личное пространство, свое время, свое комната, в которую нельзя заходить, если мама не хочет этого. Еще у мамы должно быть время на папу.

«БЫТЬ ГЛАВНЫМ — ЭТО НЕ БИТЬ ЖЕНУ И ДЕТЕЙ»»

- Вы не раз говорили, что у вас православная модель семьи: «муж – священник, жена – дьякон, а дети – прихожане». То есть, получается, главный - муж?

- Да.

- Все решения принимает Валерий? А ваше дело – очи долу и согласиться?

- У нас такого нет, что кто-то один за всех принимает решения, а все остальные соглашаются. Мы вообще делаем все вместе, даже с детьми. Речь идет о том, кто выстраивает правила в доме, кто выстраивает идеологию, ценностную жизнь дома. Ее выстраивает отец - по тому же принципу, по которому Бог-отец выстраивает с нами отношения любви через Христа и церковь.

- У вас с Валерием 10-летняя разница в возрасте, вы старше...

- Валера даже музыку любит такую же, какую и я. Видимо, я слишком прогрессивная, а он слишком консервативный — мы так компенсировались. Совершенно нету этого поколенческого гэпа (разрыва, пропасти. - Авт.). Ценности, которыми мы живем, они вообще вне поколений. У нас нет поводов для разногласий.

- И даже не ссоритесь?

- Конечно, мы ссоримся, мы же живые люди. Вот вчера мы ссорились из-за мытья полов, потому что Валера хотел, чтобы полы помыл Лука. А я знала, что Лука их помоет очень плохо, и мне проще было сделать это самой. Мы из-за этого поссорились. Лука помыл полы очень плохо, мне пришлось их перемывать. И я дулась полдня на всех.

- Сейчас все больше говорят о правах женщин, о домашнем насилии, феминизме. Слова даже странные появляются - «редакторка», «авторка». Эти темы поднимаются в кино, в литературе. Как это сочетается с вашей моделью семьи, где муж обязательно главный, а женщина этим счастлива?

- Я не сказала, что женщина должна быть счастлива, потому что у нее муж главный. Потому что быть главным – это не подавлять. В христианской парадигме быть главным – это не бить жену, детей и стучать кулаком по столу. Быть главным в доме – это нести за всех ответственность. И это очень большая тяжелая ноша. И я рада, что у меня есть муж, который главный, и на которого я эту ответственность могу свалить.

- Конечно, мы ссоримся, мы же живые люди. Вот вчера мы ссорились из-за мытья полов. Фото: Личный архив.

- Конечно, мы ссоримся, мы же живые люди. Вот вчера мы ссорились из-за мытья полов. Фото: Личный архив.

Выступления в стиле «авторка» и «редакторка» очень сильно дискредитируют идею феминизма как равноправия между женщинами и мужчинами. Я бы хотела, чтобы у нас феминизм развивался в сторону большего участия мужчин в беременности, родах и воспитании детей. Чтобы женщина получала столько же, сколько мужчина. Чтобы при собеседовании при приеме на работу выбирали человека по его компетенциям, а не по полу и т.д. Почему-то люди любят говорить о гендерном неравенстве в христианстве, при этом ничего не зная о христианстве. В христианстве вообще нету мужчины и женщины. Есть просто христиане. И когда мы воскреснем в наших телах, у нас уже и пола-то не будет. Мы перед Христом все дети и не важно, ты мужчина или женщина. Просто у нас у каждого есть биологические задачи. У женщины – родить, у мужчины – кормить семью и защищать. Но, во-первых, никто не мешает женщине защищать семью и кормить ее, если она хочет. Правда, я не думаю, что кто-то из мужчин захочет рожать.

- У вас дети-муж-дом-работа. При этом вы изучаете норвежский язык. Зачем?

- Это то самое личное пространство, о котором мы с вами говорили. Для меня Норвегия оказалась моей землей обетованной. Когда я приехала в Норвегию, испытала колоссальное чувство близости к этому месту, стране, культуре, людям. Я была там шесть раз за последние полтора года. Я влюблена в эту страну, в природу, в нацию. Я никогда никуда не перееду, но мне бы очень хотелось регулярно ездить в Норвегию. А язык – это ключ к стране. Три часа в неделю я трачу на норвежский язык. Мои успехи в его изучении подтверждают тот факт, что у меня с Норвегией какая-то химия, потому что язык мне довольно легко дается. Я перед этим два года учила итальянский и ни в зуб ногой.

ВАЖНО!

Подписывайтесь на новые выпуски подкаста «Взрослые люди», который ведут Тутта Ларсен и Валентин Алфимов в Яндекс.Музыке, Google Podcasts и Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать. А Тутта вам спасибо скажет.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также