Общество

Первый пентхаус Москвы отреставрировали и теперь «дом-корабль» на Новинском бульваре снова стал жилым

Все 44 квартиры раскупили еще до конца восстановительных работ
В 1930-е годы (сразу после постройки) считалось элитным жильем. Квартиры в этом доме давали исключительно работникам Народного комиссариата финансов СССР. Фото: пресс-служба мэра и правительства Москвы/Денис Гришкин

В 1930-е годы (сразу после постройки) считалось элитным жильем. Квартиры в этом доме давали исключительно работникам Народного комиссариата финансов СССР. Фото: пресс-служба мэра и правительства Москвы/Денис Гришкин

Идея, надо признать, была замечательной. Построить дом новейшего типа. Чтобы коммунальный быт стал удобным и доступным. По принципу «всё рядышком - в одном здании». И баня, и столовка, и клуб, и прачечная, и даже библиотека. В квартире оставалось только спать и слушать радио, если таковое имелось.

При этом не надо путать с коммуной, где народ жил как в армейской казарме, в одно и то же время ел, спал где придется, сдавал деньги в общак на продукты, ну и так далее.

На крыше - фитнес и солнечные ванны. Фото: пресс-служба мэра и правительства Москвы/Денис Гришкин

На крыше - фитнес и солнечные ванны. Фото: пресс-служба мэра и правительства Москвы/Денис Гришкин

Тут, на минуточку, культура. Отдельные меблированные комнаты. Клуб по интересам не хуже, чем в Кембридже. На крыше - фитнес и солнечные ванны.

И всё это в двух километрах от Кремля.

Строение возвели на металлических ножках, отчего казалось, что оно висит в воздухе (французский архитектурный гуру Ле Корбюзье считал, что это модный современный тренд и сам не раз использовал его в своих работах). Рядом с ним построили коммунальный корпус, в котором позже разместили детский сад. Здания соединили переходом, который отапливался. То есть дети зимой могли в босоножках без шубы сами дойти до своей группы (это фантазия автора - дошколят, скорее всего, воспитатели принимали строго из родительских рук, - прим. ред).

Строение возвели на металлических ножках, отчего казалось, что оно висит в воздухе.

Строение возвели на металлических ножках, отчего казалось, что оно висит в воздухе.

Фото: Павел КЛОКОВ

Ну и в целом детище конструктивизма резко выделялось на фоне исторических зданий в центре Москвы. И в 1930-е годы (сразу после постройки) считалось элитным жильем. Квартиры в этом доме давали исключительно работникам Народного комиссариата финансов СССР. А возглавлял его Николай Милютин (тоже архитектор, кстати). Ну и жил здесь тоже. В двухуровневом пентхаусе. Скромно, по-спартански. Квартира №49.

Потом уплотнение. И из экспериментального дивного жилья сварганили тесные привычные пошлые коммуналки. Идея рухнула как карточный домик. И забылась. Столовая работала недолго, потому как финансисты предпочитали есть дома. В помещении клуба разместили типографию, а позже - конструкторское бюро. Галереи превратились в кладовки.

В этом году чуду советского авангарда исполнилось 90 лет - и за это время здание ни разу не ремонтировали. Фасады обветшали до такой степени, что поросли травой. Разговоры о реконструкции «дома-корабля» возникали раз семьсот примерно. Но на этом всё и ограничивалось.

И вот в 2017-м все площади выкупила частная компания и приступила к реставрации. Причем с сохранением интерьеров (или восстановлением - там, где они утрачены).

Дом, издалека напоминающий корабль, стоит по соседству с музеем Шаляпина.

Дом, издалека напоминающий корабль, стоит по соседству с музеем Шаляпина.

Фото: Павел КЛОКОВ

ТЕПЕРЬ ЭТО НЕ ПРОХОДНОЙ ДВОР

Если доехать да станции метро «Баррикадная» и выйти на улицу, в глаза сразу бросится зоопарк и сталинская высотка на Кудринской площади. За ней парочка коротких переулков, цех по ремонту лобовых стекол и, наконец, дом, издалека напоминающий корабль. Стоит по соседству с музеем Шаляпина.

Его (этот дом) сегодня и не узнать.

Белоснежный, чистенький, с ленточными окнами и живыми цветами возле дверей, он больше напоминает санаторий на берегу моря. Так и кажется, что сейчас на балконе появится девица в купальнике и солнцезащитных очках. Улыбнется июльскому солнцу. И чего-нибудь отхлебнет из треугольного бокала.

Белоснежный, чистенький, с ленточными окнами и живыми цветами возле дверей, он больше напоминает санаторий на берегу моря.

Белоснежный, чистенький, с ленточными окнами и живыми цветами возле дверей, он больше напоминает санаторий на берегу моря.

Фото: Павел КЛОКОВ

Между тем на балкон вышел коренастый усатый мужик в комбинезоне и, смахнув пот со лба, закурил. Ремонт внутри помещений еще продолжается.

Рабочие бригады доделывают, как говорится, последние штрихи. Побелка, проводка, мойка стекол.

Накануне двое мастеров настраивали сплит-систему (блоки кондиционеров вешать на объект культурного наследия нельзя, а потому всё это оборудование установлено во дворе).

Хмурый охранник заявил, что войти внутрь знаменитого дома нельзя:

- За этим меня сюда и поставили, чтобы чужих не пускать.

Это раньше здесь и сталкеры ошивались, и всякие бродяги. А теперь - «извините, не проходной двор».

На вопрос, кто же все-таки раскупил эти квартиры, сторож снисходительно усмехнулся, дав понять, что это очень богатые люди. До Кремля, повторим еще раз, два километра.

СКОЛЬКО ЭТО СТОИТ

По словам директора по риэлторской деятельности столичного агентства недвижимости Романа Вихлянцева, жилье в Доме Наркомфина распродали очень быстро и сейчас от застройщика нет ни одного объекта для свободной продажи.

- Если говорить о конкретных суммах, то это в среднем 750 тысяч рублей за один квадратный метр, - добавил «Комсомолке» специалист.

Таким образом, четырехкомнатная квартира Гинзбурга (архитектора, по чьему проекту дом и был построен) стоит 85 миллионов рублей. И это только сухой расчет. Вероятно, за имя первого хозяина нужно доплачивать отдельно.

Квартира поменьше (36 квадратов, например) стоит 27 миллионов.

СПРАВКА «КП»

Адрес: Новинский бульвар, 25 корпус 1.

Годы постройки: 1928-1930 гг.

Статус: объект культурного наследия.

Стиль: конструктивизм.

Авторы проекта: Моисей Гинзбург, Игнатий Милинис, Сергей Прохоров.

Этажей: 6 (есть еще бывший коммунальный блок - в нем будет располагаться различная инфраструктура для жителей комплекса, а также кафе и культурный центр, доступные для всех жителей Москвы).

Количество квартир: 44 (площадью от 31 до 128 кв. м).

Наземный охраняемый паркинг: 60 машино-мест.

Тип жилья: двухуровневые квартиры (спальни с окнами на восток и гостиные с окнами на запад).

Виды с крыши: на Дом Правительства, деловой центр «Москва-Сити».

Руководитель реставрации: Алексей Гинзбург (внук Моисея Яковлевича).

Планы: открыть в здании несколько гостиничных номеров, а также террасу на крыше, доступную также для всех.

ОФИЦИАЛЬНО

Накануне Дом Наркомфина посетил мэр Москвы Сергей Собянин. И сообщил, что перед пандемией в Москве выдали 590 разрешений на производство реставрационных работ. Все они будут проделаны. В том числе, преобразятся кинотеатры «Художественный» и «Ударник», а также Северный речной вокзал.

- К началу 2010-х годов многим специалистам казалось, что спасти Дом Наркомфина уже невозможно, - написал мэр в своем блоге. - Фасады здания превратились почти в полную труху. Были полностью утрачены исторические интерьеры. Но в конечном счете, мы нашли инвестора, который взялся за спасение памятника конструктивизма, предварительно выкупив все квартиры и комнаты у его жильцов. Реставрация была неспешной и очень тщательной. И теперь, слава Богу, она успешно завершена. Дому Наркомфина вернули один из его главных признаков - образ «дома-корабля», стоящего на открытых опорах. По историческим аналогам воссозданы фасады, включая витраж коммунального корпуса. На первом этаже вновь появилось большое открытое пространство. Реставраторы тщательно поработали над интерьерами, воссоздав историческую среду начала 30-х годов: лестницы, радиаторы, кухонные элементы, сантехнику и светильники. На крыше Дома Наркомфина вновь можно устроить солярий с прекрасным видом на Москву. После реставрации Дом Наркомфина по-прежнему будет жилым. Все квартиры уже обрели своих новых хозяев.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

- Бывший мэр Москвы Юрий Лужков не любил конструктивизм, называл «дом-корабль» мусором и, вероятно, поэтому до реставрации при нем дело так и не дошло.

- Дом Наркомфина трижды включали в список «100 главных зданий мира, которым грозит уничтожение».

- Долгое время по Москве ходили слухи, что Дом Наркомфина построен из камышита и поэтому неуклонно гниет. На самом деле, спрессованный камыш использовали как утеплитель (например, в переходе от дома к коммунальному блоку).